Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
106414
10987
6240
41670
2

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка подразделения

Наименование части (воинского подразделения): 4 морская бригада ВМФ специального назначения (4 отдельная бригада морской пехоты Краснознаменного Балтийского флота)
Страна (в военный период): СССР
Период существования: 17.07.1941 г. – 20.07.1942 г.
Период вхождения в действующую армию: 18.07.1941 г. – 15.03.1942 г., 23.03.1942 г. – 20.07.1942 г.
Последующие переименования: В послевоенное время в печатных изданиях бригада называется - 4 отдельная бригада морской пехоты Краснознаменного Балтийского флота
Дополнительная информация: Формирование 4 морской бригады специального назначения ВМФ для действий в составе Ладожской военной флотилии было начато 17 июля 1941 года в Кронштадте.
Состав:
• 4 отдельных стрелковых батальона (в дальнейшем 5);
• отдельный артиллерийский дивизион
• отдельная миномётная батарея
• отдельная разведывательная рота
• отдельная рота связи
• отдельная сапёрная рота
• заградительная рота
• автотранспортная рота
• медико-санитарная рота.
Каждый отдельный стрелковый батальон состоял из трёх стрелковых и одной пулемётной роты, пулемётного взвода и взвода управления. Численность каждого батальона по штату составляла 765 человек. Вооружение: 43 пистолета, 631 винтовка, 36 ручных и 18 станковых пулемётов. Артдивизион имел батарею из шести 76-мм орудий и 87 бойцов и восьми 45-мм пушек и 72 бойцов соответственно. Бригада имела девять 82-мм миномётов. Общая численность бригады по штату составляла 3954 бойца и командира.
Личный состав набирался из Учебного отряда подводного плавания, призванных из запаса военнообязанных, экипажей строящихся кораблей и добровольцев. Командный состав был назначен из преподавателей высших военных учебных заведений и командиров запаса. 20 командиров было из Военно-Морской медицинской академии, в том числе военком высших курсов усовершенствования медицинского состава полковой комиссар Бондаренко Павел Иосифович, ответственный секретарь ВЛКСМ 4 курса политрук Михалев Василий Егорович, ассистент кафедры физподготовки лейтенант Слободов Зиновий Наумович. Средний возраст людей был 36 лет. Встречались и такие, кому было под пятьдесят. Личный состав был одет в морскую, чёрную форму. 1 и 2 отдельные стрелковые батальоны были укомплектованы запасниками 3 категории. Из личного состава крейсера «Петропавловск» была сформирована стрелковая рота под командованием старшего инженер-лейтенанта Диденко В.Н.
Командиром бригады был назначен генерал-майор береговой службы Ненашев Борис Павлович, военным комиссаром - полковой комиссар Вайдо Иван Петрович, начальником штаба – полковник Дьяков Николай Владимирович.
19 июля 1941 года командующий Морской обороной Ленинграда и озерного района (МОЛиОР) контр-адмирал Челпанов Федор Иванович получил приказ командующего Северо-Западным направлением маршала К.Е.Ворошилова высадить десанты в тылу наступавшего противника, на острова Лункулансаари и Мантсинсаари у северо-восточного побережья Ладожского озера. С юга на город Питкяранта от города Олонец (Карелия) должна была наступать спешно созданная Южная оперативная группа 7 армии, имевшая задачу соединиться с десантом. Цель десанта - помочь с фланга 7 армии, действовавшей на восточном берегу Ладоги, создать угрозу приозерному флангу и тылу финского корпуса Талвела. Десантные части имели задачу выбить финские войска с островов Лункулансаари и Мантсинсаари, создать опорные базы на этих островах и опираясь на них создать угрозу тылу и флангу финских войск на побережье. На втором этапе операции предусматривалось десантирование советских войск с островов на занятое противником побережье Ладожского озера. Советское командование практически не имело представления о численности противника в районе десанта. Между тем, финское командование располагало в этом районе значительными силами — части 1 и 5 пехотных дивизий (в целом до 6 полков пехоты), 1егерская бригада, отдельный батальон бронеавтомобилей, два дивизиона тяжелой артиллерии. Хотя эти части не были сконцентрированы в одном месте, но их высокая мобильность и наличие сети дорог в этом районе позволяли финскому командованию быстро перебрасывать их на угрожаемые участки. Острова были заняты боевым охранением финского 8 легкого батальона под командованием ротмистра Л.Ренквиста.
Для проведения операции выделялся отряд кораблей Ладожской военной флотилии (ЛВФ)в составе: тральщик ТЩ-100, сторожевой корабль «Пурга», три канонерские лодки («Олекма», «Бира», «Селемжа»), два бронекатера, два катера «малый охотник». Для перевозки десанта к месту высадки была выделена 4 отдельная морская бригада ВМФ специального назначения в составе 8 мелких транспортов («Илга», «Стенсо», «Ханси», «Вилсанди», «Совет», «Кремль», «Чапаев» и «Щорс»). В операции был задействован отряд авиации Балтийского флота - 17 самолётов (5 МБР-2, 6 СБ и 6 истребителей И-15 бис). Операцией руководил командующий Ладожской военной флотилией контр-адмирал Трайнин Павел Алексеевич. Исходным пунктом отрядов десанта был город Шлиссельбург Кировского района Ленинградской области. Уже в ходе операции была создана вспомогательная база на острове Валаам в Ладожском озере.
Для высадки была подготовлена только что сформированная 4 морская бригада ВМФ специального назначения в составе 4 отдельных стрелковых батальонов, артдивизиона (14 орудий), минометной батареи (9 миномётов). Общая численность бригады по штату составляла 3954 человека, фактическая была ниже, так как бригада по существу не окончила формирование. Подразделения не были сколочены, бойцы и командиры практически не знали друг друга, командный состав был сформирован из командиров запаса и офицеров ВМУЗ, острой была нехватка вооружения и боеприпасов, в ходе боя часть спешно выданного со складов без проверки оружия вышла из строя. В первые эшелоны десанта были выделены на каждый остров по отряду особого назначения (представляли собой по усиленному батальону бригады). На подготовку операции было выделено всего 3 суток. 20 – 22 июля 1941 года бригада была переброшена с причалов Васильевского острова Ленинграда в город Шлиссельбург Кировского района Ленинградской области.
В ночь с 22 на 23 июля 1941 года на острова высадилось три группы разведчиков.
На Мантсинсаари противника не обнаружили. На Лункулансаари одна группа краснофлотцев беспрепятственно вышла к восточному побережью острова. Вторая разведгруппа на южной оконечности попала в засаду. Разведчики были убиты, а один раненый взят в плен. Не дождавшись возвращения разведки, контр-адмирал Челпанов Ф.И. решил, что острова свободны, и лишь южная часть Лункулансаари занята незначительными силами противника. Также он полагал, что на этом острове должна находиться тяжелая финская батарея. Из Шлиссельбурга для захвата Лункулансаари вышли транспорты с усиленным 1 отдельным стрелковым батальоном 4 морской бригады ВМФ специального назначения численностью 720 человек (командир батальона - бывший комендант военно-морской академии капитан Юдин П. М. , военный комиссар - старший политрук Гусев). Артиллерия и миномёты в его составе отсутствовали. Руководители операции рассчитывали захватить острова без сопротивления. На рассвете 24 июля 1941 года отряд высадки подошёл к острову Лункулансаари. В 8 утра десант обнаружила воздушная разведка финнов. Из-за длительного перехода отряд растянулся, высадка началась вместо 3 часов утра в 11 часов, то есть фактор внезапности был утерян. Батальон высадил 720 человек, которые начали продвижение вглубь острова. Личный состав высаживался с транспортов «Илга», «Стенсо», «Ханси», «Вилсанди», «Совет», «Кремль», «Чапаев» и «Щорс» и шедших у них на буксире шлюпок. Высадку прикрывали сторожевой корабль «Пурга», канонерские лодки «Олекма», «Бира» и «Селемжа», два бронекатера, два катера МО, тральщик ТЩ-100 и самолёты – 5 МБР-2, 6 бомбардировщиков СБ-2 и 6 истребителей И-15 бис. При высадке получил ранение контр-адмирал П. А. Трайнин, в командование операцией вступил начальник штаба флотилии капитан 1 ранга Боголепов Виктор Платонович. Получив сведения о подходе кораблей десанта, финны правильно определили его цель и перебросили на Лункулансаари 2 батальон 1 егерской бригады, а на побережье напротив острова несколько батарей артиллерии. Уже в разгар боя на остров через узкую протоку с материка был переброшен 8 пехотный полк полковника Аутти из 5 пехотной дивизии. Переправу через протоку прикрывала огнём с материка группа трофейных малых плавающих танкеток Т-37 и Т-38, часть которых затем также перебросили на остров для борьбы с десантом. Поскольку десант не имел противотанковых средств (даже противотанковых гранат), их вступление в бой оказало крайне неблагоприятное воздействие. Артиллерийская поддержка десанта оказалась слабой, так как на советских кораблях были только шесть мощных орудий калибра 100 мм, а снаряды 45-мм орудий в пересеченном лесистом рельефе островов не приносили врагу практически никакого вреда. К тому же вскоре финская тяжёлая артиллерия, потопив катер-малый охотник «КМ-11» и повредив канонерскую лодку «Олекма», вынудила корабли отойти от берега, за пределы досягаемости огня их 45-мм орудий. Бой за Лункулансаари сразу же приобрел ожесточенный характер. На подступах к селению Варпайнен дело дошло до штыковой схватки. Финны по лесу мелкими группами просачивались в тыл наступающему десанту. Получил тяжелое ранение командир батальона капитан Юдин П.М. Выбыли из строя ротные командиры и политруки. Роты утратили управление, нарушилась связь с кораблями огневой поддержки. Рации, которые были приданы батальону и ротам, почему-то не работали, не могли связаться ни с кем. Другой связи, такой как телефон, установить не удалось, не знали, куда вести телефон, ракет не было. Десант отошел к берегу в северном и юго-западном направлении. В 18.10 южная оконечность острова была занята финскими солдатами. В северо-западной части бой продолжался. Еще через час сохранялось лишь несколько очагов сопротивления. Судам десантного отряда удалось снять часть десантников, причаливая прямо к берегу. Транспорт «Вилсанди» дважды подходил к острову и в итоге эвакуировал около 200 раненых. Всю ночь на острове продолжались стычки с уцелевшими мелкими группами. Ввиду полного провала операции в ночь на 25 июля 1941 года было принято решение эвакуировать морских пехотинцев с острова. С утра корабли открыли артиллерийский огонь по предполагаемым местам сосредоточения вражеских войск и попытались под защитой дымовой завесы эвакуировать уцелевших, но финны приняли их за повторный десант. Ответным огнем они уничтожили бронекатер № 98 и вновь попали в канлодку "Олекма". Начался беспорядочный отход десанта с Лункулансаари. Бойцы бросались в воду и спасались вплавь, раненых отправляли в открытое озеро на резиновых лодках и бревнах. Корабли подобрали из воды 109 бойцов батальона, из них 50 раненых. К 14 часам 25 июля 1941 года финны полностью заняли остров. Потери десанта составили свыше 400 человек. Однако советское командование продолжало следовать изначально составленному плану операции. Командующий Морской обороной Ленинграда и озерного района (МОЛиОР) контр-адмирал Челпанов Федор Иванович решил организовать высадку 2 отдельного стрелкового батальона бригады на остров Мантсинсаари, хотя она стала уже явно бессмысленной. Перед командованием батальона была поставлена следующая задача: произвести высадку рот, прочесать остров, занять его. Выйти на его восточный берег и перейти к обороне, информируя о противнике. По имеющимся сведениям на Мантсинсаари находились малочисленные финские подразделения, но не исключалась возможность их усиления за счет переброски на остров дополнительных частей. Данные соответствовали действительности. Мантсинсаари охранял небольшой отряд под командованием лейтенанта Юусела. Вечером 25 июля 1941 года с острова Коневец к острову Мантсинсаари вышел сторожевой корабль "Пурга" и несколько транспортных судов. Силы десанта, посаженные на высадочные средства - катера и баркасы - шли на буксирах транспортов. Когда авиаразведка противника обнаружила идущие к острову корабли ЛВФ, основные силы финнов получили из штаба 6 корпуса приказ оставаться на Лункулансаари и наблюдать за ситуацией. В 8 часов 26 июля 1941 года 2 отдельный стрелковый батальон бригады в составе 792 человек высадился на остров Мантсинсаари и двинулся к его восточному побережью. Батальоном командовал подполковник Е.Н. Петров Елисей Николаевич, до этого начальник строевого отдела Высших специальных курсов командного состава ВМФ. Военкомом был батальонный комиссар Гуральник Алексей Осипович. Для десанта были выделены три стрелковые роты, три пулемётных взвода и орудий калибра 45 мм.
1 и 2 стрелковые роты заняли селение Оритселька и продолжали двигаться в направлении деревни Пелтойнен. 3 стрелковая рота, имея боестолкновения с мелкими группами финнов, достигла западной окраины местечка Тюемпеляйнен и опушки леса северо-западнее селения Тууттила. В Оритсельке расположился штаб батальона. Контр-адмирал Ф.И.Челпанов возложил дальнейшее руководство операцией на начальника штаба Ладожской военной флотилии капитана 1 ранга Боголепова В.П. и убыл на сторожевом корабле "Пурга" для встречи транспортов с 3 отдельным стрелковым батальоном бригады, высадку которого планировалось произвести утром 27 июля. На уничтожении десанта любой ценой настаивал финский маршал Маннергейм, передавший свой приказ в штаб 6 армейского корпуса в 15 часов30 минут. На остров были переброшены две роты из 2 батальона 8 пехотного полка финнов. Десантники не знали, как поступить в такой ситуации. Воевать на суше они не умели, материальную часть оружия не знали. В бою у десантников отказало около сотни винтовок и 5 пулеметов. Батарея 45-мм орудий участия в боевых действиях вообще не принимала – орудийные номера не были обучены. Связь десанта с отрядом кораблей прервалась. Командование батальона потеряло управление ротами.
К вечеру финны захватили плацдарм площадью приблизительно 3 кв. км. около деревни Саукконен. Прибытие подкреплений противника переломило ход боя. Хотя численность противника была меньшей, из-за неподготовленности морских пехотинцев к бою в лесной местности финны смогли остановить продвижение десанта. К утру 27 июля финны отбили большую часть Мантсинсаари. Моряки отступали в направлении восточного побережья. В Оритсельке к штабу батальона начали собираться разрозненные группы десантников, доложившие, что все роты разбиты. Комбат подполковник Е.Н.Петров принял решение отходить к месту высадки. Отход был поспешным и неорганизованным. Орудия бросили, сняв с них замки и панорамы прицелов. На берегу залива Лонкойнлахти группа подполковника Петрова попала под артиллерийско-минометный обстрел. В воздухе появились два вражеских бомбардировщика. Среди отступавших вспыхнула паника. К 12 часам 27 июля 1941 года общее сопротивление было подавлено и осталось только несколько очагов сопротивления. Через час транспорты и корабли Ладожской военной флотилии начали эвакуацию десанта, но всех забрать не смогли. Под огнём врага удалось снять с берега и из воды 588 человек, в том числе 40 раненых. Финны захватили много пленных и все 6 советских орудий. Часть десантников попыталась покинуть остров на самодельных плотах, но это мало кому удалось. Несколько мелких групп десантников остались на острове и продолжали сопротивление партизанскими методами, последняя из них была уничтожена финнами в первых числах сентября 1941 года.
Потери советских войск в двух десантах составили 725 человек погибшими и пропавшими без вести, 90 раненых, 6 орудий, 52 пулемёта, 1 166 единиц стрелкового вооружения, 1049 касок, 1460 противогазов, потоплено 2 катера. Также некоторые потери понесла Ладожская флотилия, например, на канонерской лодке «Олекма» в бою 25 июля погибли 4 моряка и 11 получили ранения. Потери финнов не известны, но очевидно значительно меньше советских.
По итогам неудачной десантной операции по указанию политотдела Морской обороны Ленинграда и озерного района (МОЛиОР) было проведено расследование. Главной причиной поражения десанта на остров Мантсинсаари, по мнению проверяющих, явилось "паникерство и трусость командования батальона". По результатам служебной проверки были арестованы и преданы суду военного трибунала Ленинградского военно-морского гарнизона командир 2 отдельного стрелкового батальона Петров Е. Н., военный комиссар батальона батальонный комиссар Гуральник Александр Осипович, командир 1стрелковой роты капитан-лейтенант Семенов Н.А. Военный трибунал приговорил: "Петрова Елисея Николаевича и Гуральника Александра Осиповича, лишить военных званий и подвергнуть расстрелу с конфискацией имущества. Капитан-лейтенанта Семенова Николая Андреевича лишить свободы на десять лет. Исполнение приговора в отношении Семенова отсрочить до окончания военных действий, с направлением его в действующую боевую часть ВМФ". Приговор военного трибунала был приведен в исполнение. Капитан-лейтенанта Семенов Н.А. воевал помощником командира подводной лодки Щ-323 и погиб при подрыве лодки на мине в ночь на 1 мая 1943 года.
Действия командования Морской обороны Ленинграда и озерного района контр-адмирала Челпанова Ф.И. и корпусного комиссара Лаухина П.И. были признаны халатными, им объявили строгие выговоры с предупреждением.
Приказом от 27 июля 1941 года на основе личного состава школы боцманов находившихся на острове Валаам был сформирован новый 3 отдельный стрелковый батальон бригады. В его состав входила 1 стрелковая рота из 207 из юнгов и курсантов школы. Командиром роты был назначен лейтенант Павловский политруком роты – политрук Лапин Даниил Сергеевич. Курсанты Валаамской школы боцманов были назначены младшими командирами. В районе города Шлиссельбурга вновь комплектовался резервистами, курсантами военно-морских училищ и моряками, в том числе, прибывшими с Тихоокеанского флота, 4 отдельный стрелковый батальон бригады. 5 отдельный стрелковый батальон в августе 1941 года был почти полностью укомплектован моряками крейсера «Аврора» и некоторых других кораблей.
Отдельный артиллерийский дивизион бригады 26 июля 1941 года находился на рейде города Шлиссельбурга. Дивизион был укомплектован корпусными артиллерийскими орудиями (122-мм пушки и 152-мм пушки-гаубицы). Дивизионом командовал капитан Катугин Константин Алексеевич, отозванный с 2 курса Военно-Морской академии. Личный состав дивизиона, в том числе и офицеры, не имели представления, как пользоваться орудиями. По приказу начальника штаба Морской обороны Ленинграда и озерного района 1 августа 1941 года из 2 Ленинградского артиллерийского училища в бригаду направили курсовых командиров старшего лейтенанта Курочкина Михаила Афанасьевича, лейтенанта Муравицкого Германа и военного техника II ранга Малышева как инструкторов по использованию полевых орудий. Командир 4 морской бригады генерал-майор Ненашев Б.П. приказал: «командировочных оставить в дивизионе» и своим приказом назначил командирами батарей. Старший лейтенант Курочкин М.А. был назначен командиром 2 батареи. Обучение личного состава обращению с полевыми орудиями проводилось на барже во время перехода.
В начале августа 1941 года Военный совет Северо-Западного направления, учитывая неблагоприятно складывавшуюся в районе Ладожского озера обстановку, передал в состав Ладожской военной флотилии 4 морскую бригаду ВМФ пятибатальонного состава, которая заняла остров Валаам, прилегающие к нему Боевые и Крестовые острова, а также группу островов Хейнясенма и остров Коневец. Обстановка, складывавшаяся в северной части Ладожского озера к началу августа, еще до того, как возник вопрос об эвакуации дивизий, прижатых к озеру, потребовала от командования Ладожской флотилии принятия мер оборонительного характера по укреплению островов Валаамского архипелага.
5 августа 1941 года на острове Валаам была создана маневренная база Ладожской военной флотилии. Руководство и организация обороны были возложены на командира 4 морской бригады генерал-майора береговой службы Ненашева Бориса Павловича. Его помощником по морской части был назначен капитан 2 ранга Арсеньев Григорий Николаевич. К моменту развертывания маневренной базы на острове Валаам находились стационарные морские орудия 120-миллиметрового калибра, три батареи 45-миллиметровых орудий и огневые пулеметные точки. Отдельный артиллерийский дивизион 4 морской бригады также занял огневые позиции на острове Валаам. Для проверки боевого состояния бригады на Валаам прибыли представители штаба МОЛиОР. Было проведено учебное десантирование 3 отдельного стрелкового батальона на юго-восточную часть острова Валаам. По выводу проверяющих, "неуспех подготовки упирается в полную неподготовленность командного состава на всех ступенях. Во главе подразделений и частей стоят люди абсолютно не знакомые с методикой тактической и огневой подготовки и невежественные в вопросах сухопутного боя... На ближайшее время бригада не способна к выполнению сложных задач, особенно десантных. Бригада может быть использована на пассивных участках обороны, где она будет обстреляна и получит опыт боевой деятельности на суше".
31 августа 1941 года командующий Ладожской военной флотилией приказал перебросить часть сил 4 морской бригады с острова Валаам для обороны города Шлиссельбурга Кировского района Ленинградской области. Перевезенный кораблями флотилии 4 отдельный стрелковый батальон бригады был сразу же направлен для обороны южных подступов к городу, где уже заняла основные позиции батарея 122-мм гаубиц. 7 сентября 4 отдельный стрелковый батальон был передан в подчинение командира 1 дивизии НКВД. На следующий день части дивизии, прикрываемые батальоном, отошли к поселку Синявино, а затем к поселку Назия Кировского района Ленинградской области. В этих боях батальон проявил стойкость и мужество, понес значительные потери, но выполнил поставленную задачу.
К началу сентября 1941 года финские войска заняли все побережье Ладожского озера — от города Сортавала до поселка Хийтола в Лахденпохском районе (Карелия). Подразделения бригады обороняли ряд островов на Ладожском озере.
Остров Рахмансаари, расположенный близко к западному берегу Ладожского озера, занимал гарнизон в составе 2 роты 3 отдельного стрелкового батальона численностью 122 человека с тремя станковыми пулеметами, тремя минометами и 45-мм орудием под командованием лейтенанта Слободова Зиновия Наумовича. Пулеметный взвод возглавил младший лейтенант Щербин Е. П. Оборонительные сооружения на острове отсутствовали. Вдоль побережья выставлялись 12 постов, в т. ч. семь суточных, которые несли охрану острова. В центре острова размещался минометный взвод. Еще 60 человек были размещены на островах Верккосаари и Хейнясенма. 5 сентября 1941 года финское командование приняло решение захватить остров Рахмансаари. 7 сентября финский десант численностью около 600 человек сосредоточился в районе Кесвалахти. Для высадки десанта выделили 9 мотоботов. Прикрывать десант должны были две канонерские лодки и два пулеметных катера. Для обеспечения артиллерийской поддержки на островах Палосаарет разместили наблюдательный пункт и батарею из трех 75-мм орудий, еще одно 105-мм орудие поставили на полуострове Калксало. Командовал десантом лейтенант Соннинен. На рассвете 7 сентября 1941 года, после 10-минутной артминометной подготовки, на остров Рахмансаари с катеров и баркасов под прикрытием артиллерийского огня береговых батарей началась высадка десанта финнов. Гарнизон острова встретил десант ружейно-пулеметным и минометным огнем, и враг понес значительные потери. Но силы были неравные. Финскому десанту удалось высадится на берегу и закрепиться, потеряв два бота. На острове завязались ожесточенные бои. Сходящимися ударами противник охватывал всю северо-западную часть этого небольшого, размером 1, 5 километра в длину и 0, 5 километра в ширину, острова, расчленяя наши обороняющиеся подразделения. Неподалеку от Рахмансаари небольшой островок Хейнясенма занимал один из взводов 3 отдельного стрелкового батальона под командованием младшего лейтенанта Громова Константина Евстафьевича. Обходя на рассвете 7 сентября посты наблюдения, младший лейтенант Громов К.Е. увидел, как над Рахмансаари взвилась красная ракета, которая означала: «Противник высаживает десант». О таком сигнале было условлено с самого начала действия на островах. Тотчас же он принял решение оказать помощь соседям. Отобрав 25 добровольцев с тремя станковыми пулеметами, младший лейтенант Громов К.Е. на барказе переправился на остров Рахмансаари. На острове в это время уже шел бой. Бойцы младшего лейтенанта Громова К.Е. к 9 часам утра 7 сентября заняли оборону в траншеях и открыли огонь по наступающему врагу. На помощь морским пехотинцам с острова Валаам были направлены канонерская лодка «Бира», катер МО-206 и пять катеров КМ, которые около 11 часов 7 сентября 1941 года доставили к острову 1 стрелковую роту 3 отдельного стрелкового батальона бригады во главе с командиром роты Курбатовым Яковом Никифоровичем. Для руководства боем на остров прибыли командир 3 отдельного стрелкового батальона полковник Каргин Иван Михайлович. и военный комиссар батальона полковой комиссар Бондаренко Павел Иосифович. В 11 часов дня под прикрытием артиллерийского огня канонерской лодки и «морского охотника» с катеров КМ на остров с юго-восточной стороны высадились 105 бойцов и командиров. Поддерживаемые артогнем с катера МО-206, они начали контратаку в направлении северо-западной части острова. Катер МО-206 под командованием лейтенанта Ивана Волошенко, прорываясь в гущу финских судов, своим огнем прямой наводкой сумел уничтожить три катера и несколько шлюпок с десантниками.
Новые силы позволили организовать интенсивные атаки на захваченный финнами плацдарм, но их эффективность была ослаблена нехваткой боеприпасов и интенсивным обстрелом с финских батарей. К полудню финнами были окружены основные опорные пункты обороны острова.
В 18 часов 7 сентября 1941 года с острова на канлодку «Бира» добрался помощник командира взвода Андреев, который сообщил командиру отряда поддержки капитану 2 ранга Арсеньеву Г.Н. о больших потерях и отсутствии боеприпасов. Вечером и ночью финны произвели перегруппировку. Батарея с острова Палосарет была переброшена на остров Киисари, откуда было удобнее вести огонь и прикрыть трассу снабжения своих сил от атак советской Ладожской военной флотилии. На остров Рахмансаари финны перебросили: 8 орудий калибра 47 мм, 2 орудий калибра 20 мм, 4 пулемёта с расчётами, а также свежие подкрепления из группы егерей. Прибывшие орудия были установлены на берегу для стрельбы по морским целям. Главная цель финнов состояла в том, чтобы препятствовать подвозу боеприпасов и подкреплений. Острова Лауватсари и Палосарет соединили телефонным кабелем, что позволило улучшить управление огнём батареи с командного пункта на Лауватсари. 7 сентября в 23.00 еще один советский десант на 30 моторных лодках и гребных шлюпках попытался высадиться на остров, но этому помешал огонь пулеметов и орудий с острова. Всю ночь не прекращались боестолкновения.
8 сентября 1941 года советские суда постоянно пытались доставить боеприпасы на остров, однако им препятствовало большое количество финской артиллерии сосредоточенной на Рахмансаари и других островах. Для полной изоляции острова финны направили сюда две канонерские лодки и один пулеметный катер.
9 сентября 1941 года командующий Ладожской военной флотилией капитан 1 ранга Хорошихин Б.В. приказал снять гарнизоны с островов Рахмансаари, Хейнясенма и Верккосаари. Такое решение обосновывалось разбросанностью островов западного сектора, что исключало возможность организации их взаимного огневого прикрытия и затрудняло создание устойчивой обороны. 9 сентября 1941 года к острову Рахмансаари подошла советская флотилия, состоящая из сторожевого корабля «Конструктор», канлодки «Бира» и «морского охотника» МО-206, которые несколько часов вел массированный огонь по противнику на острове и материке. К этому времени советские войска на острове были окружены в его центральной части и отрезаны от берега. Канонерская лодка «Бира» огнем своих орудий, стрельбой которых управлял старший лейтенант Д. П. Ткаченко, потопила самоходный понтон с переправлявшимися финскими десантниками и подавляла огневые позиции врага. Корабли флотитлии пытались прорваться к острову, чтобы забрать десант, но этому мешал интенсивный огонь финских орудий и действия их судов. Катер МО-206 под командованием лейтенанта Ивана Волошенко патрулировал у острова, обстреливая боевые порядки финнов и подавляя их огневые точки. Однако пришло время, когда запасы бензина, боеприпасов и продовольствия кончились. Неожиданно на горизонте появился паровой катер «Цукела» - разъездной катер монахов Валаамского монастыря, в шутку прозванный моряками «Отец Сергий». Под огнем противника лихой командир катера монах Семен Шабшаевич подошел к катеру МО-206 и доставил ему все необходимое. Затем, несмотря на шквальный огонь из пулеметов и минометов, катер приблизился вплотную к импровизированному причалу на острове, принял на борт раненых и вернулся на Валаам.
9 сентября 1941 года противник предпринял несколько атак, предлагая ультиматум о сдаче. Ответом морских пехотинцев был огонь и контратаки. Все защитники острова Рахмансаари мужественно и стойко дрались до последнего. Отважно сражался на острове пулеметчик Петр Степаненко. Около 70 фашистов уничтожил он метким огнем из своего пулемета. В один из моментов боя граната упала рядом с командиром взвода. Степаненко бросился к гранате и грудью прижал ее к земле. Герой-пулеметчик ценой своей жизни спас командира взвода младшего лейтенанта К. Е. Громова и находившихся рядом боевых товарищей.
С каждым часом редели ряды рахмансаарцев. По радио с острова уполномоченный особого отдела 3 батальона бригады политрук Заикин Алексей Георгиевич сообщил о стойкости гарнизона, подтвердил просьбу доставить патроны и одновременно усилить огонь кораблей по флангам противника, пытающегося полностью окружить остров. 9 сентября вечером во время обхода позиции выстрелом засевшего на дереве снайпера-«кукушки» был убит военком 3 отдельного стрелкового батальона полковой комиссар Бондаренко Павел Иосифович. Политрук Заикин А.Г. принял на себя его обязанности.
Ночью 9 сентября 1941 года финны перебазировали батарею из 3-х 75-мм орудий с острова Киисари на Рахмансаари. Орудия были установлены на прямую наводку по морским целям.
На четвертый день боя, 10 сентября 1941 года в живых осталось 25 защитников острова, в том числе комбат полковник Каргин И. Г. , уполномоченный особого отдела 3 отдельного стрелкового батальона политрук Заикин Алексей Георгиевич и младший лейтенант Громов К. Е. В блиндаже находились около 60 раненых. Для немногих оставшихся в живых наступили тяжелые испытания. Не хватало воды для питья, хотя озеро было рядом. Но к нему враг преградил путь. Патроны на исходе, рация вышла из строя. Дважды бойцы, пытаясь выполнить приказ, предпринимали попытки доползти до озера и вплавь добраться до кораблей, чтобы доложить об обстановке. Но были убиты.
На рассвете 10 сентября 1941 года у острова Рахмансаари была подобрана ветхая шлюпка с пятью защитниками острова. Они сообщили, что несколько десятков бойцов и командиров продолжают обороняться в траншеях, расстреливая последние патроны, что в траншеях и блиндажах острова находится около 100 раненых.
10 сентября 1941 года весь остров был захвачен финнами. Финские войска на Рахмансаари захватили в плен 130 израненных бойцов морской пехоты, в том числе капитана Курбатова Я.Н., лейтенанта Слободова З.Н. Здесь были также обнаружены 103 погибших защитника острова. Еще 30 тел были найдены в воде.
Ночью и днем 10 и 11 сентября 1941 года все настойчивые попытки доставить боезапас и вывезти с острова раненых и остатки гарнизона оказались безуспешными. Катер МО-206 и два катера КМ патрулировали вокруг Рахмансаари, чтобы подобрать тех, кому удалось вплавь вырваться с острова, но бесполезно — в волнах Ладоги не было видно никого.
В ночь с 11 на 12 сентября 1941 года по приказанию прибывшего к месту боя на флагманском корабле «Пурга» командующего Ладожской военной флотилией капитана 1 ранга Хорошхина Б.В. был произведен обстрел острова Рахмансаари с целью выяснения обстановки. Ориентация по точкам ответного огня противника показала, что остров полностью в его руках.
Так закончилась трагическая и в то же время героическая эпопея обороны острова Рахмансаари.
Много лет спустя красные следопыты Лахденпохской средней школы обнаружили на острове Рахмансаари деревянный крест с вырезанной на нем надписью на финском языке: «Здесь лежат 110 солдат Красной Армии, погибших в бою 7-10 сентября 1941 года на острове Рахмаа».
Согласно спискам безвозвратных потерь в бою на Рахмансаари погибли и пропали без вести 117 человек без привязки к ротам, 82 человека из 1 стрелковой роты вместе с командиром роты капитаном Курбатовым Яковом Никифоровичем, 50 человек из 2 стрелковой роты, 24 человека из саперного взвода вместе со своим командиром военинженером 3 ранга А.Я.Фишбейном и 25 человек из пулеметной роты. Всего – 298 офицеров и матросов. По оценке руководства бригады «весь личный состав, участвовавший в боевых действиях, дрался за удержание острова геройски до последнего человека».
Приказом командующего КБФ № 1 от 1 января 1942 года за мужество и героизм, проявленные в боях на острове Рахмансаари, были награждены орденом Красного Знамени — краснофлотец Баля Владимир Петрович, политрук Заикин Алексей Георгиевич и младший лейтенант Громов Константин Евстафьевич, орденом Красной Звезды — лейтенант Шипов В. П., медалью «За отвагу» — краснофлотец Перельштейн Меср Копелевич. Это те пять человек, которым удалось выбраться с острова на шлюпке.
В середине сентября 1941 года в сложившейся обстановке командующий Северо-Западным направлением Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов решил эвакуировать гарнизоны островов северной группы и острова Коневец. В середине сентября 1941 года Ладожская военная флотилия сняла с острова Коневец и северной группы островов Ладожского озера — Валаам, Боевых, Крестовых и других части 4 морской бригады ВМФ специального назначения и передала их в резерв Ленинградского фронта. Части бригады были доставлены в порт Осиновец (Всеволожский район Ленинградской области). Части бригады были доукомплектованы курсантами военно-морских училищ и военнослужащими, призванными из запаса.
18 сентября 1941 года был получен приказ командующего Ленинградским фронтом генерала армии Г. К. Жукова произвести высадку десанта на левый берег Невы. 115 стрелковая дивизия и 4 морская бригада ВМФ специального назначения, входившие в состав Невской оперативной группы, должны были захватить плацдарм на рубеже Ивановское - Отрадное - совхоз "Торфяник" - Мустолово - Московская Дубровка в Приозерском районе Ленинградской области, чтобы с утра 20 сентября начать наступление в направлении на поселок и железнодорожный узел Мга Кировского района Ленинградской области. Эта операция стала позднее называться 1 Синявинской наступательной операцией 1941 года. 54 армии было приказано нанести удар с востока в сторону поселка Мга. Командующий Ленинградским фронтом обязан был выделить войска для встречных действий. Но навстречу 54 армии смогли наступать лишь 115 стрелковая дивизия и 4 морская бригада. Первым из района железнодорожной платформы Теплобетонная, севернее поселка Московская Дубровка, в ночь с 19 на 20 сентября 1941 года на полупонтонах, шлюпках и лодках на левый берег Невы на участке Пески, Невская Дубровка скрытно высадился 1 стрелковый батальон 4 морской бригады под командованием капитана Никонорова Степана Дмитриевича. К рассвету батальон морской пехоты, 576 и 638 стрелковые полки 115 стрелковой дивизии, под общим командованием полковника А. Е. Калашникова овладели береговой чертой в районе деревни Арбузово, зданием 8 ГЭС. Войска захватили плацдарм на левом берегу Невы в районе Московской Дубровки до 1000 м по фронту и 900 м в глубину, известный в дальнейшем как Невский пятачок. Река в этом районе достигала ширины 600 м, при этом ее противоположный крутой, обрывистый берег был сильно укреплен противником, а правый, где сосредоточились наши войска, напротив, был отлогим и совершенно открытым. Сразу же после переправы советские войска были обнаружены противником, и плацдарм в дальнейшем расширялся уже с боями. Комбат и начальник штаба 1 стрелкового батальона бригады капитан Кульбин Иван Мартынович погибли в бою за высадку. Командование батальоном принял старший лейтенант Фирсов. С утра 20 сентября 1941 года противник ввел в бой резервы и усилил натиск. Деревня Арбузово неоднократно переходила из рук в руки. Во второй половине дня подразделение морской пехоты выбило немцев из деревни. На другой день ожесточенные бои развернулись на всем плацдарме. Противник стремился отбросить десантников.
22 сентября 1941 года приказом Военного совета Ленинградского фронта была образована Невская оперативная группа. Командующим НОГ был назначен генерал-лейтенант П. С. Пшенников. Перед Невской оперативной группой и 54 армией была поставлена задача - разорвать кольцо блокады на синявинском направлении. С этого времени до конца апреля 1942 года в районе Невской Дубровки действовали 115 стрелковая дивизия, 1 дивизия НКВД (в составе которой сражался 4 отдельный стрелковый батальон бригады), 4 морская бригада ВМФ, 86 стрелковая дивизия и другие соединения.
Отдельный артиллерийский дивизион бригады занял огневые позиции в районе деревни Манушкино Всеволжского района Ленинградской области. Наблюдательный пункт был на бумажном комбинате. Отдельный артиллерийский дивизион в своём составе имел корпусные артиллерийские системы (122-мм пушки и 152-мм пушки-гаубицы), батареи дивизиона выполняли огневые задачи начальника артиллерии Невской оперативной группы.
В ночь на 23 сентября 1941 года, форсировав Неву, в бой на плацдарме вступил 2 отдельный стрелковый батальон бригады (командир капитан Роев Григорий Яковлевич). Батальон в оперативном отношении подчинялся командиру 576 стрелкового полка 115 стрелковой дивизии.
Немцы при поддержке легких танков перешли в контратаку, но морские пехотинцы капитана Роева Г.Я. отбросили их на исходные позиции. Противник оставил на поле боя более 300 солдат и 3 танка. 24 сентября в бою был ранен капитан Роев Григорий Яковлевич, которого заменил капитан 2 ранга И. Д. Молчанов. Он не раз водил моряков в атаки. (В одной из атак в октябре 1941 года капитан 2 ранга И.Д. Молчанов погиб).
24 сентября 1941 года на плацдарм были переправлены второй эшелон 2 отдельного стрелкового батальона и 3 отдельный стрелковый батальон капитана Б.Пономарева .
1 и 4 батальоны бригады в это время сражались севернее железнодорожной платформы Теплобетонная.
В боях за плацдарм отличился личный состав 1стрелковой роты под командованием лейтенанта Павловского Василия Ивановича (погиб в бою 27 сентября 1941 года) и политрука Лапина Даниила Сергеевича 3 отдельного стрелкового батальона. Эта рота была укомплектована курсантами и юнгами Валаамской школы боцманов. Из 207 человек большинство составляли юнги, поэтому она называлась ротой юнгов. Рота первой прорвалась на позиции противника. Несмотря на упорное сопротивление противника, юные моряки дрались отважно.
23 и 24 сентября на «пятачке» были днями не только больших потерь, но и значительного успеха. Начальник немецкого генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Франц Гальдер 25 сентября 1941 года в своем дневнике записал: «День 24.9 был для ОКВ в высшей степени критическим днем. Тому причиной неудача наступления 16-й армии у Ладожского озера, где наши войска встретили серьезное контрнаступление противника, в ходе которого 8-я танковая дивизия была отброшена и сужен занимаемый нами участок на восточном берегу Невы».
27 сентября 1941 года реку Нева форсировал 5 отдельный стрелковый батальон бригады под под командованием подполковника Дмитриева. Всего на левый берег всего были переброшены 3225 краснофлотцев, курсантов, юнгов и командиров 4 морской бригады ВМФ специального назначения. Противник упорно сопротивлялся. Каждый метр земли приходилось брать с боем. Морские пехотинцы, армейцы и пограничники, преодолевая мощный огонь и отражая контратаки врага, метр за метром расширяли плацдарм.
Части Невской оперативной группы удерживали небольшой плацдарм от 3-х до 5-ти километров по фронту, упиравшийся левым флангом в деревню Марьино и корпуса 8-ой ГЭС, а правым - подходил к району деревни Арбузово и изгибу реки Нева у Ивановских порогов. В глубину «пятачок» был о 1800 до 2500 метров. Почти в центре «пятачка», ближе к Неве, в фундаментах разбитых домов и в укрепленных погребах и основаниях разрушенных кирпичных печей располагались штабы подразделений. Передний край плацдарма заканчивался у насыпи узкоколейной железной дороги, по которой в мирное время возили торф к 8 ГЭС и к Шлиссельбургу. За эту насыпь шли постоянные ежедневные бои местного значения, так как это было единственное возвышенное и относительное сухое место. На остальной территории плацдарма строительство окопов и огневых точек, было затруднено тем, что при углублении в землю на метр сразу выступала болотная мутная вонючая вода и заливала окопы. Справа от железнодорожной насыпи находились остатки сожженной и перепаханной снарядами рощи «Фигурная». Начались изнурительные бои. Они велись днем и ночью с невиданным ожесточением и упорством. Гитлеровцы бросали в атаки все новые подразделения. Не раз дело доходило до рукопашной. Немцы в буквальном смысле слова перепахивали снарядами и бомбами "пятачок", на котором не осталось ни деревца, ни кустика. Здесь царила страшная картина опустошения и смерти.
Совместно с частями 115 стрелковой дивизии 4 морская бригада нанесла тяжелые потери 7 воздушно-десантной дивизии Вермахта и другим частям. Только убитыми гитлеровцы потеряли более двух тысяч солдат и офицеров. Военный совет Ленинградского фронта объявил благодарность всему личному составу подразделений, действовавших на плацдарме. Успех боя на плацдарме во многом зависел от успешной работы переправы. Это было самое опасное место, которое противник постоянно обстреливал прицельным огнем. Авиация противника действовала в те дни почти безнаказанно, так как дивизия не имела собственного авиационного прикрытия, а зенитные средства были весьма слабыми. Единственное место для укрытия людей и переправочного имущества - это под кручами берегов речки Дубровка, впадающей в Неву. Но и эти места были досягаемы для артиллерийского и минометного огня.
В первой половине октября 1941 года бригада получила пополнение: дивизион артиллеристов без орудий, роту уголовников (выпущенных из тюрем) и 18 политических бойцов (присланных Ленинградским городским комитетом партии). В войсках Невской оперативной группы ощущался крайний недостаток в мощных средствах подавления противника, не хватало артиллерии, танков, авиации. Зато каждую ночь регулярно посылались на плацдарм людские подкрепления для восполнения урона. Раненых на правый берег не переправляли, они в муках истекали кровью. Да и вообще из прибывших на "пятачок" почти никто не возвращался обратно. Однако полуголодные, физически ослабленные, израненные защитники плацдарма сражались до конца с яростью обреченных, стояли насмерть. Впрочем, другого выхода у них и не было. Для того чтобы хоть как-то выжить, советские бойцы вгрызались, как кроты, в землю, строили подземные ходы сообщения, разобрав для этого все деревянные дома и надворные постройки села Московская Дубровка. Однако и после этого немногим удавалось оставаться в живых более трех дней.
За полтора месяца непрерывных боев с превосходящими силами противника на Невском пятачке состав бригады сильно поредел. На правом берегу реки Невы в конце ноября 1941 года бригада получила очередное пополнение и получила боевое распоряжение командующего войсками 8 армии генерал майора Бондарева, скрытно переправившись через реку Неву, совместно с частями 56 и 168 стрелковых дивизий нанести внезапный удар с целью сломить сопротивление врага, овладеть поселком 1-й Городок, восточной опушкой леса восточнее поселка и в дальнейшем наступать на Торфосклады. В течение 22 и 23 ноября 1941 года, понеся огромные потери, бригада безуспешно пыталась форсировать Неву. В первый день наступления на левый берег Невы переправились только полторы роты, вместо 5 рот. Срыв операции произошел из-за неорганизованности в руководстве частями и подразделениями со стороны командования бригады, которое утеряло всякое управлении е батальонами. За срыв боевой операции и невыполнение боевого приказа командир 4 морской бригады комбриг Малинников Владимир Александрович, военком бригады полковой комиссар Вайдо Иван Петрович, заместитель командира бригады полковник Ярыгин Алексей Федорович и начальник штаба бригады интендант 1 ранга Фарафонтьев Алексей Федорович приказом командующего войсками 8 армии Ленинградского фронта № 0050 от 24 ноября 1941 года были отстранены от должности. К временному исполнению должности командира бригады был допущен капитан Карельский Иван Иванович, военкома бригады – полковой комиссар Сергеев, начальника штаба бригады - капитан Пожидаев. Этим же приказом «за позорное поведение в бою» 1 и 2 отдельные стрелковые батальоны были расформированы, их личный состав после тщательной проверки был направлен в другие части.
В начале декабря из всего личного состава 4 морской бригады, оставшегося в строю, был сформирован 5 сводный стрелковый батальон. Командир батальона – майор Бехтин Александр Иванович, военный комиссар – старший политрук Г.И.Стремский, начальник штаба – капитан Орехов Павел Андреевич.
4 декабря 1941 года остатки бригады (117 человек) были выведены из боя на правый берег Невы. На плацдарме оставалось до замены стрелковыми частями 37 человек. И это всё, что вообще осталось от соединения. Бригада восстанавливалась на берегу Ладожского озера.
Отдельный артиллерийский дивизион бригады передал свои корпусные артиллеристские системы на Волховский фронт и был доукомплектован 76-мм полковыми орудиями.
С конца 1941 до марта 1942 года 4 морская бригада, пополнив свои ряды, под командованием комбрига Малинникова В. А. обороняла западное побережье Ладожского озера. В полосе обороны бригады проходила основная трасса Дороги жизни, проложенная по льду. Личный состав бригады под непрерывными бомбежками с воздуха и артиллерийско-минометным обстрелом противника со стороны Шлиссельбурга обустроил оборонительные сооружения на суше и деревянно-ледяных огневых точек на льду озера. При отсутствии транспортных средств доставка всех материалов к местам сооружений производилась путем переноски на плечах бойцов, зачастую ночью. Вооруженные винтовками и пулеметами, гарнизоны ледяных дотов из 3–5 смельчаков в сорокаградусную стужу, часто испытывая недостаток в продовольствии и боеприпасах, десятками суток обороняли жизненно важную ледяную трассу от врага, постоянно пытавшегося прервать связь героического Ленинграда с тылом нашей Родины. Ледяная крепость не отапливалась и не освещалась. В светлое время суток запрещалось любое движение.
В январе 1942 года многих валаамских курсантов и юнгов , оставшихся в живых, направили учиться в Школу катерных боцманов, которая находилась тогда в Ленинграде, на Васильевском острове.
В первых числах февраля 1942 года сводный батальон бригады в количестве около 400 человек (в том числе майор Бехтин Александр Иванович) был передан в 6 отдельную стрелковую бригаду морской пехоты КБФ.
15 марта 1942 года 4 отдельная бригада морской пехоты КБФ была возвращена в состав Военно-Морского флота и продолжала вести оборону побережья Ладожского озера.
В марте 1942 года отдельный артиллерийский дивизион 4 морской бригады совместно с лыжным полком из Кронштадта по льду Финского залива был направлен на усиление обороны Островной военно-морской базы на острове Лавенсаари (ныне остров Мощный в Финском заливе) Кронштадтского морского оборонительного района.
20 июля 1942 года на базе 4 морской бригады ВМФ специального назначения была сформирована 260 отдельная бригада морской пехоты Краснознаменного Балтийского флота, освобождавшая острова Бьеркского архипелага и высаживавшая десанты под Нарву, в Кунда, Локсу, Таллин, Палдиски в Эстонии, на острова Моонзундского архипелага, на косу Фрише-Нерунг (Балтийская коса, Калининградская область).

Командиры бригады:
- Ненашев Борис Павлович, генерал-майор береговой службы (18.07.1941 г. –22.10.1941 г.)
- Ярыгин Алексей Федорович, полковник (22.10.1941 г. – 03.11.1941 г., врид)
- Малинников Владимир Александрович, комбриг ( 16.11.1941 г. – 15.07.1942 г.)
- Карельский Иван Иванович, капитан (с 24.11.1941 г. до конца ноября 1941 г., врид)
- Григорьев Григорий Тимофеевич, генерал-майор береговой службы (15.07. 42 г. - 20.07.1942 г.)
Начальники штаба бригады:
- Дьяков Николай Владимирович, полковник (18.07.1941 г. – сентябрь 1941 г.)
- Роев Григорий Яковлевич, капитан (конец сентября 1941 г. – ноябрь 1941 г.)
- Фарафонтьев Борис Владимирович Борис Владимирович, интендант 1 ранга, полковник
(17.11.1941 г. – июль 1942 г.)
- Пожидаев, капитан (с 24.11.1941 г. до конца ноября 1941 г., врид)
Военные комиссары:
- Вайдо Иван Петрович, полковой комиссар (18.07.1941 г. – 24.11.1941 г.)
- Сергеев, полковой комиссар ( с 24.11.1941 г., врид)
- Васильев Федор Васильевич, батальонный комиссар, старший батальонный комиссар (январь
1942 г.– 20.07.1942 г.)
Начальники политического отдела:
- Судаков Иван Николаевич, батальонный комиссар (22.07.41 г. – ноябрь 1941 г.)
- Иванов Василий Яковлевич, батальонный комиссар, старший батальонный комиссар (25.05.42 г.
– июль 1942 г.)
Номер воинской части: 0
Полевая почта №: 0
Почтовый ящик №: 0

Попечитель:

Михаил Пыресин

Фронтовики, служившие в подразделении:

Антонов Василий Александрович
0.0.1915
красноармеец
Блюдник Владислав Адамович
21.1.1907
старший политрук
Гурьев Михаил Александрович
0.0.1910
мл. н/с
Корюхин Александр Иванович
0.0.1911
краснофлотец
Кульбин Иван Мартынович
0.0.1912
капитан
Никоноров Степан Дмитриевич
0.0.1906
капитан
Новожилов Степан Павлович
0.0.1905
краснофлотец
Роев Григорий Яковлевич
0.0.1905
майор
Шульков Матвей Дмитриевич
0.0.1900
старший лейтенант

Дата и время создания карточки:

2012-09-21 13:10:36
Дата и время последнего изменения: 2012-10-22 13:45:31
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.