Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
110179
11206
6343
41923
2

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка подразделения

Наименование части (воинского подразделения): Охрана водного района Краснознаменного Балтийского флота
Страна (в военный период): СССР
Период существования: 07.09.1941 г. -
Период вхождения в действующую армию: 07.09.1941 - 09.05.1945
Последующие переименования: Охрана водного района ГБ КБФ в Кронштадте 7.9.41-28.12.42 Переименована в ОВР КМОР
Охрана водного района Кронштадтского МОР
(б. ОВР ГБ КБФ; с 24.3.44 б. ОВР Лужской ВМБ) 28.12.42-9.5.45 С 24.8.44 г. переформирована в ОВР Таллинского МОР
Охрана водного района Таллинского МОР 24.8.44-9.5.45
(б. ОВР Кронштадтского МОР)
Дополнительная информация: Охрана водного района Краснознаменного Балтийского флота была создана приказом командующего КБФ № К/003 от 7 сентября 1941 года. В нее вошли силы и средства расформированных соединений ОВР Главной базы КБФ (Таллин), Кронштадтской военно-морской базы и Минной обороны КБФ. В последующее время в ОВР КБФ влились корабли и катера ОВР военно-морской базы Ханко. Эти силы организационно были сведены в Отряд заграждения, Отряд траления, Истребительный отряд, Отдельный дивизион сторожевых кораблей, катера, суда и подразделения Охраны рейдов (ОХР), а также три плавбазы и одна береговая база. Всего в составе ОВР КБФ насчитывалось 210 различных кораблей и катеров, в том числе минные заградители "Марти" и "Урал", сетевые заградители, сторожевые корабли, 50 тральщиков, 47 катеров-тральщиков и 45 "малых охотников". Командиром Охраны водного района КБФ был назначен капитан 1 ранга Птохов Борис Павлович, военкомом — бригадный комиссар Радун Рудольф Вениаминович, начальником штаба – капитан 2 ранга Ладинский Юрий Викторович. Штаб Охраны водного района флота обосновался в Кронштадте.
В Отряд заграждения вошли все имевшиеся в наличии минные и сетевые заградители, в том числе такие крупные, как «Урал» и «Марти». Задача отряда — ставить минные и сетевые заграждения там, откуда может прорваться противник в восточную часть Финского залива. Командовал отрядом капитан 1 ранга Сарнович Георгий Юлианович. Военный комиссар отряда — опытный политработник полковой комиссар Сидоров А.Н.
Отряд траления объединил тральщики различных типов, вплоть до катеров. На него возлагалось производство всех видов тральных работ и обеспечение проводки за тралами боевых кораблей и судов через опасные в минном отношении районы. Командиром отряда стал бывший командир бригады траления Минной обороны капитан 2 ранга Мамонтов Николай Александрович, военкомом — полковой комиссар Корнилов Н.И., начальником штаба отряда - капитан 3 ранга Лихолетов В.П.
Истребительный отряд, в который были сведены почти все находящиеся в строю малые охотники и сторожевые катера, предназначался главным образом для борьбы с подводным противником, а также несения дозоров, боевого обеспечения тральных работ, высадки десантов и проводки конвоев. Командовал Истребительным отрядом капитан 2 ранга Перфилов Александр Николаевич. Перед войной Перфилов был командиром 2 Балтийского отряда пограничных судов НКВД в Таллине. Военком истребительного отряда был назначен полковой комиссар Земляков Г.Т., начальнико штаба — тоже бывший пограничник капитан 3 ранга Гуськов Е.В. Все они хорошо понимали роль своего отряда как весьма мобильной, оперативной ударной силы соединения.
Отдельный дивизион сторожевых кораблей формировался из сторожевиков специальной постройки, а также из мобилизованных гражданских судов. Они должны были нести службу на дальних линиях дозора, обеспечивать охранение конвоев на переходе морем. Командовал дивизионом капитан 3 ранга Никитченко Павел Еремеевич . С ним дружно работал военный комиссар дивизиона полковой комиссар Лелякин И.М.
В состав Охраны рейдов вошли рейдовые посты, боносетевая партия, буксиры и другие вспомогательные суда и катера. Во главе ее стоял капитан-лейтенант П.Заяц. Военкомом ОХР был старший политрук Потемкин Н.В.
С первого же дня своего существования соединение приступило к несению дозорной службы, обеспечению морских перевозок по коммуникациям в операционной зоне флота, к решению других боевых задач, которые диктовались сложившейся обстановкой. В первые дни сентября 1941 года все находившиеся в строю и на ходу сторожевые корабли, сетевые заградители и тральщики были направлены на остров Гогланд. Там оставалось более 12 тысяч человек — тех, кто шел из Таллина и по разным причинам еще не добрался до Кронштадта и Ленинграда. Требовалось срочно вывезти их оттуда. Эту задачу овровцы решили довольно быстро — уже к 7 сентября 1941 года люди были доставлены на ленинградские оборонительные рубежи.
В течение нескольких дней середины сентября отряд кораблей ОВР в составе минных заградителей «Марти» и «Урал», сетевых заградителей «Вятка» и «Онега», базовых тральщиков и катеров МО, усиленный лидером и четырьмя эсминцами, выделенными штабом флота, дооборудовал минами «Восточную позицию» и позицию тыловую, находящуюся ближе к Ленинграду. Корабли поставили 18 линий минных заграждений, которые уплотнили, сделали более надежными самые ближние к Ленинграду минные позиции.
В середине сентября 1941 года командиром Охраны водного района флота был назначен капитан 2 ранга Святов Иван Георгиевич. Едва успев принять дела, капитан 2 ранга Святов И.Г. получил приказание организовать срочную переброску из Ораниенбаума в Ленинград двух стрелковых дивизий, артиллерийского полка и нескольких строительных батальонов. Эта переброска осуществлялась по решению командующего Ленинградским фронтом. Для перевозки войск были выделены два сетевых заградителя, восемь базовых и пятнадцать тихоходных тральщиков. Кроме того, для этой цели были привлечены четыре самоходных десантных баржи из отряда шхерных кораблей. Каждая из этих единиц с 16 сентября 1941 года, загрузившись до предела, самостоятельно отправлялась в поход по Морскому каналу. Первый эшелон войск перевезли скрытно от противника. Фашисты лишь на второй день что-то обнаружили и обстреляли ораниенбаумский порт. Назначенные к перевозке части находились в укрытиях и потерь не понесли. Враг продолжал обстрел порта и в последующие дни, но помешать выполнению задачи уже не смог. Задача была выполнена 29 сентября 1941 года. За это же время с плацдарма было эвакуировано 17 тысяч раненых. Сентябрьскими рейсами кораблей с войсками было положено начало непрерывному морскому сообщению между ораниенбаумским плацдармом и Ленинградом. Несмотря на большие трудности, оно действовало в течение всей блокады и сыграло немаловажную роль в ходе боевых действий.
5 октября 1941 года отряд из пяти катеров ("МО-202", "МО-203", "МО-207", "МО-208", "МО-210"), двадцати пяти катеров КМ и шести шлюпок (шестивесельные ялы) высадил у Нового Петергофа усиленный сводный батальон, сформированный из матросов, старшин и офицеров линейных кораблей, школ Учебного отряда флота и курсантов военно-морского политического училища. В ночь на 8 октября 1941 года проводилась демонстрация повторной высадки десанта, чтобы отвлечь часть сил противника с фронта на приморское направление и облегчить положение ранее высаженных десантников, которые вели тяжелые бои в окружении. Выполнение этой задачи было возложено на отряд из четырех катеров МО, бронекатера, сторожевого катера "ЗК-39", семи катеров КМ и трех катеров-дымзавосчиков. Действиями сил руководил с борта сторожевого катера "ЗК-39" начальник штаба ОВР КБФ капитан 2 ранга Ладинский Юрий Викторович.
Осенью 1941 года ОВРовцы Балтики выполняли также задачи по высадке разведгрупп в тыл врага.
ОВРовцам приходилось и самим вести разведку, выявлять расположение батарей и систему огня противника. Эта задача обычно возлагалась на "малые охотники" и базовые тральщики. Всего в сентябре - октябре 1941 года корабли и катера ОВР десять раз выходили на разведку вражеских батарей. Кроме того, катера МО привлекались к корректировке огня нашей береговой артиллерии. Первыми такую задачу выполняли "малые охотники", которыми командовали старший лейтенант А.Творогов и лейтенант Г.Ульяшин. Во всех этих случаях ОВРовцы, действуя под огнем противника, проявили образцы мужества и выдержки.
Дозорная служба кораблей ОВРа в восточной части Финского залива осенью 1941 года охватывала два района: западный-от острова Гогланд до меридиана мыса Сейвястё и восточный - от мыса Сейвястё на восток до банки Каменная (Невская губа). В западном районе было развернуто 6 круглосуточных линий корабельных дозоров, в восточном - 13 линий, расположенных вокруг острова Котлин и на запад до меридиана мыса Сейвястё. С 12 сентября в связи с усилением противником минной войны было развернуто дополнительно 6 дозоров по оси открытой части Морского канала. С 22 сентября их число в Невской губе возросло еще более. Восточные дозоры поддерживались артиллерией кронштадтских фортов, звеном катеров МО, стоявших в базе в 15-минутной готовности к выходу, и звеном самолетов МБР-2. Для поддержки дозоров в районе Морского канала с 25 сентября выделялись два катера МО с местом нахождения в его огражденной части, а с 29 сентября в связи с тем, что из района Стрельна - Новый Петергоф стали проникать на плавсредствах вражеские диверсионные группы, в ночное время на фарватере у Петергофского буя выставлялись базовый тральщик и два "малых охотника". Западные дозоры должны были поддерживаться батареями береговой обороны прилегающих островов. Общее управление дозорной службой осуществлялось командиром ОВРа КБФ с его берегового командного пункта, развернутого на форту Кроншлот. Непосредственное руководство западными дозорами было возложено на командира отдельного дивизиона сторожевых кораблей (ОДСКР). В последующем, когда к несению дозорной службы было привлечено значительное количество тральщиков, эти функции были возложены на командира отряда траления, а командир ОДСКР стал его заместителем. Восточными дозорами (кроме района Морского канала) руководил командир истребительного отряда ОВРа КБФ. Дозорные корабли и катера в Морском канале оперативно подчинялись непосредственно штабу ОВРа КБФ. Для несения дозорной службы использовались: в западном районе - сторожевые корабли, базовые и тихоходные тральщики, в восточном - "малые охотники", сторожевые и рейдовые катера.
С перебазированием флота в Кронштадт ответственность за организацию и безопасность плавания в Финском заливе (основные коммуникации: Кронштадт остров Гогланд, Кронштадт - Койвисто, Кронштадт - Ленинград и Ораниенбаум) несло командование ОВРа КБФ. Противоминная оборона фарватеров обеспечивалась системой дозорной службы, периодическим контрольным тралением и проводкой за тралами. ОВРовцы осуществляли также противолодочную, противокатерную и противовоздушную оборону конвоев, прикрытие их дымовыми завесами от огня береговой артиллерии противника. Всего осенью 1941 года было проведено 37 конвоев.
В этот же период силы и средства ОВР КБФ трижды эскортировали подводные лодки из Кронштадта до точки их погружения на Западном Гогландском плесе.
В сентябре - октябре 1941 года корабли и катера ОВРа КБФ совместно с другими силами флота участвовали в эвакуации наших войск и военно-морского гарнизона с острова Бьёркё. 27 октября овровцы начали эвакуацию гарнизона островов Гогланд и Большой Тютерс. Она осуществлялась под общим руководством командира ОВР капитана 2 ранга И.Г. Святова и военкома бригадного комиссара Р.В. Радуна.
С 26 октября по 2 декабря 1941 года корабельные силы флота осуществили эвакуацию гарнизона военно-морской базы Ханко. От ОВР КБФ в ней приняли участие 2 минных заградителя ("Ока" и "Урал"), 8 базовых тральщиков ("Гафель", "Шпиль", "Гак", "Рым", "Верп", "Т-215", "Т-217", "Т-218"), 7 тихоходных тральщиков ("Вирсайтис", "Орджоникидзе", "Клюз", "Волнорез", "Ударник", "Дзержинский", "Менжинский"), 2 сторожевых корабля ("Коралл", "Гангутец"), сетевой заградитель "Азимут" и 16 "малых охотников". Многие из них ходили к Ханко по два и три раза, а базовые тральщики "Шпиль" (командир старший лейтенант Н.С. Дебелов, военком батальонный комиссар В.С. Бартенев), "Т-215" (командир капитан-лейтенант М.А. Опарин, военком старший политрук Т.Ф. Певнев) и "Т-218" (командир старший лейтенант А.В. Цыбин, военком старший политрук И.И. Клычков) - четыре раза. Всего с Ханко силами флота было вывезено около 23 тысяч войск с личным оружием, полевая и зенитная артиллерия базы, 1300 тонн боеприпасов и 1500 тонн продовольствия. Более половины этих перевозок были осуществлены ОВРовцами. В ходе эвакуации базы они спасли свыше 3 тысяч человек с погибших боевых кораблей и транспортных судов. Вскоре после эвакуации Ханко Финский залив покрылся льдом, боевые походы закончились. Корабли Охраны водного района КБФ рассредоточились на зиму в Кронштадте и Ленинграде. Они нуждались в серьезном ремонте, который в условиях блокады был нелегким делом. Судоремонтные предприятия не могли выполнить ремонтные работы своими силами, поэтому вместе с рабочими трудились военные моряки.
Зимой 1941-42 года командование Ленинградского фронта организовало оборону Ленинграда с морского направления. Флот послал сюда несколько рот моряков. Все оружие с катеров ОВРа, поднятых в Кронштадте и Ленинграде на стенку для ремонта, было снято и передано частям "ледового фронта". ОВРовцы проходили усиленную общевойсковую подготовку. Из экипажей "малых охотников", дислоцировавшихся в Ленинграде, была сформирована cтpeлковая рота. Привлекаются к обороне на ледовом направлении и экипажи катеров-тральщиков. В Кронштадте береговые базы ОВР оборудовали и укомплектовали боевыми расчетами и оружием 10 огневых точек, создали маневренный резервный взвод лыжников. Зенитная артиллерия кораблей соединения вошла в систему противовоздушной обороны Ленинграда и Кронштадта. Всю первую блокадную зиму продолжался ремонт кораблей. ОВРовцы стремились всесторонне подготовиться к вступлению во вторую военную кампанию на Балтике. К весне на всех катерах МО была установлена новая гидроакустическая аппаратура. "Охотники" одного из дивизионов переоборудуются в минные заградители. Несколько катеров МО были приспособлены для траления. Усилилось вооружение тралящих кораблей: на катерах типа «Р» были установлены крупнокалиберные пулеметы, на базовых тральщиках - 20-мм зенитные автоматы.
В марте 1942 года командиром ОВР КБФ был назначен капитан 1 ранга Ладинский Юрий Викторович.
3 апреля 1942 года минному заградителю "Ока" (командир Н.И. Мещерский, военком А.А. Коваль) и базовому тральщику "Гафель" (командир Е.Ф. Шкребтиенко, военком В.А. Жуков) за образцовое выполнение боевых заданий командования было присвоено звание гвардейских.
Весной 1942 года гитлеровцы предприняли крупную операцию по минированию с воздуха кронштадтских фарватеров, чтобы не допустить выхода в море советских подводных лодок, заблокировать их в Невской губе. Специально сформированная для этой цели группа самолетов-миноносцев совершила в зону Кронштадта 11 массированных ночных налетов (302 самолето-вылета). В этих условиях ОВРовцы прилагали все усилия, чтобы обеспечить безопасность уходивших на запад и возвращавшихся в свою базу подводных лодок и эскортирующих их сил. Из всего состава тралящих кораблей соединения борьбу с донными (неконтактными) минами мог вести лишь дивизион деревянных магнитных тральщиков (командир капитан-лейтенант М.М. Безбородов, военком политрук Г.М. Сбоев). Дивизион насчитывал девять кораблей, переоборудованных из бывших рыболовецких сейнеров и мотоботов: "Сиг", "Поводец", "Пикша", "Воронин", "ГС-1", "ГС-2", "Свирь", "Касатка" и "Ястреб". Из них к тралению с помощью тралбарж были приспособлены только "Сиг", "Поводец" и "Пикша". Эти же тральщики и "ГС-1" могли питать электромагнитный петлевой трал. Остальные корабли имели лишь магнитный (хвостовой) трал и поэтому в ходе траления выполняли вспомогательные функции (обвехование и т. д.). Сначала в район постановки вражеских мин высылались быстроходные деревянные катера. Маневрируя на полном ходу, они сбрасывали большие и малые глубинные бомбы, чтобы воздействовать на акустические мины (вызвать самовзрыв, разрушение корпуса или приборов). После этого производилось траление по оси фарватера магнитным или электромагнитным тралом, а затем - тралбаржей с включенным питанием. С целью контроля по фарватеру буксировалось металлическое основание большого корабельного артиллерийского щита, имевшее значительное магнитное поле. Лишь после этого фарватер считался протраленным и объявлялся открытым для плавания. Уничтожение поставленных противником мин началось 1 июня 1942 года. В тот день была подорвана первая мина, сдетонировавшая от взрыва глубинной бомбы "малого охотника". 2 июня на траление вышли магнитные тральщики. Первые два дня их многочисленные галсы, обычно выполнявшиеся под воздействием противника, не принесли успеха. Но в последующем было уничтожено 11 мин. Контрольные галсы дали основание считать фарватер безопасным. Однако плавать по нему надо было исключительно точно, не выходя за пределы узкой протраленной полосы. Расширение ее требовало дополнительного траления, а времени на это не было подводные лодки шли буквально следом за тралящими фарватер кораблями. 9 июня 1942 года группа "малых охотников" и катеров-дымзавесчиков эскортировала до точки погружения у Шепелевского маяка подводные лодки "Щ-304" и "Щ-317", которые первыми в 1942 году вышли в боевой поход. Во время их следования по створу кронштадтских маяков гитлеровцы начали очередной воздушный налет с постановкой мин на фарватере. Катера эскорта своим огнем отогнали вражеские самолеты, сбрасывавшие парашютные мины. Подводные лодки благополучно вышли в море и вскоре своими торпедами начали разить транспорты противника.
Траление мин ОВРовцы вели всю кампанию 1942 года. За это время магнитные тральщики уничтожили на кронштадтских фарватерах и в Невской губе 53 мины. Бомбометанием с катеров МО было взорвано еще 6 неконтактных мин. В те дни соединение потеряло тральщики "Воронин" и "Ястреб", затонувшие от взрыва мин, и тральщик "Пикша", погибший под артиллерийским огнем противника.
Большую роль в борьбе с минами, сбрасываемыми с самолетов, сыграла своевременно организованная штабом соединения (начальник штаба капитан 1 ранга Н. И. Мещерский, офицеры-операторы Я.С. Большов и И.С. Сафонов) система подвижных постов противоминного наблюдения. Этот вид наблюдения служил важным дополнением к функциям береговых постов флотской службы наблюдения и связи и постов охраны рейдов (ОХР). Специально созданный отряд подвижных постов насчитывал 20 моторных катеров и 26 шлюпок. Командовал им капитан-лейтенант Шклярский Н.В. Эти посты выставлялись ежедневно с 22 час. до 4 час. утра на створе кронштадтских маяков и фарватерах к Лисьему Носу и Ораниенбауму. Наблюдатели на катерах и шлюпках, снабженные средствами зрительного наблюдения и пеленгования, фиксировали в журналах места падения мин и сообщали в штаб ОВРа. Это позволяло эффективно вести борьбу с минной опасностью.
Гитлеровцы, стремясь воспрепятствовать развертыванию наших подводных лодок, нарушить морские сообщения с островами Лавенсари и Сескар, они неоднократно ставили якорные мины на фарватерах в восточной части Финского залива. Основная тяжесть борьбы с минной опасностью в 1942 году легла на 1 и 2 дивизионы катеров-тральщиков ОВР, которыми командовали капитан 3 ранга Кимаев В.К. и капитан-лейтенант Пахольчук Ф.Е.
Летом 1942 года наиболее активному воздействию противника подвергались фарватеры на коммуникации Кронштадт - Лавенсари, по которым выводились из Финского залива в море подводные лодки, осуществлялись морские перевозки. Подходы к фарватерам охраняли дозорные корабли. Они оказывали эффективное противодействие противнику. Поэтому враг с самого начала кампании обрушил на них удары легких сил своего флота и авиации. Дозорам пришлось вести ожесточенные бои с торпедными и сторожевыми катерами противника, отражать многочисленные атаки его самолетов.
Наряду с боевым тралением, несением дозорной службы, проводкой эскортов и конвоев ОВР КБФ приходилось решать и задачи наступательного характера. В период с 8 по 10 июля 1942 года корабли соединения участвовали в высадке и обеспечении тактического десанта на остров Соммерс. Сторожевик "Буря", базовые тральщики и "малые охотники" огнем орудий и пулеметов оказали эффективную поддержку действиям десантников. При этом они неоднократно имели боевые столкновения с вражескими кораблями. 9 июля базовые тральщики "Шпиль" и "Рым", катера "МО-109" и "МО-306" причинили повреждения торпедному катеру "Ноуми" и тральщику противника. В этих боях героически погиб "МО-306", которым командовал старший лейтенант Д. Л. Дворецкий. Группа "малых охотников" получила задание доставить десантникам на остров боеприпасы и пополнение. Противник встретил катера шквальным огнем. Головным шел "МО-306". Прямое попадание вражеского снаряда вызвало взрыв находившихся на катере боеприпасов, и катер затонул. К сожалению, не избежали ОВРовцы потерь и в следующем месяце. 24 августа 1942 года при подходе к острову Большой Тютерс для обстрела вражеской батареи подорвались на минах и затонули сторожевой корабль "Буря" и базовый тральщик "Фугас". При этом погибли военком дивизиона сторожевых кораблей полковой комиссар Лелякин И.М., командир тральщика капитан-лейтенант Гиллерман В.Л., многие старшины и матросы. Командир отряда капитан 2 ранга Никитченко П.Е.и командир сторожевого корабля "Буря" капитан 3 ранга Маклецов А.А.были тяжело ранены.
В августе 1942 года специально оборудованные "малые охотники" под руководством командира звена старшего лейтенанта Ливого Н.Д. ставили минные банки на узлах шхерных фарватеров и подходах к проливу Бьёркёзунд. Обычно постановка производилась совместно с торпедными катерами.
В 1942 году менее активно действовали в Финском заливе вражеские подводные лодки: отмечено всего три случая их обнаружения. С наступлением темных ночей вновь участились боевые столкновения с легкими надводными силами противника.
После эвакуации гарнизона Ханко и оставления острова Гогланд выдвинутой вперед маневренной базой Краснознаменного Балтийского флота в Финском заливе до осени 1944 года был остров Лавенсари, расположенный в 140 километрах западнее Кронштадта. Простирающееся к северу и к югу от него побережье залива находилось в руках противника, имевшего здесь десятки пунктов базирования своих корабельных сил и авиации. Лавенсари был последним пунктом на советской земле, из которого направлялись в Балтийское море герои-подводники. Отсюда выходили корабли и катера ОВР, чтобы встретить на Гогландском плесе подводные лодки, возвращавшиеся из боевых походов. На соединение ОВР КБФ было возложено обеспечение безопасного перехода подводных лодок из Кронштадта на Лавенсари, вывод в точку погружения, встреча и сопровождение при возвращении их с моря. ОВРовцы с честью выполнили эту свою задачу. Всего за кампанию 1942 года базовыми тральщиками и "малыми охотниками" была осуществлена 61 проводка подводных лодок в эскортах. Эскортирование подводных лодок осуществлялось в условиях сложной минной обстановки и активного противодействия врага. Во время переходов тралы часто подсекали вражеские мины, кораблям не раз приходилось уклоняться от торпед подводных лодок и торпедных катеров противника, от ударов его авиации и береговой артиллерии.
В кампанию 1942 года овровцы осуществляли также проводку конвоев из Кронштадта на острова Сескар, Лавенсари и обратно. Хотя морские коммуникации по сравнению с 1941 годом сократились, но по объему перевозок и характеру грузов они по-прежнему имели большое значение для флота. Проводка конвоев при их тихоходности, малой маневренности, разнотипности судового состава и оружия в условиях активного противодействия противника была исключительно трудным делом. Поэтому она вошла славными страницами в историю соединения. Всего в 1942 году было проведено 50 конвоев общим составом 259 боевых кораблей и судов. С этой целью "малые охотники" совершили 78 выходов в море, а катера-тральщики и дымзавесчики - 197.
Успешно справились со своими задачами в 1942 году дымзавесчики - небольшие деревянные катера. Без них не обходился ни один выход кораблей на выполнение боевых заданий. Экипажи этих катеров, самоотверженно действуя под огнем врага, прикрывали дымовыми завесами от воздействия врага эскорты и конвои, траление и постановку мин. Лишь за первые два месяца кампании они обеспечили переходы 236 боевых кораблей и судов, 91 раз выходили для прикрытия тральных работ, поставили 127 дымовых завес, наплавали в ограниченном районе Невской губы и Кронштадтских фарватеров 8150 миль.
В 1942 году было усилено артиллерийское вооружение "малых охотников", тихоходных тральщиков и катеров-тральщиков. Ленинградская промышленность по заказу флота приступила к постройке бронированных "малых охотников" (БМО). Все корабли и катера соединения прошли размагничивание , которое осуществлялось с помощью специально устанавливаемой обмотки или безобмоточным способом. Качество размагничивания проверялось на контрольных станциях. Здесь же через определенные промежутки времени производились контрольные замеры остаточного магнитного поля кораблей и катеров.
Славные боевые дела ОВРовцев получали высокую оценку командования флота, трудящихся Ленинграда. 16 октября 1942 года, в день 20-летия шефства комсомола над флотом, ленинградские комсомольцы вручили переходящее Красное знамя базовому тральщику "Т-215" (командир капитан 3 ранга М.А. Опарин) как лучшему кораблю Краснознаменного Балтийского флота. Тральщик совершил более 60 боевых выходов, уничтожил свыше трех десятков мин, успешно отразил неоднократные атаки торпедных катеров, удачно уклонился от 19 торпед, сбил и повредил несколько вражеских самолетов.
28 декабря 1942 года ОВР Главной базы КБФ в Кронштадте КБФ была реорганизована в Охрану водного района Кронштадтского морского оборонительного района (КМОР), часть сил и средств из ее состава была выделена на укомплектование вновь формировавшегося соединения ОВР Островной военно-морской базы (ОВМБ).
Зимой ОВРовцы активно участвовали в ремонтных работах, усиленно занимались боевой и политической подготовкой, несли боевую службу в системе зимней обороны. В феврале - марте 1943 года они произвели подледное траление донных (неконтактных) мин на выходном фарватере Кронштадта. Оно осуществлялось с помощью сконструированного и изготовленного на Кронштадтском морском заводе специального ледового трала. В ночь на 28 марта были произведены контрольные взрывы больших глубинных бомб на фарватере открытой части Морского канала. При этом сдетонировали две магнитные мины
К началу летней кампании 1943 года Охрана водного района Кронштадтского морского оборонительного района (КМОР) КБФ получила от промышленности дивизион "малых охотников" нового типа, дивизион катеров-тральщиков; заканчивалась постройка девяти бронированных катеров МО и эскадренного тральщика "Василий Громов". Началось строительство новых тральщиков, так называемых "стотонников". Бывшие рыболовецкие сейнеры были переоборудованы в магнитные тральщики ("МТ-610", "МТ-611"). Тихоходные тральщики "Т-42", "Т-51", "Зарница" и сторожевой корабль "Коралл" были оборудованы электромагнитными тралами. Всего в составе ОВР КБФ насчитывалось 250 вымпелов, в том Числе 44 тральщика, 96 катеров-тральщиков и 70 "малых охотников".
Задачи, поставленные перед ОВР КМОР на кампанию 1943 года, практически не отличались от прежних, но овровцы понимали, что теперь их роль в обеспечении вывода подводных лодок в море через опасную зону в восточной части Финского залива стала еще более трудной и ответственной. 30 апреля 1943 года ОВРовцы открыли свой боевой счет в кампании 1943 года. Маленький посыльный катер "И-23" шел по заливу. Враг находился близко, и каждый на катере был готов к любым неожиданностям. Поэтому, когда раздался возглас матроса Семенова: "Самолеты противника!", команда "И-23" не была застигнута врасплох. Два фашистских истребителя на небольшой высоте шли прямо на катер. Меткие выстрелы пулеметчика краснофлотца Гребенюка Григория Александровича достигли цели. Он сразил ведущий самолет, который упал в воду и затонул. Второй истребитель торопливо обстрелял катер из пушки и пулеметов и горкой ушел в низко нависшие облака. Прямым попаданием на "И-23" разбило пулемет. Все заметили, что краснофлотец Гребенюк Г.А. ранен осколком в глаз. Но он не ушел с боевого поста, а вместе с краснофлотцем Меньшиковым изготовил к бою второй пулемет, полученный перед самым выходом в море. Только когда "И-23" выполнил задание, Гребенюк Г.А. доложил командиру, что он получил еще два пулевых ранения в ногу.
Ночью 11 мая 1943 года базовые тральщики "Рым", "Т-215", "Т-217", "Т-218" и восемь "малых охотников" вывели на Восточный Гогландский плес подводную лодку "Щ-303", которой командовал И. В. Травкин.
В ночь на 6 июня 1943 года командующий Краснознаменным Балтийским флотом приказал немедленно собрать все находившиеся в строю "малые охотники" и отправиться на остров Лавенсари в распоряжение командира Островной военно-морской базы контр-адмирала Г. В. Жукова для встречи и проводки в Кронштадт возвращавшейся из боевого похода подводной лодки "Щ-303". Информируя об обстановке, вице-адмирал В. Ф. Трибуц указал, что подводная лодка, преследуемая в течение нескольких суток кораблями и самолетами противника, почти полностью израсходовала запас электроэнергии и лежит на грунте в районе острова Большой Тютерс. Это место находилось под постоянным наблюдением противника, вокруг располагались минные поля. Около 3 часов 6 июня десять "малых охотников" во главе с командиром ОВРа (флаг на "МО-304") капитаном 1 ранга Ладинским Юрием Владимировичем вышли из Кронштадта на Лавенсари. В этот же день на Лавенсарский рейд прибыли базовые тральщики "Гафель", "Рым", "Т-215", "Т-217" и "Т-218". К вечеру был полностью сформирован отряд кораблей для встречи подводной лодки, состоявший из группы поиска и группы прикрытия. Группа поиска включала десять "малых охотников", шесть из них имели тралы. Ей предстояло выйти в район нахождения "Щ-303", найти ее, связаться при помощи звуковой подводной сигнализации и провести лодку за тралами на Лавенсари. Возглавить эту группу было поручено капитану 1 ранга Ладинскому Ю.В. Группа прикрытия состояла из семи торпедных катеров и должна была прикрыть первую во время поиска лодки и при ее эскортировании. Возглавлял группу командир бригады торпедных катеров капитан 2 ранга Е.В. Гуськов. Эти группы должны были поддерживать сторожевой корабль "Гангутец" и канонерская лодка "Кама", находившиеся на Лавенсарском рейде. Общее руководство действиями всех сил, выделенных для встречи "Щ-303", осуществлял командир отряда шхерных кораблей КБФ контр-адмирал Д. Д. Вдовиченко (флаг на канлодке "Кама"). С целью предварительного обеспечения отряд катеров-тральщиков под командованием старшего лейтенанта Н.П. Ткаченко произвел контрольное траление выходных фарватеров Лавенсари. Кроме того, осуществлялось траление магнитным тралом и бомбометание с катеров. В результате были уничтожены четыре неконтактные мины. Проходя Восточный Гогландский плес, "охотники" подсекли тралами три мины и один минный защитник. Вскоре после полуночи катера поиска прибыли в точку предполагаемого нахождения подводной лодки (проход между банками Намси и Неугрунд) и заглушили моторы. Флагманский катер "МО-123" начал вызывать подводную лодку условными сигналами с помощью звуковой подводной сигнализации. Однако лодка не всплывала и не отзывалась. Назначенное время встречи истекло. Утром группа поиска вернулась на Лавенсари. Из радиограммы командира "Щ-303", полученной штабом базы, стало ясно, что подводная лодка, использовав последние ресурсы электроэнергии, перешла в другую, более удаленную от островов точку. Вечером корабли вышли вновь, чтобы встретить подводную лодку "Щ-303". На этот раз группа состояла из семи "охотников" (пять из них были с тралами). Торпедные катера прикрытия следовали мористее группы поиска. В районе Лавенсари находились в ожидании эскорта четыре базовых тральщика. Около полуночи группа поиска подошла к точке встречи и начала вызывать подводную лодку. Вскоре над поверхностью воды показалась ее рубка. "МО-125" подошел к ПЛ вплотную. Отряд выстроился в походный ордер и направился к Лавенсари. В это время появился вражеский самолет. Катера открыли огонь, и он скрылся. А через пять минут отряд кораблей уже прикрывали истребители, поднявшиеся с Лавенсари. Прибыв на Лавенсари, корабли сразу же начали готовиться к переходу в Кронштадт. Вместе с "Щ-303" должна была идти и подводная лодка "С-12". Эскорт вышел в 22 часа 9 июня 1943 года. Впереди следовали пять базовых тральщиков с тралами (на "Т-218" находился командир дивизиона капитан 3 ранга М. А. Опарин). За ними в надводном положении шли подводные лодки, охранявшиеся десятью катерами МО. В центре походного ордера находился гвардейский базовый тральщик "Гафель" под флагом командира Охраны водного района КМОРа. Следующей ночью подводные лодки "Щ-303" и "С-12" в охранении "малых охотников" перешли в Кронштадт.
Кампания 1943 года на Балтике была характерна частыми боевыми столкновениями дозорных катеров ОВРа с противником. Еще не закончился ледоход на Неве, а "малые охотники" уже вышли в море для несения дозорной службы. Вскоре стало известно, что у них появился новый серьезный враг - быстроходные, вооруженные автоматическими пушками и крупнокалиберными пулеметами фашистские катера. С ними и пришлось в основном вести борьбу в 1943 году катерникам соединения. Ареной боев между катерами служил главным образом Сескарский плес.
В 1943 году ни на один день не прекращалась напряженная борьба на коммуникациях между Кронштадтом и островами восточной части Финского залива. Гитлеровцы отчетливо представляли их оперативное значение и стремились сорвать советские морские перевозки, перерезать артерию, питавшую базу флота на острове Лавенсари и весь этот важный укрепленный район. Корабли и катера Охраны водного района КМОРа, обеспечивая бесперебойное снабжение островных гарнизонов, несли дозорную службу у наших коммуникаций, производили контрольное траление и проводку конвоев за тралами и сами выступали в роли транспортов. В качестве основных транспортных средств использовались сетевые заградители "Вятка" и "Онега".
Активно участвовали в перевозках также тихоходные тральщики (командиры Н.И. Боговик, Д.Ф. Качалов, И.С. Савельев, Е.А. Лищенко, Н.А. Ваганов и другие). Они доставляли на Лавенсари и Сескар баржи с различными грузами. Противоминное обеспечение конвоев обычно осуществлялось катерами-тральщиками дивизионов, которыми командовали В.К. Кимаев и Ф.Е. Пахольчук. В охранение входили "малые охотники", возглавляемые М.В. Капраловым. Для прикрытия от огня береговой артиллерии противника на участке Кронштадт - Шепелевский выделялись катера-дымзавесчики (командир дивизиона Н.Н. Амелько). Формирование и отправку конвоев из Кронштадта производил штаб ОВР Кронштадтского морского оборонительного района, с островов - штаб Островной ВМБ. Конвои обычно возглавлялись командирами дивизионов тральщиков и офицерами штаба ОВРа, допущенными специальным приказом. Наиболее часто эту обязанность выполняли капитаны 3 ранга Н.П. Визиров, А.П. Безукладников, А.Г. Грушин, И.А. Подсевалов, капитан-лейтенант А В. Халатов. Большинство конвоев потерь не имело. Лишь 23 декабря 1943 года подорвался на плавающей мине и затонул тихоходный тральщик "Радуга". При этом погибло 63 человека из состава экипажа и пассажиров, в том числе командир корабля старший лейтенант Н. Аптекаев и офицер штаба ОВР капитан-лейтенант М. Годяцкий, с именем которого связаны первые боевые походы базовых тральщиков, первые эскорты подводных лодок. Всего за кампанию 1943 года из Кронштадта на острова и обратно было проведено 72 конвоя. Они перевезли более 31200 тонн различных грузов и около 10 300 человек. Для проводки конвоев сделано выходов в море: тихоходными тральщиками - 153, катерами-тральщиками - 260, "малыми охотниками" - 185, катерами-дымзавесчиками - 2514.
Чтобы сковать действия советского флота в Балтийском море и Финском заливе, гитлеровцы постоянно усиливали найсар-поркалаудскую и гогландскую минно-артиллерийские позиции. Мощные минные заграждения противника были серьезным препятствием для подводных лодок КБФ, направлявшихся на его коммуникации. Необходимость прокладки безопасных фарватеров через эти заграждения диктовалась не только данным обстоятельством. Этого требовала перспектива коренного изменения оперативной обстановки на театре в связи с приближением часа окончательного разгрома врага в Прибалтике, предстоявшее продвижение боевых сил Балтийского флота на запад. Поэтому уже в первых числах сентября 1943 года тральщики ОВР КМОР по заданию штаба флота приступили к разведывательному тралению на Восточном Гогландском плесе. Для траления были привлечены сначала катера-тральщики 1 и 3 дивизионов, а позднее 2 и 4 дивизионов. Базировались они на Лавенсари, там же находился командный пункт командира Бригады траления капитана 1 ранга Ф.Л. Юрковского. Боевое траление производилось под огнем береговых батарей противника. Действия катеров-тральщиков обеспечивали сторожевые катера МО, которые постановкой дымовых завес, прикрывали тральщики от прицельного огня противника. Такие выходы катера-тральщики совершали почти до конца кампании 1943 года. Обычно им приходилось действовать под огнем береговых батарей и надводных кораблей противника. Разведывательное траление на Восточном Гогландском плесе в направлении Нарвского залива явилось заключительной частью тральных работ 1943 года. Всего за кампанию тральщики соединения прошли с тралами 70443 мили и уничтожили более 300 мин и минных защитников
В конце 1943 года при подготовке к наступлению ленинградского фронта Краснознаменный Балтийский флот должен был скрытно перевезти из Ленинграда и с мыса Лисий Нос на ораниенбаумский плацдарм 2 ударную армию. Решение этой задачи, во многом определявшей успех всей операции, было связано с преодолением больших трудностей. Восточная часть Финского залива уже начала покрываться льдом, каждый квадратный метр Невской губы простреливался вражеской артиллерией. Малые глубины не позволяли использовать крупные суда и ледоколы. Плавание из-за неконтактных мин, поставленных здесь противником в 1942-1943 годах, было возможно лишь по фарватерам небольшой ширины. Переброска 2 ударной армии началась 5 ноября 1943 года. Она осуществлялась сетевыми заградителями "Онега" и "Вятка", шестью тихоходными тральщиками, двумя самоходными десантными баржами, восемнадцатью буксирами с несамоходными баржами. Личный состав армии со стрелковым оружием перевозился в Ораниенбаум с Лисьего Носа, а техника - из Ленинграда. Рейсы совершались только в темное время суток, поэтому погрузка велась с расчетом выхода судов с наступлением темноты и возвращения их в Ленинград до рассвета. К 20 ноября на ораниенбаумский плацдарм было перевезено 30 тысяч бойцов и командиров, 47 танков, 400 орудий и минометов, около 1400 автомашин, 3000 лошадей и до 10 тысяч тонн боеприпасов и других грузов. 23 декабря поступило приказание дополнительно перевезти несколько общевойсковых соединений, спецчастей и подразделений фронта. К этому времени в устье реки Невы и под северным берегом Невской губы уже образовался лед толщиной 5-15 сантиметров, почти непроходимый для речных буксиров, особенно для деревянных барж. Поэтому перевозки теперь производились только через Лисий Нос. Для буксировки барж привлекались базовые тральщики, выполнявшие одновременно роль ледоколов. Несмотря на тяжелые условия плавания и трудности погрузочно-разгрузочных работ на малых причальных фронтах и в гаванях, забитых льдом, экипажи боевых кораблей и судов, проявляя стойкость и упорство, совершали переходы в оба конца за темное время суток, а базовые тральщики успевали делать даже по два рейса за ночь. Перевозки продолжались до 21 января 1944 года. За этот период корабли ОВРа, пройдя во льдах 46 776 миль, доставили в Ораниенбаум около 130 танков и самоходных артиллерийских установок, 347 автомашин, 22 100 бойцов и командиров, свыше 105 тысяч тонн боеприпасов и других грузов. Личный состав кораблей, участвовавших в перевозках, с честью справился со своей задачей. Всего морским путем на ораниенбаумский плацдарм было доставлено около 54 тысяч человек, 211 танков, 677 орудий, большое количество другой боевой техники и боеприпасов. В результате на ораниенбаумском "пятачке" было сосредоточено мощное ударное объединение. Четко скоординированные совместные действия сил фронта и флота перед наступлением обеспечили оперативную внезапность ввода в бой крупной группировки войск. Это и обусловило во многом успех всей операции по разгрому немецко-фашистских войск под Ленинградом.
С окончательным освобождением Ленинграда от блокады произошли благоприятные изменения в обстановке на Балтийском театре военных действий. Расширение зоны базирования сил КБФ создало условия для усиления боевой деятельности кораблей и соединений флота в последующих наступательных операциях Советской Армии в Прибалтике. В результате разгрома противника под Ленинградом было освобождено южное побережье Финского залива до устья, реки Нарова. Режим обороны островов Лавенсари, Пенисари, Сескар стал более устойчивым. Флот начал осваивать освобожденные районы Лужской и Копорской губ. Расширялась зона дозорной службы и траления. На очереди стоял вопрос о дальнейшем передвижении сил флота на запад. Все это обусловливало еще более сложный характер задач, которые предстояло решать кораблям и частям ОВР.
В середине февраля 1944 года группа бронированных "малых охотников" ОВР Островной военно-морской базы под командованием капитана 2 ранга Г.М. Горбачева участвовала в высадке морского десанта на побережье Нарвского залива.
22 февраля 1944 года 1 дивизион "малых охотников" Истребительного отряда (командир капитан-лейтенант В.Б. Карпович, заместитель командира по политчасти капитан 3 ранга Д. С. Подлесный) стал гвардейским. 22 марта 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками были награждены орденом Красного Знамени: 1 дивизион базовых тральщиков (командир капитан 3 ранга М.А. Опарин, заместитель командира по политчасти капитан-лейтенант А.И. Коршунов), 1 дивизион катеров-тральщиков (командир капитан 3 ранга В.К. Кимаев, заместитель командира по политчасти капитан-лейтенант Л. А. Костарев), 4 дивизион тихоходных тральщиков (командир капитан 3 ранга Н.П. Визиров, заместитель командира по политчасти капитан 3 ранга В.А. Астахов), дивизион сетевых заградителей (командир капитан 3 ранга А. П. Безукладников, заместитель командира по политчасти капитан 3 ранга В.А. Фокин).
Весной 1944 года ОВРовцев ждали новые боевые задачи. Линии корабельных дозоров выдвигались дальше на запад, охватывая все большую зону наблюдения и охраны. Большая и опасная работа предстояла тралящим кораблям в Нарвском заливе, где противник продолжал усиливать и без того мощное минное заграждение. Требовало новых мер противоминного обеспечения расширение зоны базирования флота. Предусматривалось траление подходов к финскому побережью в связи с подготовкой наступательной операции на выборгском направлении. Решение вставших задач в известной мере облегчалось тем, что за зиму увеличились тральные силы ОВР. Вошел в строй 12 дивизион катеров-тральщиков типа КМ. ОВРовцы должны были вот-вот получить от промышленности дивизион "стотонников". Возросло число магнитных тральщиков. Вступил в строй эскадренный тральщик "Василий Громов". К началу кампании была сформирована 2 бригада траления (командир капитан 1 ранга М.Ф. Белов, начальник политотдела капитан 2 ранга Б.А. Фролов).
22 апреля 1944 года орденом Красного Знамени был награжден 5 дивизион катеров "малых охотников" (командир капитан 3 ранга Н.Г. Моргацкий, заместитель командира по политчасти капитан-лейтенант М.С. Перлов).
В восточной части Финского залива с первых дней кампании 1944 года завязывались ожесточенные схватки дозорных катеров ОВР КБФ со сторожевыми и торпедными катерами противника, действовавшими группами по 5-8 единиц. Столкновения происходили обычно в ночное время и носили быстротечный характер. В связи с появлением у противника новых катеров, имевших большие боевые возможности, ОВРовцы увеличили состав дозоров. Были также созданы сильные подвижные группы поддержки. Это явилось своевременной и действенной мерой, позволившей резко снизить эффективность действий вражеских катеров.
Во второй половине мая 1944 года Ленинградский фронт начал готовиться к наступлению на выборгском направлении. Тогда же были определены задачи Краснознаменного Балтийского флота в этой операции. Прежде всего, он должен был перебросить соединения и части 21 армии из Ораниенбаума на Лисий Нос. В решении этой задачи активное участие приняли корабли и катера Охраны водного района КМОР. 12 дивизион катеров-тральщиков под командованием старшего лейтенанта П.Л. Ярошевского произвел контрольное траление сначала магнитных мин на фарватерах в районе кронштадтских фортов и в направлении на Лисий Нос, а затем якорных мин у мыса Инонниэми и далее на запад. В качестве транспортных средств от ОВР были выделены сетевые заградители "Онега" и "Вятка". Трассу перевозок прикрывали дымовыми завесами катера дивизиона капитана 3 ранга Н.Н. Амелько. Для постановки дымзавес использовались также самолеты. На морском направлении, на подходах к проливу Бьёркёзунд и западнее были развернуты усиленные дозоры. Утром 10 июня 1944 года началось наступление войск Ленинградского фронта, поддержанное авиацией и артиллерией КБФ. Боевые силы флота должны были овладеть островами Бьёркского архипелага и продвигаться в Выборгский залив. Решение этой задачи началось с траления подходов к островам. Как обычно, первыми к нему приступили катера-тральщики 1 Краснознаменного дивизиона капитан-лейтенанта Г.Я. Оводовского и 2 дивизиона под командованием капитана 3 ранга Ф.Е. Пахольчука. В последующем в траление включились тихоходные и магнитные тральщики. Противник принимал меры к усилению своих минных заграждений в этом районе и всячески стремился помешать тральным работам. Его береговые батареи и авиация систематически наносили удары по тралящим кораблям. В южной части пролива Бьёркёзунд катера-тральщики обнаружили мощное минное заграждение, перекрывшее всю его ширину. Оно оказалось эшелонированным по глубине и состояло из различных видов мин. Тралением было уничтожено 113 мин (из них 105 мин-ловушек) и 88 минных защитников. К 17 июня 1944 года катера-тральщики очистили от мин узкие фарватеры у входа в бухту Ололахти. По ним корабли перевезли из бухты Батарейная 260 отдельную бригаду морской пехоты, высадившуюся на острова Бьёркского архипелага. Кроме десантных тендеров и кораблей артиллерийской поддержки в высадке принимали участие катера-дымзавесчики и группа катеров-тральщиков 12 дивизиона под командованием лейтенанта К.В. Богданова. Противник отходил на Тиуринсари. С целью воспрепятствовать его эвакуации морем по приказанию начальника штаба флота был сформирован отряд в составе 10 "малых охотников" и 4 морских бронекатеров во главе с командиром Охраны водного района КМОР капитаном 1 ранга Гуськовым Евгением Владимировичем. Дислоцировался он на острове Сескар. В течение трех ночей отряд, маневрируя западнее Тиуринсари, обстреливал вражеское побережье. К исходу дня 22 июня 1944 года сопротивление противника на островах было сломлено, пролив Бьёркёсунд стал снова советским. Среди особо отличившихся в этих наступательных боях были и катерники-ОВРовцы.
Освободив Бьёркский архипелаг, флот перешел к решению следующей своей задачи по овладению Выборгским заливом. Было решено первым атаковать остров Тейкарсари, являвшийся ключом ко всему заливу. На рассвете 1 июля 1944 года была предпринята попытка взять его с ходу, без предварительной артиллерийской и авиационной подготовки. Но она окончилась неудачей. Бои приняли упорный характер, и только 5 июля к исходу дня остров был освобожден от фашистов. В борьбе за овладение Тейкарсари успешно действовали экипажи катеров-тральщиков, "малых охотников" и дымзавесчиков. В боях за остров Тейкарсари пали смертью храбрых штурман 12 дивизиона катеров-тральщиков лейтенант Е. Мешалкин, командиры катеров А. Павлов и Темников, были ранены командир дивизиона старший лейтенант П.Ярошевский, командир отряда лейтенант Н. Хрымов, химик дивизиона лейтенант А. Жуков. При высадке десанта подорвались на минах и затонули бронированные "морские охотники" "БМО-503" и "БМО-504". На одном из них погиб бывший начальник штаба Бригады траления ОВР КБФ капитан 2 ранга В.Н. Герасимов. ОВРовские корабли и катера в этом районе неоднократно имели боевые столкновения с противником и в последующие дни.
К лету 1944 года обстановка на Балтике круто изменилась. Начавшееся наступление советских войск в Карелии, освобождение Выборга и предполагаемая высадка советского десанта в Карелии, а также активное противодействие Краснознаменного Балтийского флота заставило немцев послать в этот район несколько новейших подводных лодок. В задачи немецких субмарин входило: предотвращение советского десанта на острова Выборгского залива и атака кораблей у пролива Бьёркезунд, а так же охрана заграждения «Зееигель». Для этого было выделено два района действий – «Тринидат», напротив пролива Бьёркезунд, и «Бенгалия», восточнее острова Гогланд. В этот период враг активно использовал подводные лодки, применившие новые, электрические (бесследные) торпеды. Первой их жертвой в этом районе стало кабельное судно "Киллектор". Затем от электрических торпед получили серьезные повреждения сторожевые катера-малые охотники "МО-107" и "МО-304" Истребительного отряда ОВР Кронштадтского морского оборонительного района КБФ. 30 июля 1944 года подводная лодка «U-250» противника потопила сторожевой катер "МО-105", несший дозор на северных подходах к проливу Бьёркезунд. В истории войн это были первые случаи применения подводными лодками торпед против катеров. Видимо, уж очень насолили гитлеровцам «морские охотники". ОВРовцы беспощадно мстили врагу за гибель своих боевых товарищей. Гибель «МО-105» наблюдал вахтенный сигнальщик с поста СНиС на острове Руонти, о чем было доложено в штаб обороны Койвисто, откуда к месту катастрофы сразу же был послан сторожевой катер «МО-103» под командованием гвардии старшего лейтенанта Александра Петровича Коленко. Подобрав из воды семь человек из экипажа погибшего катера (судьбу корабля разделили 20 человек), «МО-103» произвел противолодочный поиск. Следуя переменными галсами, с помощью гидролокатора катер прощупывал залив метр за метром, стараясь загнать лодку на мелководье. В этом районе, пользуясь тихой погодой, производил боевое траление 12 дивизион катеров-тральщиков ОВР Кронштадтского оборонительного района КБФ под командованием старшего лейтенанта П.Л. Ярошевского. Сторожевые катера-дымзавесчики 10 Краснознаменного дивизиона сторожевых катеров ОВР "КМ-908" (командир главный старшина Беневаленский Иван Аркадьевич) и "КМ-910" (командир главный старшина Павлов Виктор Семенович) находились поблизости, готовые прикрыть тральщики от обстрела противника с берега. В 19 час. 06 мин. радист "КМ-910" старший краснофлотец Бондарь Николай Иванович, несший вахту, как наблюдатель, обнаружил на небольшом углублении под водой рубку подводной лодки. Он немедленно доложил о подводной лодке командиру катера главному старшине В.Павлову, который сразу же объявил боевую тревогу. Дымзавесчик не имел средств для атаки подводного противника. Командир катера главный старшина Павлов В.С. решил на полном ходу маневрировать, описывая циркуляцию над местом обнаружения ПЛ, и одновременно вызывать ракетами и сиреной находившийся у входа в пролив «МО-103». Вместе с тем он передал семафором на "КМ-908", чтобы тот немедленно шел к дозорному катеру и сообщил о появлении подводной лодки. Через несколько минут "МО-103" прибыл к месту обнаружения подводной лодки. Старший сигнальщик катера гвардии старший краснофлотец Вяткин Василий Александрович, наблюдая за поверхностью воды, обратил внимание командира на "дорожку", которая обычно образуется на воде за идущим кораблем. Гвардии старший лейтенант Коленко А.П. повел катер по середине "дорожки", приказав гидроакустику усилить наблюдение. Через 7 минут старший гидроакустик гвардии краснофлотец Пармет Михаил Семенович доложил, что прямо по носу появился шум винтов подводной лодки. Он установил с ней надежный гидроакустический контакт. Морской охотник атаковал ПЛ глубинными бомбами. Над морем поднялся столб воды и черного дыма, а на месте взрыва началось бурное выделение воздуха. На поверхность всплыли деревянные предметы, обмундирование. Выливающееся из поврежденных цистерн топливо разлилось огромным масляным пятном. Затем, к большому удивлению катерников, один за другим на поверхность всплыли шесть немецких подводников во главе с командиром капитан-лейтенантом Вернером Карлом Шмидтом. «МО-103» подобрал гитлеровцев. Финские батареи открыли по катеру артиллерийский огонь. Снаряды рвались в 100-150 метрах. Однако "МО-103" оставался в этом районе до тех пор, пока тщательно не обследовал его и не поставил веху на месте потопления подводной лодки. Практически сразу было принято решение о подъеме «U-250», после чего группа специалистов аварийно-спасательной службы флота приступила к делу. 14 сентября 1944 года «U-250» была поднята и отбуксирована в Кронштадт, где поставлена в док. В ходе осмотра отсеков подводной лодки, на ней, кроме различных судовых документов, шифров, кодов, была обнаружена шифровальная машинка «Энигма-М», но самое главное – в руки советских разведчиков попали новейшие самонаводящиеся акустические торпеды Т-5 «Цаункениг» («Королевский забор») с инструкциями по эксплуатации. После того как торпеды были извлечены из подводной лодки и подняты на стенку дока, началось их доскональное изучение.
Все моряки катеров КМ-908», «КМ-910», «МО-103», участвовавшие в потоплении подводной лодки «U-250», были награждены орденами.
В августе войска Ленинградского фронта вышли на берег Сайменского канала, и бои на Карельском перешейке стали постепенно затихать. Успех нашего наступления заставил финское правительство вскоре прекратить военные действия и выйти из фашистского блока. В последующее время в Выборгском заливе производились лишь тральные работы силами 12 дивизиона катеров-тральщиков.
Ленинградский фронт готовил новую наступательную операцию с целью полного освобождения Эстонии от гитлеровских захватчиков. В связи с этим важнейшее значение приобрело траление фарватеров к берегам Эстонии и на запад - к Балтийскому морю. Начатое осенью 1943 года разведывательное траление на подходах к Нарвскому заливу в 1944 году было продолжено в еще более широких масштабах. Летом 1944 года ОВРовцы начали уничтожение южного фланга гогландской минной позиции. Перед тральными силами встала задача проложить фарватеры в Нарвский залив, очистить от мин подходы к Усть-Нарве, а также путь вдоль побережья Эстонии. К выполнению тральных работ были привлечены практически все находившиеся в строю тралящие корабли и катера 1 бригады траления, ОВР Островной и Лужской военно-морских баз. Все лето продолжалось траление в Нарвском заливе. В результате героических действий экипажей кораблей и катеров ОВР нарвская минная позиция, которую гитлеровцы считали непреодолимой, была прорвана. При этом ОВРовцы уничтожили 630 мин и 191 минный защитник. С Восточного Гогландскбго плеса и из Лужской губы пролегли фарватеры в Нарвский залив и далее, вдоль побережья Эстонии, открывая флоту путь на запад - в просторы Балтики. В тралении этого района участвовали дивизионы, которыми командовали Г.Я. Оводовский, Ф.Е. Пахольчук, А.В. Дудин, В.К. Кимаев, А.М. Савлевич, И.И. Новожилов, Ф.Б. Мудрак, А.Ф. Веселов, С.Д. Буланый, Ф.Р. Жуков, А.В. Халатов. Отличными мастерами трального дела зарекомендовали себя офицеры В.Т. Машинский, Н.К. Ратомский, Д.В. Саранюк, Н.П. Степанов, Е.П. Архипов, Н.П. Михайлов, старшины И.Я. Ларин, Д.Я. Воловенко, В.И. Черноносов, И.А. Алексеев, К.И. Молотков, А.Н. Долгополов, И.П. Кошеленков, И.Т. Тимофеев, В.В. Цыбин, И.Р. Гераськин, М.Ф. Писаревский, В.Г. Максимов, И.М. Бобков, краснофлотцы И.М. Горб, В.П. Горобец, И.П. Марков, А.С. Самошко и многие другие. Противник упорно стремился сорвать наши тральные действия артиллерийскими обстрелами с кораблей и массированными налетами авиации. Но это ему не удавалось. Обычно корабли противника поспешно отходили под контрударами прикрывавших траление самолетов-штурмовиков полковника Н.В. Челнокова, торпедных катеров капитана 1 ранга Г.Г. Олейника, "малых охотников" Н.Г. Моргацкого, А.А. Сударикова, И.М. Зайдулина, С.И. Кведло, Г.И. Лежепекова. Самоотверженно прикрывали тральщики от вражеского огня катера-дымзавесчики капитана 3 ранга Н.Н. Амелько. Во время траления ОВРовцы тоже понесли потери. 2 августа при налете вражеской авиации от прямого попадания двух авиабомб затонул тихоходный тральщик "Т-37". Подорвались на минах и затонули тихоходный тральщик "Т-49", малый базовый тральщик "Т-353", десять катеров-тральщиков и один катер-дымзавесчик2. При выполнении боевого задания погибли десятки замечательных ОВРовцев, не щадивших ни крови, ни самой жизни во имя победы над врагом. Среди них командир 7 дивизиона тральщиков В.К. Кимаев, командиры дивизионов "малых охотников" Н.Г. Моргапкий и И.М. Зайдулин, заместитель командира дивизиона катеров-тральщиков по политчасти Е.С. Ефременко, флагманский штурман 1 бригады траления В.А. Радзеевский, штурманы дивизиона М.А. Смолов, В.А. Колесников, минер Н.К. Ратомский, связисты В.Н. Ершов и В.П. Татауров, командиры тральщиков Д.Ф. Качалов и И.И. Намятов, командиры катеров-тральщиков И.П. Кошеленков, И.Т. Тимофеев, И.М. Бобков, А.М. Широкорад, парторг катера А.А. Эпик, минер старшина 2 статьи А.И. Тормышев и другие. Родина высоко оценила ратный труд славных "пахарей моря". Орденом Красного Знамени был награжден 2 дивизион катеров-тральщиков, а его командир капитан 3 ранга Федор Ефремович Пахольчук удостоился звания Героя Советского Союза. Краснознаменным стал и 4 дивизион катеров-тральщиков (командир капитан 3 ранга И.И. Новожилов), а 1 Краснознаменный дивизион катеров-тральщиков (командир капитан-лейтенант Г.Я. Оводовский) был преобразован в гвардейский. Орденом Красного Знамени Советское правительство отметило замечательные боевые дела 10 дивизиона катеров-дымзавесчиков (командир капитан 3 ранга Н.Н. Амелько). Сотни краснофлотцев, старшин и офицеров были награждены орденами и медалями Советского Союза.
С началом переразвертывания Краснознаменного Балтийского флота на запад кораблями и катерами ОВР КМОР комплектуется ОВР Лужской и Порккала-Уддской военно-морских баз, Таллинского морского оборонительного района (ТМОР). Ими пополнялись бригады траления КБФ, соединения ОВР Рижского и Юго-Западного морских оборонительных районов флота. Но в какое бы соединение они ни входили, их экипажи всегда оставались верными славным традициям ОВР КБФ, в составе которого получили боевую закалку.
22 сентября 1944 года войсками 8 армии Ленинградского фронта был освобожден Таллин. В боях за город вместе с торпедными катерами отличились "малые охотники" под командованием капитан-лейтенанта А.А. Обухова. Они ворвались на Таллинский рейд и высадили десант прямо на стенки гаваней. Подходы к Таллину, его рейды и гавани были минированы противником. Кораблям 1 бригады траления пришлось приложить немало усилий, чтобы обезопасить их. Они уничтожили в этом районе 148 мин.
ОВРовцы приняли активное участие в боях за освобождение островов Моонзундского архипелага. 14 рейсов к острову Хийума с десантниками на борту совершил "СКА-132" под командованием младшего лейтенанта П.И. Чалова. Под сильным артиллерийско-минометным обстрелом катер высадил 450 бойцов с личным оружием, подавил огонь 37-мм батареи и пяти пулеметных точек, успешно провел бой с четырьмя быстроходными десантными баржами, пытавшимися помешать высадке. В первом броске "охотники" под руководством капитан-лейтенанта А.А. Обухова, пробившись сквозь ожесточенный огонь противника, высадили на остров 3200 солдат и офицеров с вооружением и боеприпасами. Всего на острова Хийума и Саарема катера ОВРа высадили 4260 бойцов и отбуксировали 32 понтона с боевой техникой. В боях за освобождение Моонзундских островов отличились многие ОВРовцы. Высоких правительственных наград удостоились гвардии краснофлотец Борисенко, краснофлотцы Васильев, Шаповалов, Маслов, Иванов, старший краснофлотец Шандыба, старшина 2 статьи Колотагин и другие, а капитан-лейтенанту А.А. Обухову, младшему лейтенанту П.И. Чалову и гвардии мичману И.Я. Ларину было присвоено почетное звание Героя Советского Союза.
Корабли ОВР активно действовали на фарватерах Балтики до самого ледостава. Они конвоировали транспорты, несли дозорную службу, осуществляли противолодочную оборону. 27 октября 1944 года "СКА-82" на подходах к острову Стур-Юссаре атаковал подводную лодку противника и причинил ей повреждения. 26 декабря в том же районе "МО-124" (командир гвардии старший лейтенант Н.Дежкин) потопил фашистскую подводную лодку "U-2342". Еще раньше, 12 декабря, на минном заграждении в Финском заливе подорвалась и пошла ко дну подводная лодка "U-479".
Когда корабли флота вошли в Рижский залив, тральщики получили задание проложить фарватеры через вражеские минные заграждения. Траление в этом районе осуществлялось вновь сформированной 3 бригадой траления. Некоторое время бригадой командовал капитан 1 ранга И.И. Мешко, а потом был назначен капитан 2 ранга П.Г. Артеменко. Под руководством Артеменко девять дивизионов тральщиков до последнего дня войны и в первые послевоенные годы очищали от вражеских мин Рижский залив и выходы из него в Балтийское море. Это был сложный, изнурительный и длительный труд, потребовавший от "пахарей моря" исключительной выдержки, инициативы, мужества и сноровки. Все люди бригады приложили большие усилия, чтобы с честью выполнить боевое задание. Особой похвалы заслужили командиры дивизионов А.Ф. Веселов, И.И. Новожилов, А.А. Богуславский, А.В. Халатов, А.Н. Лаховский, Ф.Р. Жуков, Б.А. Коковихин, Е.В. Ляльченко, В.И. Савашинский. К концу 1944 года на боевом счету балтийских тральщиков числилось 3115 уничтоженных мин и минных защитников.
Доблесть ОВРовцев, их славная боевая деятельность снова были отмечены Советским правительством. Ордена Красного Знамени удостоилась 1 бригада траления (командир контр-адмирал Ф.Л. Юрковский, начальник политотдела капитан 2 ранга Ф.Д. Шаройко). Высокое звание Героя Советского Союза было присвоено командиру 1 гвардейского Краснознаменного дивизиона катеров-тральщиков капитан-лейтенанту Григорию Яковлевичу Оводовскому.

Материалы взяты из книги Ладинского Юрия Владимировича «На фарватерах Балтики» (http://royallib.ru/read/ladinskiy_yuriy/na_farvaterah_baltiki.html#0)
Номер воинской части: 0
Полевая почта №: 0
Почтовый ящик №: 0

Попечитель:

Михаил Пыресин

Фронтовики, служившие в подразделении:

Атюков Григорий Алексеевич
0.0.1924
старший краснофлотец
Баранов Виктор Константинович
0.0.1926
краснофлотец
Белов Василий Федорович
0.0.1918
старший лейтенант
Боголюбский Владимир Николаевич
0.0.1919
гвардии капитан-лейтенант
Бузович Анатолий Александрович
15.11.1927
краснофлотец
Бухтин Василий Никифорович
0.0.1926
старший краснофлотец
Валышев Владимир Алексеевич
0.0.1927
краснофлотец
Воробьев Алексей Павлович
0.0.1908
капитан-лейтенант
Гагарин Леонид Александрович
0.0.1924
краснофлотец
Геращенков Иван Григорьевич
0.0.1920
старшина 2 статьи
Гневушев Виктор Александрович
0.0.1918
главный старшина
Гнутов Гавриил Васильевич
0.0.1918
старший краснофлотец
Гуськов Евгений Владимирович
0.0.1899
капитан 1 ранга
Драгушин Анатолий Андреевич
0.0.1926
краснофлотец
Елисеев Александр Александрович
0.0.1906
краснофлотец
Жулего Виктор Кузьмич
0.0.1921
старший краснофлотец
Завершинский Николай Андреевич
0.0.1923
старшина 1 статьи
Зибирев Михаил Петрович
0.0.1914
краснофлотец
Зотов Дмитрий Васильевич
0.0.1903
мичман
Игнатьев Григорий Пантелеевич
14.12.1924
краснофлотец
Колесов Виктор Николаевич
0.0.1918
главный старшина
Лежепеков Григорий Иванович
0.0.1907
капитан 3 ранга
Лекомцев Александр Николаевич
0.0.1926
краснофлотец
Марков Николай Васильевич
0.0.1928
краснофлотец
Монтак Василий Григорьевич
0.0.1922
старший краснофлотец
Назаров Иван Иванович
0.0.1916
старшина 1 статьи
Никитин Виктор Николаевич
0.0.1926
краснофлотец
Пармет Михаил Семенович
15.12.1920
гвардии старшина 1 статьи
Поташов Иван Михеевич
19.1.1924
старший краснофлотец
Прошин Василий Васильевич
0.0.1919
старшина 1 статьи
Релишко Болеслав Александрович
0.0.1920
младший лейтенант
Сотник Александр Григорьевич
0.0.1913
главный старшина
Стародуб Александр Трофимович
0.0.1926
краснофлотец
Терешин Анатолий Иванович
0.0.1926
краснофлотец
Ткаченко Андрей Иванович
0.0.1926
старший краснофлотец
Трубников Николай Кириллович
0.0.1918
лейтенант
Файфман Пейся Моисеевич
1.5.1920
старший лейтенант
Хвостов Михаил Григорьевич
0.0.1917
старший лейтенант
Хенов Павел Александрович
0.11.1909
старшина 1 статьи
Шепелюк Филипп Иванович
27.11.1912
лейтенант
Шибаев Родион Николаевич
0.0.1915
младший лейтенант
Шкамерда Игорь Васильевич
0.0.1916
лейтенант

Дата и время создания карточки:

2013-10-03 00:22:11
Дата и время последнего изменения: 2013-10-16 02:24:35
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.