Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
127618
12264
6854
48282
1

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка подразделения

Наименование части (воинского подразделения): Истребительный отряд Охраны водного района Краснознаменного Балтийского флота
Страна (в военный период): СССР
Период существования: 7.9.41 г. - 21.10.44 г.
Период вхождения в действующую армию: 7.9.41 г. - 21.10.44 г.
Последующие переименования:
Дополнительная информация: Истребительный отряд Охраны водного района КБФ (войсковая часть полевая почта 10600) был сформирован в Кронштадте 7 сентября 1941 года в составе 4 дивизионов сторожевых катеров МО (всего 51 катер), дивизиона сторожевых катеров КМ (всего 15 катеров), береговой базы «Кроншлот» и двух плавучих баз. Основу отряда составили сторожевые катера малые охотники 2 Балтийского отряда пограничных судов бывшего Прибалтийского пограничного округа, перешедшие из Таллина. 2 дивизион сторожевых катеров отряда был сформирован из семи катеров типа «ЗК» и девяти уцелевших катеров типа «МО-2» 1 Балтийского отряда пограничных судов бывшего Ленинградского пограничного округа.
В отношении экипажей пограничных катеров штабом КБФ отмечалась хорошая подготовка, знание ими района плавания и богатый опыт несения дозорной службы на театре. Это обусловило назначение офицеров-пограничников на должности командиров катерных соединений. Командир отряда пограничных судов капитан 3 ранга А.Н. Перфилов и начальник штаба отряда Гуськов Е.В. были назначены командиром и начальником штаба нового Истребительного отряда, соответственно. Командирами дивизионов стали бывшие пограничники Резниченко Я.Т., Яковлев В.К., Финочко А.Д. Многие другие офицеры укомплектовали штабные и комиссарские должности отряда. Например, флагманский артиллерист 2 БОПС капитан-лейтенант Печатников Кирилл Николаевич был назначен флагманским артиллеристом Истребительного отряда. Командир сторожевого катера "МО № 207" старший лейтенант Воробьев Алексей Павлович был назначен командиром звена 2 дивизиона сторожевых катеров МО Истребительного отряда.
С первого же дня своего существования отряда морские охотники несли дозорную службу, осуществляли поиск подводных лодок и непосредственное охранение кораблей и судов. Дозорная служба кораблей ОВР в восточной части Финского залива осенью 1941 года охватывала два района: западный и восточный — от мыса Сейвястё на восток до банки Каменная (Невская губа). В восточном районе было развернуто 13 круглосуточных линий корабельных дозоров, расположенных вокруг острова Котлин и на запад до меридиана мыса Сейвястё. С 22 сентября 1941 года их число в Невской губе возросло еще более. Восточные дозоры поддерживались артиллерией кронштадтских фортов, звеном катеров МО, стоявших в базе в 15-минутной готовности к выходу, и звеном самолетов МБР-2. Для поддержки дозоров в районе Морского канала с 25 сентября 1941 года выделялись два катера МО с местом нахождения в его огражденной части, а с 29 сентября, в связи с тем, что из района Стрельна — Новый Петергоф стали проникать на плавсредствах вражеские диверсионные группы, в ночное время на фарватере у Петергофского буя выставлялись базовый тральщик и два малых охотника. Восточными дозорами руководил командир Истребительного отряда ОВР КБФ.
Для несения дозорной службы использовались малые охотники, сторожевые и рейдовые катера. Благодаря стойкости и героизму моряков-овровцев, несших дозорную службу, морские подступы к Кронштадту и Ленинграду находились под надежной охраной. Овровцы осуществляли также противолодочную, противокатерную и противовоздушную оборону конвоев, прикрытие их дымовыми завесами от огня береговой артиллерии противника. Всего осенью 1941 года было проведено 37 конвоев. В этот же период силы и средства ОВР КБФ трижды эскортировали подводные лодки из Кронштадта до точки их погружения на Западном Гогландском плесе. С 24 октября по 2 декабря 1941 года малые охотники отряда участвовали в эвакуации Военно-морской базы Ханко. Походы на Ханко и обратно совершались в сложных гидрометеорологических условиях (штормы, обледенение, плохая видимость). До войны считалось, что катера МО могут плавать при волнении моря не более 3— 4 баллов. Во время эвакуации Ханко они ходили в семибалльный шторм. Их то и дело накрывали волны, верхняя палуба и надстройки нередко покрывались льдом. В ледяной панцирь превращалась одежда людей из верхней команды. Особенно трудно приходилось впередсмотрящим, стоявшим на самом носу корабля. Операция по эвакуации гарнизона военно-морской базы Ханко получила высокую оценку Военного совета Ленинградского фронта. Всему личному составу кораблей КБФ, участвовавших в ней, была объявлена благодарность. Наиболее отличившиеся удостоились правительственных наград. Всю первую блокадную зиму продолжался ремонт кораблей. ОВРовцы стремились всесторонне подготовиться к вступлению во вторую военную кампанию на Балтике. К весне 1942 года на всех катерах МО была установлена новая гидроакустическая аппаратура.
В апреле 1942 года командиром Истребительного отряда Охраны водного района КБФ был назначен капитан 2 ранга Гуськов Евгений Владимирович, начальником штаба – командир 1 дивизиона СКА МО капитан 3 ранга Капралов Михаил Васильевич.
Летом 1942 года наиболее активному воздействию противника подвергались фарватеры на коммуникации Кронштадт — Лавенсари, по которым выводились из Финского залива в море подводные лодки, осуществлялись морские перевозки. Подходы к фарватерам охраняли дозорные корабли. Они оказывали эффективное противодействие противнику. Поэтому враг с самого начала кампании обрушил на них удары легких сил своего флота и авиации. Дозорам пришлось вести ожесточенные бои с торпедными и сторожевыми катерами противника, отражать многочисленные атаки его самолетов. Только за май и июнь 1942 года катерники отразили 36 атак с воздуха, в которых участвовало 504 самолета противника. Но во всех случаях экипажи "малых охотников" вели себя стойко и мужественно. Отражая многочисленные атаки авиации катера сбили и повредили более 20 немецких самолетов. В кампанию 1942 года ОВРовцы осуществляли также проводку конвоев из Кронштадта на острова Сескар, Лавенсари и обратно. Всего в 1942 году было проведено 50 конвоев общим составом 259 боевых кораблей и судов. С этой целью "малые охотники" совершили 78 выходов в море. Наряду с боевым тралением, несением дозорной службы, проводкой эскортов и конвоев Истребительному отряду ОВР приходилось решать и задачи наступательного характера. В период с 8 по 10 июля 1942 года корабли соединения участвовали в высадке и обеспечении тактического десанта на остров Соммерс. Сторожевик "Буря", базовые тральщики и "малые охотники" огнем орудий и пулеметов оказали эффективную поддержку действиям десантников.
20 июля 1942 года капитан 2 ранга Гуськов Евгений Владимирович, как лучший командир отряда, был назначен командиром Бригады торпедных катеров Краснознаменного Балтийского флота. Командиром Истребительного отряда ОВР КБФ был назначен капитан 2 ранга Капралов Михаил Васильевич.
В 1942 году менее активно действовали в Финском заливе вражеские подводные лодки: отмечено всего три случая их обнаружения. Из них наиболее характерен следующий.
11 августа 1942 года катер "МО-107" (командир старший лейтенант Докукин Николай Дмитриевич) 1 дивизиона сторожевых катеров МО встретил на Восточном Гогландском плесе возвращавшуюся с моря подводную лодку "С-7" и сопровождал ее на рейд Лавенсари. Подводная лодка шла в надводном положении. В 20 час. 34 мин. справа по курсу на расстоянии 1,5 кабельтова сигнальщик катера краснофлотц Воловик обнаружил перископ, который тотчас скрылся. Предупредив командира "С-7" об опасности, Докукин атаковал вражескую лодку. Она ушла на глубину. Но в 20 час. 48 мин. с "МО-107" вновь был обнаружен ее перископ в 2,5—3 кабельтовых справа за кормой нашей подводной лодки. На мгновение над водой появилась и часть рубки вражеской лодки. Катер полным ходом пошел на нее и сбросил две большие и три малые глубинные бомбы. Сопроводив "С-7" на рейд Лавенсари, "МО-107" возвратился в район атаки. Гидроакустики до 9 час. 40 мин. 12 августа 1942 года прослушивали водные толщи, но шумов подводной лодки не обнаружили.
С наступлением темных ночей вновь участились боевые столкновения с легкими надводными силами противника. 15 сентября "МО-105" (командир старший лейтенант А. А. Обухов) и "МО-107" (командир старший лейтенант Н. Д. Докукин) 1 дивизиона сторожевых катеров МО несли дозор на Сескарском плесе. Прослушивая водную среду, гидроакустик "МО-107" краснофлотец С. Кит на выходе из пролива Бьёркёзунд обнаружил шумы винтов. Вскоре показались силуэты пяти вражеских катеров, которые, маскируясь на фоне берега, шли в строю кильватера на юго-запад. "Малые охотники" с приглушенными моторами пошли на сближение. В это время из пролива вышли еще шесть катеров противника. Они, следуя под берегом, приблизились к дозору и начали обстреливать его. "МО-105" и "МО-107" сразу же ответили огнем из орудий и пулеметов, ориентируясь по вспышкам выстрелов с вражеских катеров. Бой шел на параллельных курсах, на полных ходах. Противник, не выдержав огня наших катеров, поставил дымовую завесу и под ее прикрытием отошел к проливу Бьёркёзунд. Между тем первая группа вражеских катеров стремилась прорваться в юго-западном направлении. Путь ей преградил другой советский дозор. Катера "МО-302" и "МО-304" 3 дивизиона сторожевых катеров МО под командованием старших лейтенантов Чернышева Игоря Петровича и Аникина Александра Васильевича, обнаружив сторожевые катера, следовавшие к нашему фарватеру, устремились наперерез им и открыли интенсивный огонь из орудий и пулеметов. Катера противника после короткой схватки отвернули и скрылись в северном направлении. Вражеские корабли и в последующие ночи пытались прорваться к фарватерам. В ожесточенных боях "МО-124", "МО-110", "МО-105", "МО-107" и другие дозорные катера сорвали все эти попытки.
После эвакуации гарнизона Ханко и оставления острова Гогланд выдвинутой вперед маневренной базой Краснознаменного Балтийского флота в Финском заливе до осени 1944 года был остров Лавенсари, расположенный в 140 километрах западнее Кронштадта. Простирающееся к северу и к югу от него побережье залива находилось в руках противника, имевшего здесь десятки пунктов базирования своих корабельных сил и авиации. Лавенсари был последним пунктом на советской земле, из которого направлялись в Балтийское море подводники. Отсюда выходили корабли и катера ОВР, чтобы встретить на Гогландском плесе подводные лодки, возвращавшиеся из боевых походов. На соединение ОВР КБФ было возложено обеспечение безопасного перехода подводных лодок из Кронштадта на Лавенсари, вывод в точку погружения, встреча и сопровождение при возвращении их с моря. Овровцы с честью выполнили эту свою задачу. Всего за кампанию 1942 года базовыми тральщиками и малыми охотниками была осуществлена 61 проводка подводных лодок в эскортах. Темной осенней ночью 17 октября катера "МО-121", "МО-123", "МО-112" и "МО-213" под командованием капитана 3 ранга Моргацкого Николая Григорьевича вышли встречать поврежденную подводную лодку "С-13". На Восточном Гогландском плесе внезапно в 5 кабельтовых прямо по курсу появились силуэты кораблей. Вскоре было установлено, что два вражеских миноносца типа "Ягуар" идут в охранении нескольких катеров. Противник открыл огонь шрапнелью и фугасными снарядами. По приказанию Н. Г. Моргацкого "МО-112" и "МО-123" вырвались полным ходом вперед и поставили дымовую завесу. В этот момент катера охранения миноносцев оказались в непосредственной близости от нее. Миноносцы, видимо, приняв их в темноте за наши катера, открыли ожесточенный огонь. Те ответили, и между ними завязалась перестрелка. Воспользовавшись этим, наши охотники оторвались от противника, вышли в точку встречи с подводной лодкой и благополучно сопроводили ее на Лавенсари.
В октябре 1942 года начальником штаба Истребительного отряда Охраны водного района ГВМБ КБФ был назначен капитан-лейтенант Кведло Станислав Иванович.
Всего за кампанию 1942 года Истребительный отряд катеров ОВР КБФ успешно выполнил 42 операции по эскорту подводных лодок, 10 набеговых, поисковых и специальных операций, обеспечил надежное несение дозоров в районе Кронштадтского морсого оборонительного рубежа. Катерами отряда было сбито 18 самолетов, потоплено 2 подводные лодки, артиллерийским огнем повреждены 3 катера противника.
28 декабря 1942 года, в связи с необходимостью расширить оперативную зону действий Краснознаменного Балтийского флота на запад, Кронштадтская военно-морская база была переформирована в Кронштадтский морской оборонительный район, в который Истребительный отряд катеров вошел в составе Охраны водного района. Зимой ОВРовцы активно участвовали в ремонтных работах, усиленно занимались боевой и политической подготовкой, несли боевую службу в системе зимней обороны. К началу летней кампании Истребительный отряд катеров Охраны водного района Кронштадтского морского оборонительного района (КМОР) КБФ получил от промышленности дивизион "малых охотников" нового типа, заканчивалась постройка девяти бронированных катеров малый охотник «БМО» проекта 194.
С началом летней кампании 1943 года катера Истребительного отряда ОВР КМОР КБФ выполняли возложенные на них боевые задачи в море и почти ежедневно имели боевое соприкосновение с противником. Еще не закончился ледоход на Неве, а "малые охотники" уже вышли в море для несения дозорной службы. Вскоре стало известно, что у них появился новый серьезный враг - быстроходные, вооруженные автоматическими пушками и крупнокалиберными пулеметами фашистские катера. Ареной боев между катерами служил главным образом Сескарский плес.
Ночью 11 мая 1943 года базовые тральщики "Рым", "Т-215", "Т-217", "Т-218" и восемь "малых охотников" Истребительного отряда вывели на Восточный Гогландский плес подводную лодку "Щ-303", которой командовал И. В. Травкин.
23 мая 1943 года в 22 часа сторожевые катера "МО-303" и "МО-207" 4 звена 3 дивизиона катеров МО (командир звена старший лейтенант Чернышев Игорь Петрович) из бухты Батарейная направились на линию дозора, пролегавшую севернее фарватера, связывающего Кронштадт с островами. В ту ночь на запад должна была пройти подводная лодка "Щ-406", а на восток - конвой с островов. На переходе катера производили контрольное траление фарватеров. Около полуночи были обнаружены пять катеров, выходивших из пролива Бьёркёзунд в строю кильватера. Противник, видимо, не заметил наши дозорные катера, находившиеся в темной части горизонта. Воспользовавшись этим, командир дозора старший лейтенант Чернышев принял решение выбрать тралы, сблизиться с вражескими катерами и, прорезав их строй, смять его. "МО-303" и "МО-207" построились в строй уступа вправо, легли на курс сближения и, открыв интенсивный орудийно-пулеметный огонь, полным ходом устремились на катера противника. Гитлеровцы тотчас ответили из автоматических пушек и крупнокалиберных пулеметов. Стало ясно, что враг следует двумя колоннами по пять единиц в каждой. Но это не смутило наших катерников. Через несколько минут "малые охотники" сблизились с противником на дистанцию 10 - 30 метров. "МО-303" прорезал строй между третьим и четвертым вражескими катерами. Орудийные расчеты старшины 2 статьи Каверина Бориса Ивановича и старшего краснофлотца Остроуса Михаила Саввовича вели огонь с полной скорострельностью. Получив повреждения от прямых попаданий снарядов, третий катер с большим дифферентом на корму оставил строй. Четвертый отвернул влево и тем самым создал угрозу столкновения со следовавшими за ним катерами. "МО-207" прорезал строй между головным и вторым катерами противника. Меткие выстрелы в упор орудийных расчетов под командованием старшины 2 статьи Живора Николая Даниловича и старшего краснофлотца Цимбаленко Михаила Никифоровича вызвали сильный взрыв на головном катере, и он мгновенно затонул. Следовавший за ним второй катер отвернул и скрылся за дымзавесой. На "МО-303" были тяжело ранены командир "охотника" лейтенант Титяков Валентин Георгиевич, его помощник младший лейтенант Федин Алексей Егорович, командир отделения рулевых краснофлотец Якушев Николай Алексеевич. На "МО-207" получили тяжелые ранения командир катера старший лейтенант Каплунов Николай Иванович, помощник командира младший лейтенант Лобановский Иван Моисеевич и комендор Краснофлотец Дворянкин Николай Иванович, был убит командир отделения рулевых Ивченко Алексей Наумович. Несмотря на ранения, Титяков В.Г. и Каплунов Н.И. продолжали командовать своими катерами. "МО-303", ведя огонь, прорезал строй второй колонны противника между головным и вторым катерами. "МО-207" устремился на другую группу вражеских катеров. Своими дерзкими действиями "охотники" нарушили боевой порядок противника. В замешательстве вражеские катера вели огонь друг в друга. При повторном прорезании строя старший лейтенант Каплунов Н.И. получил второе тяжелое ранение. Падая, он задел ручку машинного телеграфа. Ручка перевелась на "стоп", и "МО-207" остановился. Вражеские катера сразу же окружили "малый охотник". Бой проходил на дистанции 20-60 метров. Видя, что командир и рулевой вышли из строя, старший краснофлотец Цимбаленко М.Н. взял командование катером на себя и встал за штурвал. В ходе боя на "МО-303" был сильно контужен и ранен командир звена старший лейтенант Чернышев И.П. Поэтому он не заметил что "МО-207" застопорил ход. Придя в себя, Чернышев разобрался в обстановке. Его внимание привлек бой, происходивший в стороне. Он догадался, что там в окружении вражеских катеров сражается "МО-207", и повел "малый охотник" ему на помощь. "МО-303" открыл по противнику беглый огонь из пушек и пулеметов. Враг, ошеломленный ударом с тыла, прекратил стрельбу и отошел на север. Едва "МО-207" присоединился к ведущему, как с юга появились еще четыре катера противника. Они попытались прижать "малые охотники" к северному берегу, но это им не удалось. "Охотники" разошлись на контркурсах с фашистскими катерами, ведя по ним интенсивный орудийно-пулеметный огонь. Катером "МО-303" в это время командовал раненый старший лейтенант Чернышев И.П., а "МО-207" - старший краснофлотец Цимбаленко М.Н.. Враг, прикрывшись дымзавесой, отошел к проливу Бьёркёзунд и вызвал огонь береговых батарей. Прикрывшись дымзавесой, поставленной катерами противника, наши "охотники" легли на курс отхода. Бой длился немногим более двадцати минут. В 00 час. 54 мин. 24 мая 1943 года "малые охотники", не пропустив на охраняемый фарватер вражеские катера, возвратились на линию дозора и донесли по радио о результатах боя. "МО-207" получил приказание принять на борт раненых с "МО-303" и немедленно идти в Кронштадт. На переходе от ран скончался старший лейтенант Николай Иванович Каплунов, уже в госпитале умер комендор краснофлотец Николай Иванович Дворянкин. С рассветом в Кронштадт вернулся и катер "МО-303". В этом бою «малые охотники» повредили финские торпедный катер "Раю" и сторожевой катер "СКА-17". За доблесть, проявленную в этом бою, командир звена старший лейтенант Чернышев И.П. первым на Балтике был награжден орденом Александра Невского. Ордена Красного Знамени удостоились командиры катеров Н.И. Каплунов (посмертно), В. Г. Титяков, помощник командира катера И.М. Лобановский и старший краснофлотец М.Н. Цимбаленко. Комендоры старший краснофлотец Остроус М.С., краснофлотец Редько П.А. и пулеметчик старшина 2 статьи Фролов А.С. получили ордена Отечественной войны I степени. Ордена Красной Звезды были вручены старшинам 2 статьи Живоре Н.Д, Каверину Б.И., старшему краснофлотцу Петрову А.И., краснофлотцу Королькову Б.Н. Приказом КГБ СССР № 0421 от 12 июля 1980 года «за совершённый подвиг в боях с немецко-фашистскими захватчиками старший лейтенант Николай Иванович Каплунов навечно занесён в списки экипажа пограничного корабля» с одновременным присвоением этому самому кораблю имени «Николай Каплунов». 7 апреля 1995 года Правительство РФ приняло Постановлении № 326: «В целях увековечения памяти старшего лейтенанта Николая Ивановича Каплунова, погибшего в 1943 году при выполнении боевого задания, а также воспитания личного состава Пограничных войск Российской Федерации в духе верности военной присяге Правительство Российской Федерации постановляет: Присвоить пограничному сторожевому кораблю 2 ранга проекта 1241.2 (заводской № 514) имя «Николай Каплунов». Имя «Николай Каплунов» также носят два судна Северо-Западного пароходства – грузопассажирский паром (построен был на собранный пионерами металлом; курсирует между портами Кронштадт – Ломоносово) и ледокол.
В ночь с 30 на 31 мая 1943 года на Сескарском плесе несли дозор катера «МО-101» (командир лейтенант В. Д. Гриценко) и «МО-302» (командир лейтенант И. Е. Сидоренко). Командовал дозором командир Истребительного отряда ОВР капитан 2 ранга Капралов М.В. на «МО-101». В задачу дозорных катеров входило своевременное обнаружение кораблей противника, донесение о них командованию и недопущение к фарватеру, соединявшему Кронштадт и остров Лавенсари (Мощный), до прибытия к линии дозора сил поддержки. Одновременно катера дозора выполняли роль вынесенных в море постов воздушного наблюдения в общей системе противовоздушной обороны района базирования сил КБФ. На море был штиль, видимость в наиболее светлой, северо-восточной части горизонта составляла 30-40 каб. Удерживаясь в видимости друг друга, катера самым малым ходом шли вдоль линии дозора, периодически ложась в дрейф для прослушивания водной среды шумопеленгаторной станцией. В 00 час 20 мин гидроакустик «МО-101» услышал шум винтов группы катеров, а через несколько минут по указанному направлению были зрительно обнаружены четыре вражеских катера, идущие кильватерным строем в сторону охраняемого морскими охотниками фарватера. Судя по тому, что эти катера продолжали движение, не меняя курса и скорости, советские дозорные катера, находившиеся в более темной, южной части горизонта, не были ими обнаружены. Командир дозора (он был на «МО-101») приказал подпустить корабли противника ближе, а затем решительно атаковать их. Когда дистанция сократилась до 10-12 кабельтовых, дозорные катера по его приказанию дали ход, легли на параллельный с катерами противника курс и одновременно открыли огонь из всех орудий и пулеметов, сосредоточив его на ближайшем (концевом) катере. Атака советских катеров оказалась неожиданной для неприятеля. Враг открыл ответный огонь, когда уже на его концевом катере вспыхнул пожар, и он остановился. Огонь малых охотников был перенесен на другие катера. Прикрываясь дымовой завесой, противник начал отходить к северу, а поврежденный катер вскоре затонул. Так как во время боя дозорные катера отошли от охраняемого фарватера, по которому в эту ночь должен был пройти конвой, командир дозора приказал не преследовать отходящие катера и возвратиться на линию дозора.
В ночь на 6 июня 1943 года командующий Краснознаменным Балтийским флотом приказал собрать все находившиеся в строю "малые охотники" и отправиться на Лавенсари в распоряжение командира Островной военно-морской базы контр-адмирала Г. В. Жукова для встречи и проводки в Кронштадт возвращавшейся из боевого похода подводной лодки "Щ-303". Информируя об обстановке, вице-адмирал В. Ф. Трибуц указал, что подводная лодка, преследуемая в течение нескольких суток кораблями и самолетами противника, почти полностью израсходовала запас электроэнергии и лежит на грунте в районе острова Большой Тютерс. Это место находилось под постоянным наблюдением противника, вокруг располагались минные поля. Около 3 часов 6 июня десять "малых охотников" во главе с командиром ОВРа (флаг на "МО-304") вышли из Кронштадта на Лавенсари. В этот же день на Лавенсарский рейд прибыли базовые тральщики "Гафель", "Рым", "Т-215", "Т-217" и "Т-218". К вечеру был полностью сформирован отряд кораблей для встречи подводной лодки, состоявший из группы поиска и группы прикрытия. Группа поиска включала десять "малых охотников", шесть из них имели тралы. Ей предстояло выйти в район нахождения "Щ-303", найти ее, связаться при помощи звуковой подводной сигнализации и провести лодку за тралами на Лавенсари. Группа прикрытия состояла из семи торпедных катеров и должна была прикрыть первую во время поиска лодки и при ее эскортировании. Возглавлял группу командир Бригады торпедных катеров КБФ капитан 2 ранга Е.В. Гуськов. Эти группы должны были поддерживать сторожевой корабль "Гангутец" и канонерская лодка "Кама", находившиеся на Лавенсарском рейде. Общее руководство действиями всех сил, выделенных для встречи "Щ-303", осуществлял командир Отряда шхерных кораблей КБФ контр-адмирал Д. Д. Вдовиченко (флаг на канлодке "Кама"). С наступлением темноты 6 июня 1943 года "малые охотники" и торпедные катера вышли в море. Они следовали раздельно, первые направлялись в точку встречи с подводной лодкой, вторые — в район северо-западнее этой точки. Вскоре после полуночи катера поиска прибыли в точку предполагаемого нахождения подводной лодки (проход между банками Намси и Неугрунд) и заглушили моторы. Флагманский катер "МО-123" начал вызывать подводную лодку условными сигналами с помощью звуковой подводной сигнализации. Однако лодка не всплывала и не отзывалась. Назначенное время встречи истекло. С наступлением рассвета было решено вызов лодки прекратить и отходить на Лавенсари. На обратном пути в 3 часа 20 мин. подорвался шедший головным "МО-123" (при этом вокруг катера взорвалось пять мин). На "малом охотнике" разрушилась корма, вышли из строя моторы. Однако в результате самоотверженных усилий экипажа под руководством командира старшего лейтенанта Петролая Ивана Константиновича"МО-123" остался на плаву. Получил легкие повреждения при взрыве мин следовавший вторым "МО-102". Он вышел по курсу влево. Остальные катера группы застопорили ход. Через пять минут в непосредственной близости от "МО-102" произошел новый взрыв. С оторванной кормой катер встал в вертикальное положение и вскоре затонул. Стало ясно, что катера попали на минное заграждение противника, состоявшее из мин-ловушек. Когда личный состав затонувшего катера, командир старший лейтенант Левшин Александр Степанович, начальник штаба Истребительного отряда капитан-лейтенант Кведло Станислав Иванович и штурман дивизиона капитан-лейтенант Елизаров Георгий Иосифович были подняты из воды, "малые охотники" продолжили движение. Поврежденный "МО-123" шел на буксире у "МО-304". Утром группа поиска вернулась на Лавенсари. Оказалось, что подводная лодка, использовав последние ресурсы электроэнергии, перешла в другую, более удаленную от островов точку. Вечером силы вышли снова, чтобы встретить подводную лодку "Щ-303". На этот раз группа состояла из семи "охотников" (пять из них были с тралами). Торпедные катера прикрытия следовали мористее группы поиска. Около полуночи группа поиска подошла к точке встречи и начала вызывать подводную лодку. Вскоре над поверхностью воды показалась ее рубка. "МО-125" подошел к ней вплотную. Отряд выстроился в походный ордер и направился к Лавенсари. В это время появился вражеский самолет. Катера открыли огонь, и он скрылся. А через пять минут отряд уже прикрывали истребители, поднявшиеся с Лавенсари. Прибыв на Лавенсари, корабли сразу же начали готовиться к переходу в Кронштадт. Вместе с "Щ-303" должна была идти и подводная лодка "С-12". Эскорт вышел в 22 часа 9 июня. Впереди следовали пять базовых тральщиков с тралами. За ними в надводном положении шли подводные лодки, охранявшиеся десятью катерами МО. В центре походного ордера находился гвардейский базовый тральщик "Гафель" под флагом командира Охраны водного района Кронштадтского морского оборонительного района. В районе Деманстейнских банок эскорт подвергся атаке с воздуха. Самолеты противника предприняли несколько попыток нанести удары по эскорту, но все их атаки были отражены огнем кораблей и катеров. А потом отряд прикрыла с воздуха истребительная авиация. На меридиане маяка Шепелевский эскорт подвергся артиллерийскому обстрелу с северного берега. Но потерь не понес. Своевременно и умело поставленные катерами дымовые завесы не позволили противнику добиться попаданий, а открытый фортом "Серая лошадь" интенсивный ответный огонь заставил вражескую артиллерию замолчать. Следующей ночью "Щ-303" и "С-12" в охранении "малых охотников" перешли в Кронштадт.
19 августа катера "МО-124" и "МО-203" несли дозор к северу от основного фарватера Сескарского плеса под руководством командира дивизиона капитана 3 ранга Г. И. Лежепекова. На расстоянии 25-30 кабельтовых они заметили пять сторожевых катеров врага. Вскоре противник перестроился в строй фронта и полным ходом пошел на сближение. Развертываясь полукольцом, он с дистанции 15 кабельтовых применил автоматические пушки и пулеметы. Наш дозор открыл ответный огонь, ведя бой на отходе. В этой схватке катерники соединения использовали новый тактический прием. "МО-203" (командир старший лейтенант М. Г. Авилкин) поставил дымовую завесу, а "МО-124" (командир младший лейтенант Н. Д. Дежкин) сбросил серию больших глубинных бомб впереди по курсу противника. Эти взрывы перед самым носом сторожевых катеров, с ходу вошедших в дымовую завесу, дали эффект - враг, прекратив огонь, повернул на обратный курс и скрылся из видимости. "МО-124" и "МО-203" возвратились на линию дозора. Через трое суток дозор в составе "МО-124", "МО-408" и "МО-409" имел боевое столкновение с группой сторожевых и торпедных катеров противника, пытавшихся атаковать наш конвой на переходе с Лавенсари в Кронштадт. При этом огнем "МО-408" (командир старший лейтенант И. И. Варлахов) был поврежден один вражеский катер.
7 сентября 1943 года несшие дозор "МО-207" и "МО-124" под командованием старшего лейтенанта И. П. Чернышева обнаружили и обстреляли прорывающиеся к фарватеру четыре торпедных катера противника. Один из них получил повреждения от орудийного огня "МО-207", остальные отошли к своему берегу. В следующую ночь этот же дозор засек группу вражеских катеров южнее выхода из пролива Бьёркёсунд. Шум винтов обнаружил вахтенный гидроакустик шестнадцатилетний юнга Кузнецов. Наши катера пошли на сближение с противником. Вскоре сигнальщик Петров заметил три катера, но они тут же повернули на обратный курс. Через десять минут наплывшая полоса тумана скрыла их. Дозор лег в дрейф, и в это время гидроакустики обоих "охотников" доложили о шумах винтов с северо-западного направления. В 1 час 34 мин. в разрывах тумана показались силуэты трех тральщиков, миноносца и буксира с баржей в охранении большого количества сторожевых катеров. Южнее следовали еще пять катеров. Командир дозора немедленно сообщил по радио об обнаружении конвоя и вызвал корабли поддержки. Более трех часов "МО-207" и "МО-124", следуя параллельным курсом с противником, вели наблюдение и доносили о его движении. Вражеские катера пытались оттеснить наш дозор, но были встречены орудийно-пулеметным огнем. Противник поставил дымовую завесу. Тем самым он создал благоприятные условия для выхода в атаку наших торпедных катеров, высланных к месту обнаружения вражеского конвоя. В 3 часа 30 мин. они нанесли удар и повредили два тральщика. Почти одновременно конвой атаковала наша авиация.
Боевые походы продолжались вплоть до поздней осени, на базу «морские охотники» возвращались лишь для дозаправки горючим и получения запаса продовольствия или для того, чтобы переждать сильный шторм. Осенью 1943 года сторожевые катера МО Истребительного отряда отправились на зимовку в Ленинград. Экипажи катеров не только несли патрульную службу на городских улицах и охраняли стратегические объекты, но и помогали рабочим ремонтировать свои корабли.
В феврале 1944 года начальником штаба Истребительного отряда ОВР КБФ был назначен капитан 2 ранга Гапковский Георгий Станиславович.
С весны 1944 года для Истребительного отряда ОВР Островной военно-морской базы Кронштадтского морского оборонительного района КБФ стояли новые боевые задачи. Линии корабельных дозоров выдвигались дальше на запад, охватывая все большую зону наблюдения и охраны. Предстояла большая и опасная работа по охранению тралящих кораблей в Нарвском заливе, где противник продолжал усиливать и без того мощное минное заграждение. 22 апреля 1944 года орденом Красного Знамени был награжден 5 дивизион катеров "малых охотников" (командир капитан 3 ранга Н.Г. Моргацкий, заместитель командира по политчасти капитан-лейтенант М.С. Перлов). Это событие, совпавшее с началом летней кампании, еще более подняло боевой дух овровцев, с энтузиазмом готовившихся к предстоявшим боям.
В восточной части Финского залива с первых дней кампании завязывались ожесточенные схватки дозорных катеров со сторожевыми и торпедными катерами противника, действовавшими группами по 5-8 единиц. Столкновения происходили обычно в ночное время и носили быстротечный характер.
14 мая 1944 года в 01 час 30 мин. наблюдательный пост Лавенсари обнаружил вспышки орудийных выстрелов северо-западнее острова, в районе дозора. По приказанию оперативного дежурного штаба базы сторожевой катер "СКА-122" (тип «Д-3») 2 дивизиона сторожевых катеров МО Истребительного отряда ОВР вышел из бухты Копли-Лахт за боны и находился в готовности оказать помощь дозорным катерам. Когда стрельба усилилась, командир "СКА-122" старший лейтенант Скубченко Михаил Филиппович решил идти к несшим дозор катерам "МО-401", "МО-413", "МО-213" и "МО-202". Тем временем "малые охотники" своим огнем заставили пять вражеских катеров, появившихся в зоне их наблюдения, отойти в направлении на Соммерс. Около 2 часов ночи сигнальщик "СКА-122" старшина 1 статьи Поваров Александр Григорьевич обнаружил прямо по курсу три катера. На запрос они не ответили, а после вторичного запроса дали ложные опознавательные. В это время расстояние до них сократилось до 600 метров, и старший лейтенант Скубченко М.Ф. приказал открыть огонь. Противник также начал стрельбу. Сразу же был смертельно ранен командир. Тяжело ранило его помощника лейтенанта Берилова Павла Александровича и парторга старшину 1 статьи Перминова Григория Андреевича. Были убиты комсорг катера боцман старшина 1 статьи Романов Александр Гаврилович, командир отделения рулевых-сигнальшиков старшина 1 статьи Поваров А.Г. Управление катером умирающий командир передал командиру отделения радистов старшине 1 статьи Павлову Владимиру Петровичу. В ходе боя с другого направления подошли еще два катера противника. Вражеским огнем на "СКА-122" вывело из строя 37-мм автомат и пулемет, 9 человек было убито. Многие получили ранения. На катере в нескольких местах возник пожар, который потушить не удавалось. Один из катеров противника подошел к "СКА-122" на расстояние десяти метров и предложил команде сдаться в плен. Со словами "Русские в плен не сдаются" краснофлотец Шувалов и тяжело раненый юнга Гумин Иван Гаврилович (ему оторвало руку и выбило глаз) ответили длинными разящими очередями единственного уцелевшего пулемета. Тогда гитлеровцы стали бросать гранаты. Весь катер был объят пламенем, и с минуты на минуту могли взорваться топливные цистерны. Вражеские катера начали отходить на северо-запад. Убедившись, что "СКА-122" спасти невозможно, старшина 1 статьи Павлов В.П. приказал покинуть его. Командир отделения минеров и старший пулеметчик старшие краснофлотцы Троян Михаил Сергеевич и Шувалов Василий Андреевич надели спасательные пояса на тяжелораненых помощника командира лейтенанта Берилова П.А. и парторга старшину 1 статьи Перминова Г.А. и спустили их за борт (от полученных ран вскоре они оба умерли в воде). Сами они оставили охваченный огнем катер последними. В 02 часа 20 мин. 14 мая 1944 года "СКА-122" взорвался. Оставшихся в живых членов экипажа вскоре подобрал подошедший катер "МО-408".
В период наступления войск Ленинградского фронта на Карельском перешейке в ходе Выборгской наступательной операции 10 – 20 июня 1944 года катера Истребительного отряда ОВР КМОР КБФ принимали активное участие в разведывательных операциях по выявлению огневой системы противника на побережье в районе мыс Лайвисто – устье реки Сестра на северном берегу Финского залива. Группа катеров МО под непосредственным командованием командира Истребительного отряда капитана 2 ранга Капралова Михаила Васильевича выполняла задачу по подавлению огневых точек противника на побережье выборгского залива и блокированию островов Бьёрке,Тиуринсаари и Пийсаари. В течение трех ночей отряд, маневрируя западнее острова Тиуринсаари, обстреливал вражеское побережье. 19 июня 1944 года в 23 часа 10 мин. он обнаружил два силуэта кораблей, шедших контркурсом. Это были немецкие миноносцы типа "Т". Морские охотники пошли на сближение с противником. Гитлеровцы, видимо, предположили, что это идут в атаку торпедные катера, и отвернули на север, открыв интенсивный огонь из орудий и автоматических пушек. Один снаряд разорвался рядом с флагманским катером "МО-106". Осколками был тяжело ранен командир Истребительного отряда Охраны водного района КМОР капитан 2 ранга М.В. Капралов. Наши корабли отвернули на восток и, ведя ответный огонь, под прикрытием дымовой завесы начали отходить к острову Сескар. Вскоре вражеские корабли были атакованы торпедными катерами. Один миноносец пошел ко дну.
С 12 по 16 июня 1944 года, выполняя боевую задачу командования по обеспечению траления у берегов противника в районе острова Бьёрке и мыса Лайвисто в Финском заливе, морские охотники 4 дивизиона сторожевых катеров МО капитана 3 ранга Лежепекова Григория Ивановича под систематическим огнем береговых батарей противника, умело прикрывали дымовыми завесами катера и катерные тральщики. Озлобленный враг, видя, что огонь его артиллерийских батарей неэффективен, 16 июня 1944 года выслал 25 самолетов Ю-88 для уничтожения советских катерных тральщиков. Умело организованный заградительный огонь сторожевых катеров МО и поставленная дымзавеса, надежно прикрыли тралящие катера от атак воздушного противника, который беспорядочно сбросил бомбы, не причинив вреда тральщикам и морским охотникам.
Истребительный отряд ОВР КБФ 20 - 25 июня 1944 года принимал участие в Бьёркской десантной операции Краснознаменного Балтийского флота по захвату островов Бьёркского архипелага (ныне острова Берёзовые в Финском заливе) в ходе Выбогско-Петрозаводской операции. В ночь на 20 июня 1944 года отряд катеров (10 сторожевых катеров МО, 7 катеров-тральщиков, 14 торпедных катеров) высадил усиленную стрелковую роту из состава 6 отдельного полка морской пехоты КБФ на остров Нерва в 16 милях к западу от Бьёркского архипелага. Противника на острове не оказалось. Этот остров был выбран в качестве исходного пункта для дальнейших действий флота. Там была спешно организована круговая оборона, установлены береговая батарея (3 орудия 45-мм) и 6 пулеметных дзотов, оборудованы инженерные препятствия. Стремясь вернуть важный остров, финское командование уже днём 20 июня направило к нему отряд кораблей (миноносцы, тральщики, десантно-артиллерийские суда, торпедные катера). Катера 4 дивизиона сторожевых катеров МО при появлении кораблей противника трижды смело и решительно вступали в бой с превосходящими силами противника и каждый раз своим огнем и умелым маневрированием наносили удары, оттесняя противника от острова Нерва, чем обеспечили успех боевой операции. В этой операции во взаимодействии с торпедными катерами был потоплен немецкий миноносец «Т-31» — самый крупный немецкий боевой корабль, потопленный надводными кораблями ВМФ СССР за всю войну (было пленено 6 членов его экипажа, 76 немецких моряков погибло и 86 спасено финскими катерами). Противник отказался от высадки десанта на остров Нерва, однако затем остров подвергался частым бомбардировкам, вокруг него до середины июля 1944 года регулярно происходили морские бои.
В ночь на 4 июля 1944 года катера "МО-104" (командир гвардии капитан-лейтенант Н. В. Васильев) и "МО-105" (командир гвардии старший лейтенант Г. А. Швалюк) 1 гвардейского дивизиона сторожевых катером Истребительного отряда, находившиеся в дозоре севернее острова Пийсаари, вели бой с двумя сторожевыми кораблями и четырьмя катерами противника, стремившимися прорваться в Выборгский залив. Несмотря на превосходство в силах, врагу не удалось осуществить своего замысла. На следующий день утром сторожевой катер "СКА-152", несший дозор у северного входа в пролив Бьёркёзунд, обнаружил на западе дымы кораблей. Получив об этом донесение, из Койвисто (ныне горд приморск Ленинградской области) вышла группа поддержки в составе трех "охотников" во главе с командиром 2 дивизиона СКА МО капитаном 3 ранга Резниченко Яковом Терентьевичем. У входа в пролив к "охотникам" присоединился "СКА-152", и группа пошла на сближение с кораблями противника. При подходе к острову Руонти она подверглась обстрелу вражеской батареи с мыса Ристниеми. Прикрывшись дымовой завесой, катера продолжали идти на запад. Вскоре наблюдатели определили силы противника: две канонерские лодки, две быстроходные десантные баржи и шесть сторожевых катеров. Они шли на восток к Выборгскому заливу. Капитан 3 ранга Резниченко Я.Т. немедленно вызвал по радио торпедные катера и авиацию, а "охотникам" приказал имитировать торпедные атаки на вражеские корабли. Под ожесточенным огнем катера МО шесть раз выходили в "атаку". Они сближались с противником до 12-15 кабельтовых и отходили под прикрытием дымовых завес. Через полчаса торпедные катера и авиация КБФ совместно нанесли по кораблям противника удар и заставили их отойти в шхеры.
В этот период враг активно использовал подводные лодки, применившие новые, электрические (бесследные) торпеды. Первой их жертвой в этом районе стало кабельное судно "Киллектор". Затем от электрических торпед получили серьезные повреждения "МО-107" и "МО-304". 30 июля 1944 года подводная лодка противника потопила "МО-105", несший дозор на северных подходах к проливу Бьёркёсунд. В истории войн это были первые случаи применения подводными лодками торпед против катеров. Видимо, уж очень насолили гитлеровцам «морские охотники". Овровцы беспощадно мстили врагу за гибель своих боевых товарищей. В тот же день, 30 июля, 12 дивизион катеров-тральщиков производил траление у северного входа в пролив Бьёркёзунд. Катера-дымзавесчики "КМ-908" (командир главный старшина Беневаленский И.А.) и "КМ-910" (командир главный старшина Павлов В.С.) находились поблизости, готовые прикрыть тральщики от обстрела противника с берега. В 19 час. 06 мин. наблюдатель "КМ-910" старший краснофлотец Бондарь Н.И. обнаружил перископ. Дымзавесчик не имел средств для атаки подводного противника. Командир катера главный старшина Павлов В.С. решил на полном ходу маневрировать, описывая циркуляцию над местом появления перископа, и одновременно вызывать ракетами и сиреной находившийся в дозоре у входа в пролив "малый охотник". Вместе с тем он передал семафором на "КМ-908", чтобы тот немедленно шел к дозорному катеру и сообщил о появлении подводной лодки. Через несколько минут к месту обнаружения лодки прибыл катер "МО-103" (командир гвардии старший лейтенант Коленко Александр Петрович) 1 гвардейского дивизиона сторожевых катеров МО Истребительного отряда. Старший сигнальщик катера гвардии старший краснофлотец Вяткин Василий Александрович, наблюдая за поверхностью воды, обратил внимание командира на "дорожку", которая обычно образуется на воде за идущим кораблем. Гвардии старший лейтенант Коленко А.П. повел катер по середине "дорожки", приказав гидроакустику усилить наблюдение. Вскоре с "охотника" заметили, что на поверхность воды из глубины поднимаются сверкающие пузырьки воздуха. Старший гидроакустик гвардии краснофлотец Пармет Михаил Семенович доложил, что прямо по носу появился шум винтов подводной лодки. "МО-103" на полном ходу сбросил серию глубинных бомб. После их взрыва на поверхности воды появился большой воздушный пузырь и образовались масляные пятна. Для уверенности в уничтожении подводной лодки гвардии старший лейтенант Коленко А.П. решил сделать еще два захода, во время которых "охотник" сбросил еще две серии глубинных бомб. В районе атаки из глубины всплыли матрацы, подушки и другие предметы, а затем показались вышедшие из лодки немецкие подводники во главе с командиром. Их было шестеро. "МО-103" подобрал гитлеровцев. Финские батареи открыли по катеру артиллерийский огонь. Снаряды рвались в 100-150 метрах. Однако "МО-103" оставался в этом районе до тех пор, пока тщательно не обследовал его и не поставил веху на месте потопления подводной лодки. Прибыв в Койвисто, "охотник" сдал пленных в штаб старшего морского начальника. Было установлено, что на дно отправлена подводная лодка "U-250", из числа новейших в составе фашистского военно-морского флота.
2 августа 1944 года в 10 час. 45 мин. в этом районе дозорным катером "МО-314" была обнаружена еще одна подводная лодка. "Охотник", выйдя в атаку, сбросил серию глубинных бомб и затем лег в дрейф, чтобы прослушивать район с помощью гидроакустики. Вскоре сюда по вызову "МО-314" прибыла поисково-ударная группа в составе "МО-108", "МО-203" и рейдового катера "ОВРК-82", оснащенного гидроакустической установкой. При повторном поиске в 14 час. 10 мин. Рейдовый катер "ОВРК-82" установил гидроакустический контакт с подводной лодкой и дал сигнал "охотникам". Подоспевший "МО-203" сбросил большую серию глубинных бомб. Через 5-7 минут на месте бомбометания появился соляр, расплывшийся большим ржавым пятном. "МО-203" и "МО-314", построившись строем фронта с интервалами 60-70 метров между катерами, сбросили еще по большой серии бомб. Последующее прослушивание водной среды никаких признаков присутствия подводной лодки не дало. Масляные пятна стояли на воде в течение 3 и 4 августа. Это место еще дважды бомбили наши "охотники". Лишь после этого поиск лодки был прекращен.
В ходе Таллинской операции (17-26 сентября 1944 года) катера 2 дивизиона сторожевых катеров МО Истребительного отряда ОВР КБФ в тяжелейших условиях, когда минная и навигационная обстановка были неизвестны, 23 сентября выполнили 4 боевые операции по высадке десанта на острова Аэгна и Найсаар, разведке навигационного оборудования Таллинского рейда. Катера МО, проходя в 15 – 20 метрах от мин, обеспечили проводку кораблей и судов в порт Таллинпо разведанным ими фарватерам.
В Моонзундской десантной операции с 2 – 5 октября 1944 года катера МО Истребительного отряда ОВР обеспечили высадку десантников первого броска на острова Хийумаа (Даго) и Сааремаа (Эзель) Эстонской ССР. 2 октября 1944 года группа катеров 2 дивизиона СКА МО под командованием командира 1 звена капитан-лейтенанта Обухова Александра Афанасьевича под интенсивным огнем противника высадила на остров Хийумаа (Даго) в бухту Хельтермаа 240 человек десанта с полным вооружением и поддержала артиллерийским и пулеметным огнем действия десанта на берегу. В ходе развития операции звено капитан-лейтенанта Обухова А.А. совершило 10 рейсов и доставило на остров Хийумаа 1440 солдат и офицеров 109 стрелкового корпуса Ленинградского фронта. К середине дня 3 октября остров Хийумаа (Даго) был освобождён. 5 октября 1944 года началась десантная операция по овладению самым большим островом Моонзундского архипелага Сааремаа (Эзеля). Истребительный отряд ОВР высадил десант с моря и поддержал огнем его действия на берегу. В течение нескольких часов напряжённого боя был создан плацдарм на северном берегу Сааремаа. 8 октября уже большая часть острова была очищена от войск противника.
За проявленные доблесть и геройство в боях с немецкими захватчиками при освобождении города Таллина, островов Хийумаа и Сааремаа командир 1 звена 2 дивизиона сторожевых кораблей МО Истребительного отряда ОВР КБФ капитан-лейтенант Обухов Александр Афанасьевич командиром дивизиона капитаном 3 ранга Резниченко Я.Т. 7 октября 1944 года был представлен к званию Героя Советского Союза, которое ему было присвоено указом Президиума Верховного Совета СССР от 06.03.1945 года.
21 октября 1944 года Истребительный отряд ОВР КБФ был расформирован. Дивизионы морских охотников вошли в состав ОВР морских оборонительных районов и военно-морских баз Краснознаменного Балтийского флота.
Номер воинской части: 10600
Полевая почта №: 10600
Почтовый ящик №: 0

Попечитель:

Михаил Пыресин

Фронтовики, служившие в подразделении:

Атюков Григорий Алексеевич
0.0.1924
старший краснофлотец
Баранов Виктор Константинович
0.0.1926
краснофлотец
Белов Василий Федорович
0.0.1918
старший лейтенант
Боголюбский Владимир Николаевич
0.0.1919
гвардии капитан-лейтенант
Бузович Анатолий Александрович
15.11.1927
краснофлотец
Бухтин Василий Никифорович
0.0.1926
старший краснофлотец
Валышев Владимир Алексеевич
0.0.1927
краснофлотец
Воробьев Алексей Павлович
0.0.1908
капитан-лейтенант
Гагарин Леонид Александрович
0.0.1924
краснофлотец
Гневушев Виктор Александрович
0.0.1918
главный старшина
Гнутов Гавриил Васильевич
0.0.1918
старший краснофлотец
Гуськов Евгений Владимирович
0.0.1899
капитан 1 ранга
Драгушин Анатолий Андреевич
0.0.1926
краснофлотец
Елисеев Александр Александрович
0.0.1906
краснофлотец
Жуков Семён Ксенофонтович
0.0.1920
с-на 2 ст. ком.отд радистов БМО-510 КБФ КМОР ОВР
Жулего Виктор Кузьмич
0.0.1921
старший краснофлотец
Зибирев Михаил Петрович
0.0.1914
краснофлотец
Игнатьев Григорий Пантелеевич
14.12.1924
краснофлотец
Колесов Виктор Николаевич
0.0.1918
главный старшина
Лежепеков Григорий Иванович
0.0.1907
капитан 3 ранга
Марков Николай Васильевич
0.0.1928
краснофлотец
Монтак Василий Григорьевич
0.0.1922
старший краснофлотец
Назаров Иван Иванович
0.0.1916
старшина 1 статьи
Никитин Виктор Николаевич
0.0.1926
краснофлотец
Пармет Михаил Семенович
15.12.1920
гвардии старшина 1 статьи
Поташов Иван Михеевич
19.1.1924
старший краснофлотец
Прошин Василий Васильевич
0.0.1919
старшина 1 статьи
Релишко Болеслав Александрович
0.0.1920
младший лейтенант
Сотник Александр Григорьевич
0.0.1913
главный старшина
Стародуб Александр Трофимович
0.0.1926
краснофлотец
Терешин Анатолий Иванович
0.0.1926
краснофлотец
Ткаченко Андрей Иванович
0.0.1926
старший краснофлотец
Трубников Николай Кириллович
0.0.1918
лейтенант
Хвостов Михаил Григорьевич
0.0.1917
старший лейтенант
Шепелюк Филипп Иванович
27.11.1912
лейтенант
Шибаев Родион Николаевич
0.0.1915
младший лейтенант
Шкамерда Игорь Васильевич
0.0.1916
лейтенант

Дата и время создания карточки:

2013-03-13 23:19:49
Дата и время последнего изменения: 2016-08-06 15:17:05
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.