Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
117118
11523
6560
43257
1

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка Фронтовика

Дурашин Иван Николаевич



Пол:мужской
Дата рождения:0.0.1905
Место рождения:деревня Старцево Бурцевской волости Балахниского уезда Нижегородской губернии Российской империи (ныне не существует в 1 км южнее д.Малинино Коневского с/с Балахнинского р-на Нижегородской области)
Национальность:русский
Должность:телефонист 1331 горнострелкового полка 318 гсд
Звание:гвардии красноармеец

Попечитель:

Михаил Пыресин

Подразделения, в которых служил Фронтовик:

1 гвардейская армия (3 формирования)
1331 стрелковый полк
18 армия
3 горнострелковый Карпатский корпус
318 горнострелковая Новороссийская ордена Суворова дивизия
318 стрелковая Новороссийская дивизия (2 формирования)
32 гвардейский стрелковый Одерский корпус
4 Украинский фронт
5 гвардейская армия
6 гвардейская воздушно-десантная Кремечугско-Знаменская Краснознаменная ордена Суворова дивизия
66 армия
Воронежский фронт
Калининский фронт
Приморская армия (2 формирования)
Северо-Кавказский фронт (2 формирования)
Сталинградский фронт (1 формирования)
Юго-Западный фронт (1 формирования)

Захоронение:

Польша (Polska), Силезское воеводство, Водзиславский повят, город Водзислав-Слёнски (польск. Wodzisław Śląski) , улица Жертв Освенцимских (польск. Ofiar Oświęcimskich), кладбище советских и чешских воинов
Дополнительная информация
Домашний адрес во время войны:деревня Старцево (не существует с 31.01.2013 года в 1 км южнее деревни Малинино Коневского сельсовета) Балахнинского района Горьковской (ныне Нижегородской) области
Родственники во время войны:отец Дурашин Николай Александрович
Дата призыва:30.6.1941
Место призыва (военкомат):Балахнинский РВК Горьковской (Нижегородской) обл.
Дополнительные сведения:Родился в 1905 году в деревне СТАРЦЕВО Бурцевской волости Балахниского уезда Нижегородской губернии Российской империи (не существует с 31.01.2013 года в 1 км южнее деревни Малинино Коневского сельсовета Балахнинского района Нижегородской области). Русский. Отец – ДУРАШИН Николай Александрович, участник японской войны, плотник-баржевик, до образования колхозов по зимам плотничал в Молитовском затоне в городе НИЖНИЙ НОВГОРОД, с организацией колхоза «Пролетарская мысль» в СТАРЦЕВЕ работал в нем на лошади. В 1928 году ДУРАШИН Николай Иванович женился на ПОДШИВАЛОВОЙ Антонине Константиновне, которая родилась 14 марта 1908 года в многодетной семье деревне БЛАЖЕНЦОВО Николо-Погостинской волости Балахнинского уезда (ныне Городецкого района Нижегородской области), окончила 2 класса школы в деревне МОШКИ. В семье Ивана и Антонины ДУРАШИНЫХ воспитывались сын Николай, дочери Елена и Вера. Как только начали создаваться коллективные хозяйства, Антонина Константиновна вступила в колхоз «Пролетарская мысль», Иван Николаевич, работал электриком на Балахнинском целлюлозно-бумажном комбинате. О его работе на бумкомбинате известно из сохранившейся предвоенной характеристики: «Тов. ДУРАШИН И. Н. работает в паросиловом хозяйстве Балахнинско¬го бумкомбината с 14 ноября 1933 года по настоящее время в качестве дежурного электрика смены. Тов. ДУРАШИН И. Н. является стахановцем. С производственными обязанностями справляется хорошо, быстро и четко исполняет распоряжения административного персонала, нарушений трудовой дисциплины не имеет». В РККА был призван 30 июня 1941 года Балахнинским РВК Горьковской (ныне Нижегородской) области. Воевал на Калнинском, Юго-Западном и Сталинградском фронтах, в боях был ранен 12 марта 1943 года. По излечении в госпитале гвардии красноармеец ДУРАШИН Николай Иванович воевал связистом в 17 гвардейском воздушно-десантном стрелковом полку 6 гвардейской воздушно-десантной дивизии. 6 гвардейская воздушно-десантная дивизия была сформирована 8 декабря 1942 года в Московской области на базе частей 6 воздушно-десантного корпуса. Дивизия и все входящие в нее полки, части и подразделения гвардейское звание получили при формировании. В течение всей войны дивизия вела боевые действия в качестве стрелкового соединения. 17 гвардейский воздушно-десантный стрелковый полк (войсковая часть полевая почта 77115) формировался на базе 2 воздушно-десантной бригады в городе НОГИНСКЕ Московской области. Боевое крещение дивизия получила 14 марта 1943 года в составе 1 ударной армии Северо-Западного фронта, принимая участие в Старорусской наступательной операции (4 - 19 марта 1943 года). 4 апреля 1943 года 7 гв вдд была выведена в резерв Ставки ВГК. Передислоцировавшись железнодорожным транспортом до станции БУТУРЛИНОВКА, части дивизии сосредоточились в районе населенных пунктов РАХМАНОВКА, КОЗЛОВКА Бутурлиновского района Воронежской области, где вошли в состав 66 армии (преобразованной 5 мая 1943 года в 5 гвардейскую армию) Степного военного округа. 10 июля 1943 года 5 гвардейская армия была переподчинена Воронежскому фронту и в ночь на 11 июля в ходе Курской стратегической оборонительной операции (5 - 23 июля 1943 года), являвшейся составной частью Курской битвы (5 июля - 23 августа 1943 года), заняла оборону на Прохоровском направлении по реке ПСЁЛ. Около 12 часов 12 июля противник силой до пехотного полка при поддержке 120 танков 3 танковой дивизии СС «Тотенкопф» форсировал реку ПСЁЛ в районе населенных пунктов КРАСНЫЙ ОКТЯБРЬ (ЛЩСТРОМА), ПРОХОРОВКА, ВАСИЛЬЕВКА, КОЗЛОВКА, ПРЕЛЕСТНОЕ в Прохоровском районе Курской (ныне Белгородской) области. В связи со сложившейся обстановкой части 6 гвардейской воздушно-десантной дивизии, находившейся в резерве 5 гвардейской армии, спешно приняли боевой порядок для обороны, имея передний край на линии село НИЖНЯЯ ОЛЬШАНКА – хутор ОСТРЕНЬКИЙ в Пристенском районе Курской области. Вся пушечная артиллерия дивизии была поставлена на открытые позиции для борьбы с танками противника, а две батареи 5 гвардейского истребительно-противотанкового дивизиона были выдвинуты на огневую позицию на высоту с отметкой 236.7 и с 13.00 до 17.00, отражая наступление противника, сожгли своим огнем 5 танков и 3 штурмовые самоходные орудия, приостановив тем самым его продвижение. В течение 13 и 14 июля противник неоднократно пытался перейти в наступление в северном направлении, но все его атаки были отбиты. 15 июля 1943 года передовые соединения 5 гвардейской армии перешли в наступление, а с 19 июля – к решительному преследованию отступающего противника. В ходе Белгородско-Харьковской стратегической наступательной операции «Румянцев» (3 – 23 августа 1943 года) — заключительного этапа Курской битвы 6 гвардейская воздушно-десантная дивизия, действуя на направлении главного удара 5 гвардейской армии Воронежского фронта на хутор БРИЛЛИАНТОВ (ныне не существует в Стрелецком сельском поселении Белгородского района Белгородской области), после артиллерийского наступления, нанесения ударов штурмовой авиацией по переднему краю и опорным пунктам противника и обработки его переднего края гвардейскими минометными полками «Катюш», вслед за танками 28 отдельного гвардейского танкового полка прорыва, прижимаясь к разрывам снарядов, перешла в наступление и 08.15, ломая сопротивление гитлеровцев, передовыми батальонами ворвалась в траншеи первой линии. Сломив сопротивление противника в рукопашных схватках, части дивизии вынудили его откатиться на высоты южнее хуторов ЗЕЛЕНАЯ ДУБРОВА и БРИЛЛИАНТОВ. С выходом дивизии на рубеж высоты 222.3 у хутора ЯХОНТОВ (ныне не существует в Стрелецком сельском поселении) в прорыв были введены танковые корпуса 1 и 5 гвардейской танковых армий. К исходу дня 3 августа 1943 года, прорвав основную полосу обороны противника на всю глубину на участке 2,5 км, 6 гвардейская воздушно-десантная дивизия продвинулась на 14 км, освободила 2 населенных пункта. Перейдя в решительное наступление, преодолевая огневое сопротивление противника, отражая контратаки его пехоты, поддерживаемые танками и налетами авиации, части дивизии при поддержке танков 6 августа заняли села ОРЛОВКА и БЕССОНОВКА Белгородского района, на рубеже южнее которых противник оказал упорное сопротивление артиллерийским и минометным огнем, маневрированием до 10 танков перед фронтом дивизии. После ожесточенного боя части дивизии разбили в районе ОРЛОВКА, БЕССОНОВКА подразделения 615 пехотного полка 167 пехотной дивизии и 627 саперный батальон гитлеровцев и, продолжив наступление 7 августа овладели селом ЩЕТИНОВКА и хутором КРАСНЫЙ ПАХАРЬ Белгородского района. 8 августа 1943 года 17 гвардейский воздушно-десантный полк получил задачу: с приданной батареей 5 гвардейского истребительно-противотанкового батальона преследовать противника в направлении сел ЧЕРНОГЛАЗОВКА, МИРОНОВКА Золочевского района, посёлка городского типа ПЕРЕСЕЧНАЯ (ныне ПЕРЕСЕЧНОЕ) Дергачевского района Харьковской области Украинской ССР. В течении ночи полк, преодолев сильное огневое сопротивление противника, к 12 часам 9 августа овладел селами ЧЕРНОГЛАЗОВКА и ДОЛГОПОЛЬЕ (ныне не существует) в Золочевском районе и передовым 2 батальоном в 24 часа 9 августа завязал бой на северных скатах высоты 223.6 в одном км севернее села МИРОНОВКА, где встретил сильное сопротивление автоматчиков противника, поддержанной артиллерией и минометами. Батальон сходу атаковал противостоящего врага, нанеся ему большие потери, но под перекрестным огнем пехоты и танков несколько отошел для перегруппировки. В 1 час 30 минут 10 августа 2 батальон вторично атаковал противника, ворвался в его оборону и захватил в плен до 70 немецких солдат и офицеров. Всего в этом бою противник потерял только убитыми 120 человек. Связист гвардии красноармеец ДУРАШИН И.Н. в бою 9 августа был ранен, но остался в строю и держал связь между командным пунктом батальона и ротами. Тем самым он обеспечил комбату управление подразделениями в бою и выполнение батальоном поставленной задачи. Только по окончании боя гвардии красноармеец ДУРАШИН И.Н. был госпитализирован. За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество связист гвардии красноармеец ДУРАШИН Иван Николаевич от имени Президиума Верховного Совета ССР приказом 17 гвардейскому воздушно-десантному стрелковому полку 6 гвардейской воздушно-десантной дивизии 5 гвардейской армии Воронежского фронта № 4 от 11 августа 1943 года награжден медалью «ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ» (http://podvignaroda.ru/?#id=150743409&tab=navDetailManAward). По излечении в госпитале гвардии красноармеец ДУРАШИН И.Н. воевал телефонистом роты связи 1331 стрелкового полка 318 стрелковой Новороссийской дивизии. 318 стрелковая дивизия (II формирования) была сформирована приказом Главного командования войск Юго-Западного направления 15 июня 1942 года на базе 78 отдельной морской стрелковой бригады и 165 армейского запасного стрелкового полка. Формирование дивизии проходило в городе КРАСНЫЙ ЛИМАН Сталинской области Украинской ССР (ныне Донецкой области УКРАИНЫ). Принимая участие в Новороссийско-Таманской стратегической наступательной операции (10 сентября – 9 октября 1943 года) 318 стрелковая дивизия в составе 18 армии Северо-Кавказского фронта особенно отличилась в боях за освобождение города НОВОРОССИЙСКА. В ознаменование одержанной победы 318 стрелковой дивизии полковника ГЛАДКОВА Василия Федоровича Приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза И.В. СТАЛИНА № 13 от 16 сентября 1943 года присвоено почетное наименование «НОВОРОССИСКАЯ». К вечеру 19 сентября 1943 года 318 стрелковая Новороссийская дивизия овладела перевалом Главного кавказского хребта ВОЛЧЬИ ВОРОТА, между ГУДЗЕВОЙ горой и массивом МАРКОТХ , достигла станицы РАЕВСКОЙ (ныне в составе Новороссийского района муниципального образования город Новороссийск Краснодарского края), но дальше продвинуться не могла из-за сильного огня противника. 20 сентября после артналета дивизия атаковала вражеские позиции. Гитлеровцы начали отходить, и части дивизии перешли в энергичное преследование. 21 сентября 1943 года 318 стрелковая Новороссийская дивизия полковника ГЛАДКОВА Василия Федоровича в составе 18 армии Северо-Кавказского фронта отличилась в боях при освобождении города АНАПА на западе Краснодарского края. 9 октября 1943 года Войска Северо-Кавказского фронта ударами с суши и высадкой десантов с моря в результате многодневных упорных боев завершили разгром таманской группировки противника и полностью очистили от немецких захватчиков Таманский полуостров, тем самым окончательно ликвидировали оперативно важный плацдарм немцев на КУБАНИ, обеспечивавший им оборону КРЫМА и возможность наступательных действий в сторону КАВКАЗА. За отличные боевые действия войскам, участвовавшим в боях за освобождение Таманского полуострова Приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза И.В. СТАЛИНА № 31 от 9 октября 1943 года объявлена благодарность. В ознаменование одержанной победы 9 октября 1943 года в Москве был дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. В боях за освобождение СЕВЕРНОГО КАВКАЗА и КУБАНИ от немецких захватчиков телефонист роты связи 1331 стрелкового полка 318 стрелковой Новороссийской дивизии гвардии красноармеец ДУРАШИН И.Н. проявил мужество и отвагу. В ходе Керченско-Эльтигенской десантной операции (31 октября — 11 декабря 1943 года), целью которой было нанесение удара северо-восточнее города КЕРЧИ в восточном КРЫМУ на берегу Керченского пролива и посёлка ЭЛЬТИГЕН(ныне посёлок ГЕОРГИЕВСКОЕ в черте города КЕРЧЬ), освобождение города и порта КЕРЧЬ, овладение портом КАМЫШ-БУРУН в Приморском районе Крымской АССР (ныне микрорайон АРШИНЦЕВО города КЕРЧЬ) и дальнейшее освобождение КРЫМА, 318 стрелковая Новороссийская дивизия в составе 18 армии Северо-Кавказского фронта (с 20 ноября 1943 года - Отдельная Приморская армия) принимала участие в десанте в районе посёлка ЭЛЬТИГЕН. Десант 18 армии 1 ноября 1943 года скрытно высадился в районе ЭЛЬТИГЕНА и захватил плацдарм до 5 км по фронту и до 2 км в глубину. Передовые отряды 318 стрелковой дивизии зацепились за эльтигенский плацдарм чуть южнее Камыш-Бурунского мыса. Подвергаясь непрерывным атакам противника с суши и с воздуха, эльтигенский десант был оттеснён к морю и удерживал территорию в 4 кв км. 6 декабря 1943 года противнику удалось вклиниться в его оборону. В этой обстановке после внезапной атаки советским подразделениям удалось прорваться к южной окраине КЕРЧИ и занять гору МИТРИДАТ, а также пристань УГОЛЬНУЮ. Во время прорыва подразделений 318 стрелковой дивизии сквозь охранение румынских войск к горе МИТРИДАТ одна из отставших групп десантников разгромила в городе штаб 22 румынского батальона и захватила его знамя. 18 человек прошли через весь город, перешли незамеченными линию фронта и вышли к своим на основном плацдарме. 1331 стрелковый полк встал на юге от МИТРИДАТА и перекрыл дорогу на Солдатскую Слободку. 8 декабря 1337 и 1331 стрелковые полки держались крепко. 1339 стрелковый полк до полудня отбивал атаки, но танкам все же удалось выбить десантников с господствующих высот. Полк и морская пехота оставили позиции и отошли западнее КП дивизии. Штаб остался без прикрытия и стал самостоятельно отбивать атаки. Связь с частями прервалась. 9 декабря десантники под давлением превосходящих сил противника оставили вершину горы и заняли предместье КЕРЧИ. Не имея возможности оказать помощь десанту, советское командование 11 декабря на судах Азовской военной флотилии эвакуировало его, вывезя за два дня 1440 человек. После эвакуации 318 стрелковая Новороссийская дивизия расположилась в городе ТАМАНЬ в Темрюкском районе Краснодарского края и обороняла берег Таманского полуострова. В начале февраля 1944 года 318 стрелковая Новороссийская дивизия переправиться через Керченский пролив, заняла оборону на северо-восточной окраине КЕРЧИ и начала вместе с другими соединениями Приморской армии готовиться к прорыву вражеских укреплений. В начале февраля 1944 года 318 стрелковая Новороссийская дивизия переправиться через Керченский пролив, заняла оборону на северо-восточной окраине КЕРЧИ и начала вместе с другими соединениями Приморской армии готовиться к прорыву вражеских укреплений. За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество телефонист роты связи гвардии красноармеец ДУРАШИН Иван Николаевич от имени Президиума Верховного Совета ССР приказом 1331 стрелковому полку 318 стрелковой Новороссийской дивизии 3 горнострелкового корпуса Отдельной Приморской армии № 07/н от 1 апреля 1944 года награжден второй медалью «ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ» (http://podvignaroda.ru/?#id=21058782&tab=navDetailManAward). В апреле Приморская армия пошла в наступление. Части дивизии взломали оборону на участке 73-й немецкой дивизии и продолжили стремительное наступление. 11 апреля советские части овладели городом и крепостью Керчь. В ходе Крымской наступательной операции (6 апреля – 12 мая 1944 года) 318 стрелковая Новороссийская дивизия в составе 3 горнострелкового корпуса Отдельной Приморской армии принимала участие в боях за освобождение 11 апреля 1944 года города КЕРЧЬ на Крымском полуострове. КЕРЧЬ. Освобожден 11 апреля 1944 г. войсками ОПА и силами ЧФ в ходе Крымской операции. ОПА - 318 гсд (полковник Гладков Василий Федорович) 3 гск (генерал-майор Шварев Николай Александрович) Войскам, участвовавшим в боях при прорыве обороны противника и освобождении города и крепости Керчь, приказом ВГК от 11 апреля 1944 г. объявлена благодарность и в Москве дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1973 г. городу Керчь за выдающиеся заслуги перед Родиной, массовый героизм, мужество а стойкость, проявленные трудящимися Керчи и воинами Советской Армии, Воепно-Морскою Флота и авиации в годы Великой Отечес пленной войны, и в ознаменование 30-летия разгрома фашистских войск при освобождении Крыма присвоено почетное звание "Город-Герой" с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда". Войска Отдельной Приморской армии, перейдя в наступление, прорвали сильно укрепленную оборону противника на Керченском полуострове и сегодня, 11 апреля, овладели городом и крепостью Керчь – важным опорным пунктом обороны немцев на восточном побережье Крыма и продвинулись на запад от Керчи до 30 километров. В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях при прорыве обороны противника и за освобождение Керчи, представить к присвоению наименования “Керченских” и к награждению орденами. Сегодня, 11 апреля, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам Отдельной Приморской армии, прорвавшим оборону противника и овладевшим городом и крепостью Керчь, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий. За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в прорыве обороны противника и в боях за освобождение Керчи. Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины! Смерть немецким захватчикам! Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И. СТАЛИН 11 апреля 1944 года, № 105 Отрывок из книги командира 318-й Новороссийской дивизии Героя Советского Союза генерал-майора Василия Федоровича Гладкова. Издание: Гладков В. Ф. Атакует горнострелковая. — М.: «Советская Россия», 1972 "Отдельная Приморская армия, стремительно преследуя фашистов, вышла с юго-востока к Севастопольскому оборонительному рубежу. Одновременно сюда подошли с севера и востока войска 4-го Украинского фронта, хлынувшие в Крым через Перекоп. 8 апреля перед нами были те позиции, на которых советские войска в 1941–1942 годах героически сражались двести пятьдесят дней. Но теперь гитлеровцы удерживали этот сильно укрепленный рубеж, а мы готовились прорвать его. Фашисты приготовились к длительной обороне. Мы — к решительному штурму. Генерал Толбухин, командовавший 4-м Украинским фронтом, приказал нанести главный удар в направлении Сапун-горы и горы Горной. Нашему 3-му стрелковому корпусу была поставлена задача наступать на главном направлении Приморской армии, прорвать оборону противника между селом Кадыковка и северной оконечностью Балаклавской бухты, а затем продвигаться дальше в направлении на бухту Камышевую, Херсонесский маяк и бухту Казачью. Новороссийская дивизия должна была наступать на колхоз «Большевик» и гору Горную. Местность в этом районе давала большие преимущества противнику. Все трехкилометровое пространство от исходного рубежа дивизии до горы Горной хорошо просматривалось врагом. Фашисты имели тут много инженерных оборонительных сооружений. Передний край первой вражеской позиции проходил в полутора километрах восточнее колхоза «Большевик» и по виноградникам западнее Балаклавы. Позиция состояла из трех линий сплошных траншей, расположенных амфитеатром. И тут же — сильно укрепленный узел сопротивления на безымянной высоте. Вторая позиция протянулась от совхоза № 10 по хребту горы Горной до села Корань. На Горной был главный узел сопротивления. Здесь, по окраине колхоза «Большевик» и по западным склонам горы, проходил противотанковый ров. Третья позиция прикрывала подступы к мысу Херсонес и к бухтам, расположенным восточнее его. Каждая вражеская позиция имела развитую систему траншей и ходов сообщений, проволочные заграждения в три-шесть рядов и сплошные минные поля вдоль всей линии фронта. Через двадцать пять — тридцать метров в траншеях были подготовлены площадки для пулеметов и противотанковых орудий, а через сто пятьдесят — двести метров — расположены доты и дзоты, связанные между собой ходами сообщений. Третья позиция имела в северной части противотанковый ров. А в южной части, до берега моря, тянулся старый Турецкий вал. Здесь же располагалось большое количество тяжелых орудий и реактивных установок. Общая глубина вражеской оборонительной полосы перед нашей дивизией достигала пятнадцати километров. Этому направлению враг придавал особое значение. В случае необходимости он рассчитывал использовать для эвакуации своих войск Херсонесский полуостров, бухты Казачью и Камышевую. Я долго ломал голову над тем, как лучше прорвать многоярусные позиции противника. Обычные методы, обычный боевой порядок, предусмотренный уставами и наставлениями, не могли на этот раз быть эффективными. И вот 4 мая я на НП командира корпуса предложил командующему армией генерал-лейтенанту К. С. Мельнику такой план: главный удар дивизия наносит своим левым флангом в направлении горы Горной. В первом эшелоне действуют 31-й и 39-й стрелковые полки. Во втором, в затылок 39-му полку, наступает 37-й стрелковый полк. При этом полки строят свой боевой порядок поэшелонно, батальон за батальоном. В каждом полку получается три эшелона. А на главном направлении — шесть батальонных эшелонов, построенных один за другим. Дистанция между батальонами — сто метров; между полками — триста метров. Такой порядок построения дивизии давал возможность последовательно и безостановочно прогрызать многоярусную оборону противника. Генерал Мельник в присутствии командира корпуса генерала Лучинского утвердил этот план. Для усиления нам были приданы: 900-й артиллерийский полк, 260-й минометный полк, 74-й истр*бительно-противотанковый артиллерийский полк и вся артиллерия 339-й стрелковой дивизии, которую мы сменили на этом участке. Кроме того, нам придавалась 63-я тяжелая танковая бригада. Она должна была действовать непосредственно с нашей пехотой. Артиллерийская плотность достигала двухсот шестидесяти семи стволов на один километр фронта. Около ста стволов было поставлено на прямую наводку. Все части дивизии интенсивно готовились к прорыву вражеской обороны. Укомплектовывались опытными бойцами штурмовые группы. Саперами было проделано семнадцать проходов в минных заграждениях противника. 6 мая в полдень на моем НП собрались командиры стрелковых полков, командиры приданных и поддерживающих частей. Они доложили о готовности выполнить боевой приказ. В ночь на седьмое все части должны были занять исходные позиции для атаки. Слушая своих подчиненных, вглядываясь в их лица, я испытывал немалое беспокойство. Многие командиры были новые, и я не знал их боевых качеств. Незадолго до начала операции у нас в дивизии сменились многие офицеры. Уехали в Москву, в академию, мой заместитель полковник Долгов, командующий артиллерией подполковник Иванян, командир 39-го полка Герой Советского Союза подполковник Ковешников. Не хотелось мне расставаться с испытанными боевыми товарищами, но что поделаешь! Теперь моим заместителем стал недавний командир 31-го полка подполковник Ивакин. На его место прибыл подполковник Г. И. Абашидзе, которого я не знал. Командиром 37-го полка недавно назначили подполковника И. И. Черного: его я тоже не видел еще в бою. 39-й стрелковый полк принял майор А. Ф. Гетманец, ранее бывший у Ковешникова заместителем. Человек он энергичный, смелый. Ветеран дивизии. Ему я и поставил самую трудную задачу — штурмовать гору Горную. 7 мая 1944 г. 318-я дивизия под командованием Героя Советского Союза генерал-майора В. Ф. Гладкова начала штурм укреплений противника на высоте Горной. Гитлеровцы в этом районе контролировали Балаклавское шоссе, не давая возможности советским танкам прорваться в Севастополь. Перед дивизией стояла задача выбить противника с высоты, являвшейся последним естественным препятствием на пути наступления наших войск. Командующим артиллерией был назначен командир нашего артполка подполковник М. И. Стрункин, тоже ветеран дивизии, боевой и грамотный офицер. Несмотря на большое количество приданной и поддерживающей артиллерии, Стрункин вполне справился со своей работой. Огонь артиллерии был спланирован хорошо. Немалая заслуга в этом принадлежала и начальнику штаба артиллерии майору Зуйкову. Не жалея ни сил, ни времени трудился в эти напряженные дни начальник штаба дивизии полковник М. М. Бойчук, прибывший к нам недавно, под Керчью. Он быстро нашел общий язык с начальником оперативного отделения майором И. Н. Семеновым, которого я знал еще до войны. Семенова перевели в дивизию по моей просьбе. Хорошо был подобран коллектив политотдела дивизии. Возглавлял его подполковник М. С. Холковский. Итак, к наступлению все было готово. В полках состоялись партийные и комсомольские собрания, митинги. Особенно большую работу провели в 39-м полку, которому предстояло овладеть опорными пунктами врага на безымянной высоте и на горе Горной. Командир второго батальона этого полка майор А. М. Трегубенко, ставя задачи ротам, сказал: — Нам выпала честь освобождать город русской славы Севастополь. Нашему батальону приказано штурмом взять Горную. А если первому батальону не удастся овладеть безымянной высотой, то мы должны будем помочь товарищам... Вот красный флаг. Честь и слава тому, кто водрузит его на отвоеванных высотах! Комбат вручил флаг командиру первого взвода 4-й роты коммунисту лейтенанту П. Вернигоре. Тот сразу собрал своих бойцов. — Уверен, товарищи, что доверие командования мы оправдаем, — сказал лейтенант. — Наш взвод комсомольский — это залог успеха. Поручаю сержанту-комсомольцу Артему Гукасову водрузить флаг на вершине. Из строя вышел небольшого роста с мужественным лицом сержант и коротко ответил: — Выполню приказ командования! * * * 7 мая в десять часов ударили одновременно тысячи орудий и минометов. Над всем огромным полукольцом фронта воздух гудел, перекатывая грохот залпов. Снаряды шелестели над головой беспрерывно и нескончаемо: казалось, что мы находились под сплошным металлическим сводом, перекинутым от наших огневых позиций к переднему краю вражеской обороны. Вверх взметывались груды земли, обломки дотов и дзотов. Наши артиллеристы искусно маневрировали огнем. Они произвели мощный пятиминутный налет по первой траншее. Немцы поспешно бежали с переднего края по ходам сообщений во вторую траншею. Артиллеристы перенесли огонь туда. Фашисты вернулись на передний край и приготовились к отражению атаки. Но наша артиллерия снова ударила по первой траншее. И так — несколько раз. После полуторачасовой артиллерийской подготовки и массированного удара авиации пришла очередь пехоты — царицы полей. Этого ответственного момента ждали все, от солдата до командующего фронтом. В одиннадцать часов тридцать минут ракеты возвестили начало атаки. Полки первого эшелона, прижимаясь к разрывам своих снарядов, двинулись вперед с криком «ура!». Бросок первого батальона 39-го стрелкового полка был так стремителен, что бойцы сразу ворвались в траншею гитлеровцев и вышибли их оттуда. А вот 31-й полк залег, едва достигнув проволочного заграждения. Пулеметный и минометный огонь с правого фланга не давал нашим солдатам подняться. Пришлось часть огня артиллерии перенести на участок правого соседа — 414-й Грузинской дивизии. Немецкие пулеметчики и минометчики, стрелявшие оттуда, были уничтожены нашими артиллеристами. 31-й полк пошел вперед и тоже ворвался в первую траншею. В это время был смертельно ранен командир полка подполковник В. И. Абашидзе. Я сразу же послал туда своего заместителя В. Н. Ивакина. Между тем батальон 39-го стрелкового полка, начавший действовать столь удачно, залег перед второй траншеей противника, которая проходила по безымянной высоте. Артиллерия на этом участке перенесла огонь в глубину вражеской обороны. Ожили уцелевшие доты и дзоты гитлеровцев. Я позвонил майору А. Ф. Гетманцу. — Почему остановились? Гетманец ответил: — Убит командир первого батальона капитан Соцковец и ранены все командиры рот. Направляю туда помначштаба капитана Носаня. Он возглавит батальон и будет обходить высоту слева, а второй батальон атакует с фронта. — Скорее, скорее! — поторопил я Гетманца, хорошо понимая, как трудно сейчас молодому командиру полка. С моего НП была видна вся панорама боя, видны были огневые точки врага. Я передал командующему артиллерией приказ — вновь перенести огонь на вторую траншею гитлеровцев и бить до тех пор, пока пехота изготовится к новому броску. На головы фашистов вновь обрушились меткие залпы. Через несколько минут поднялись в атаку солдаты батальона, которым командовал майор Трегубенко. Впереди с красным флагом в руке бежал комсомолец Артём Гукасов. Вот он уже на гребне высоты. Алое полотнище затрепетало на самой высокой точке гребня. Фашисты сразу ударили по этому месту массированным огнем. Гукасова ранило в живот. К нему побежал комсомолец И. Зиновьев. Но и он получил ранение. Флаг упал. Увидев это, на гребень высоты бросился комсомолец Л. Шварцман. Флаг вновь призывно заколыхался на ветру. В это время солдаты лейтенанта Вернигоры и лейтенанта Торчакова с криком «ура!» ворвались во вторую траншею. А героический первый батальон, возглавляемый теперь капитаном И. И. Носанем, атаковал врага, засевшего в третьей траншее. Я снова вызвал к телефону майора Гетманца. — Молодцы, хорошо действуете! Еще немного, майор, еще нажать, и будет прорвана вся первая полоса! Мы добились некоторого успеха, но главное было еще впереди. Если с моего НП хорошо просматривалась вся местность до горы Горной, то противник с вершины Горной видел не только наши боевые порядки, но и каждого нашего бойца. Наблюдая за ходом боя, немцы быстро оценивали обстановку и принимали нужные меры. Они умело маневрировали артиллерийским огнем. Возвышаясь над окружающей местностью над уровнем моря на 270 метров, она являлась одной из ключевых позиций на южных подступах к Севастополю. Напряжение боя нарастало. Увеличивались потери. В семнадцать часов для усиления удара и развития успеха я ввел в действие второй эшелон дивизии — 37-й полк. Он вошел в стык между 31-м и 39-м полками и двинулся на северные скаты горы Горной. К концу дня дивизия овладела колхозом «Большевик», северными и восточными скатами Горной. Тут как раз пришла хорошая новость — опять отличился капитан И. И. Носань. Он обнаружил разрыв во вражеской обороне и смело вывел свой батальон на юго-восточные скаты Горной. Таким образом, к полуночи гора была охвачена с трех сторон. Но вершину враг держал крепко. Весь первый день наступления наша пехота действовала без помощи танков. Попытка ввести в бой приданную дивизии 63-ю танковую бригаду успеха не имела. Вражеские орудия из противотанкового рва и с горы Горной били прямой наводкой. Мы потеряли несколько танков и решили больше не рисковать. Наступила ночь. Но никому из нас не пришлось спать. Не спали и фашисты. Разведчики доносили о большом движении в стане врага. И немцы и мы готовились к новому бою." "Я решил усилить артиллерией те части, которым предстояло утром штурмовать Горную. 37-му полку был придан противотанковый артиллерийский дивизион. Под прикрытием темноты все пушки дивизиона и вообще все имевшиеся в полку орудия были поставлены на прямую наводку против дзотов, обнаруженных на северо-западных склонах горы и в противотанковом рву. 39-му полку мы придали первый дивизион 796-го артполка. Этот дивизион тоже был выдвинут на прямую наводку. С командиром танковой бригады полковником Рудаковым я условился так: ночью танковая бригада выйдет в район колхоза «Большевик» в боевые порядки 31-го полка. Часть танков выделяется для стрельбы прямой наводкой. Остальные будут наступать вместе с пехотой. Таким образом, к утру на вторую вражескую полосу западнее горы Горной было нацелено сорок пять орудий. Это — на прямой наводке. Кроме того, по этому району должна была вести огонь артиллерия полковой группы, а также дивизионная и корпусная группы — всего около ста двадцати стволов. Авиаторов я попросил бомбить противотанковый ров западнее Горной. Готовились мы тщательно, однако не все пошло так, как было задумано. Противник опередил нас. На рассвете гитлеровцы предприняли контратаку, стремясь сбросить наши части с северных и восточных скатов Горной. Наша артиллерия встретила врага метким огнем. Завязался упорный бой, особенно в полосе 39-го полка. Отразив натиск немцев, наши бойцы сами пошли в наступление. На склонах высоты кипели ожесточенные схватки. Мне докладывали: — Товарищ генерал, ранен командир тридцать седьмого полка Черный! — Товарищ генерал, в тридцать девятом полку майор Мищенко ранен! — В тридцать первом полку ранен начальник штаба майор Серов! — Где они? — Все там. На Горной. Продолжают руководить боем! Наконец 39-му полку удалось ворваться на вершину горы. Однако немцы быстро оправились, подтянули подкрепления, перешли в контратаку. Наши поредевшие роты начали отходить. Увидев это, майор Гетманец собрал группу бойцов, крикнул: «За мной!» — и бросился вперед. Солдаты ринулись за командиром полка. Вершина горы снова была в наших руках. Немцы ударили по ней из орудий и минометов. Майор Гетманец упал, держась за живот. К нему подбежала медсестра Мазина. Положила на плащ-палатку, потащила с горы. — Товарищи, держитесь! Не оставляйте высоту, товарищи! Это были последние слова смертельно раненного майора. Враг начал новую контратаку. Гитлеровцам удалось потеснить полк, но ненадолго. Подоспевший сюда начальник оперативного отделения штаба дивизии майор Семенов и начальник штаба полка майор Выгненский подняли бойцов на новый штурм. Теперь впереди шел батальон майора А. Т. Трегубенко. Ко мне и к начальнику политотдела поступали сведения о тех, кто отличился в бою. По телефону сообщили: — Сержант Гукасов водрузил на вершине Горной красный флаг! — Как Гукасов? Он первым ворвался вчера на безымянную высоту и был ранен? Вы не ошиблись? — Нет! — кричал на другом конце провода охрипший офицер. — Все точно! Пишу донесение. Вот подробности. Противник сразу произвел артиллерийский и минометный налет по вершине. Пытался сбить флаг. Из противотанкового рва густая цепь немцев бросилась в контратаку. Наши солдаты еще не успели закрепиться, начали отходить. Враг опять мог захватить высоту, но тут командир пулеметного взвода лейтенант Егизаров бросился к единственному пулемету «максим», занял удобную позицию и начал расстреливать фашистов в упор длинными очередями. Обо всем этом пишу в донесении! Егизаров?! Знакомая фамилия! Да ведь это же юноша лейтенант, недавно прибывший из училища! В армейском отделе кадров он сказал: «Я сам из Новороссийска, поэтому прошу направить меня в Новороссийскую дивизию!» И добился своего, получил назначение к нам! Молодец, лейтенант! — Товарищ генерал, капитан Носань повел свой батальон в атаку с восточных склонов Горной. Немцы бегут в противотанковый ров! И еще доклад: к нашему левому флангу вышла наконец 89-я стрелковая дивизия, составлявшая второй эшелон корпуса. Генерал Лучинский еще ночью приказал ей вступить в бой на стыке между нашей и 242-й дивизией. Но 89-я где-то задержалась и подошла с большим опозданием. Как бы там ни было, но с появлением этой дивизии мы сразу почувствовали облегчение. Сопротивление немцев ослабло. Во второй половине дня 39-й полк прочно и окончательно закрепился на вершине Горной. Тогда, в горячке боя, мне так и не удалось выяснить, как это раненный накануне знаменосец Гукасов отличился и в этот раз. Лишь спустя много лет я узнал: верно, знамя на вершине Горной водрузил сержант Гукасов. Но только другой. Не Артём, а Георгий. Герои однофамильцы оказались достойными один другого. Не так давно мне удалось разыскать бывшего сержанта Г. И. Гукасова. Он остался после войны в Вооруженных Силах, написал мне письмо, уже будучи подполковником. Вечером 8 мая мы с начальником политотдела подполковником Холковским пошли на новый НП, оборудованный возле колхоза «Большевик». Повсюду видны были следы работы нашей артиллерии. Оборонительные позиции противника словно бы перепаханы, покрыты огромными ямами. Сперва нас удивило малое количество трупов. Потом присмотрелись: везде торчали из земли руки и ноги, стволы орудий, прутья арматуры дотов, похожие на причудливые букеты. — Только так и можно было прорвать эту сильнейшую оборону, — сказал я. — Если бы нам не удалось добиться большой плотности артогня, то эти доты и дзоты встретили бы атакующих ливнем свинца. — Ну, не одних артиллеристов заслуга, — возразил Холковский. Я кивнул, соглашаясь. Конечно, даже после такой артиллерийской и авиационной подготовки нашей пехоте пришлось очень трудно. Бойцы буквально выковыривали гитлеровцев из траншей, из огневых точек. Только в боях за Горную 7 и 8 мая были полностью уничтожены 186-й полк 73-й пехотной немецкой дивизии и 336-й маршевый батальон. На допросе пленный унтер-офицер Фейферт показал: «Триста тридцать шестой батальон в ночь на восьмое мая был переброшен из Констанцы на транспортных самолетах. Солдаты только что вышли из самолетов на Херсонесском аэродроме, тут же их посадили на автомашины и послали в район Горной. Батальон был полного состава, около семисот человек, и все сложили головы на этой горе». Вечером мы с Холковским поднялись на Горную. С вершины просматривалась вся Севастопольская оборонительная полоса, мыс Херсонес, бухты Камышевая и Казачья. Понятно, почему немцы с таким упорством дрались здесь. Тот, кто владеет Горной, держит в своих руках один из главных ключей всей обороны. Теперь нам стало значительно легче вести бои. Утром 9-го, после короткого артиллерийского налета, части дивизии опять перешли в атаку. Вторая оборонительная полоса противника была преодолена довольно быстро. Взаимодействуя с 19-м танковым корпусом и с 63-й танковой бригадой, наша пехота без остановок продвигалась вперед. К концу дня полки приблизились к третьему рубежу, проходившему по старому Турецкому валу. Здесь мы задержались. В полночь дивизия прорвала Турецкий вал около отметки 80.0. Однако для развития успеха сил у нас не хватило. Отстала артиллерия. Да и людей было мало. Как потом выяснилось, самые большие потери из всех дивизий фронта понесли мы. Естественно, за гору Горную враг дрался до последнего солдата. В этот же день к вечеру войска 2-й гвардейской и 51-й армий освободили Севастополь. Гитлеровцы все еще надеялись остановить продвижение советских войск, хотели выиграть время, эвакуировать свои части морем из бухт Камышевая и Казачья. Но и это не удалось им. В ночь на 12 мая соединения Отдельной Приморской армии перешли в решительное наступление и утром на мысе Херсонес разгромили остатки гитлеровских войск. Мыс буквально усеян был вражескими трупами и разбитой техникой. Двадцать пять тысяч солдат и офицеров сдались в плен. Сдался и генерал-лейтенант Беме, оставшийся за командующего Севастопольской группировкой противника. На допросе у нашего командира генерал-лейтенанта Мельника Беме сказал: — Немецкое командование рассчитывало провести эвакуацию Севастопольского плацдарма планомерно и подготовило плавсредства, которые должны были обеспечить полную эвакуацию войск из Крыма. Основным ключом к овладению Севастопольским плацдармом явилась Сапун-гора, с падением которой открывались подступы к городу Севастополю, — они не могли быть прикрыты из-за условий местности. Однако Сапун-гора пала не потому, что она была взята в лоб, основную роль сыграло наступление русских войск южнее Сапун-горы и достижение ими района горы Горной, со взятием которой не было больше никакой возможности удерживать Херсонесский полуостров. Вернуть Сапун-гору и удержать район горы Горной немецкие войска не имели возможности из-за отсутствия резервов и вынуждены были начать поспешный отход... Мы ожидали прибытия судов в ночь на двенадцатое мая, примерно к трем часам, однако суда не пришли, а удерживать мыс Херсонес было невозможно, так как он простреливался со всех сторон... 25 июля в 1944 г. на братской могиле ее воинов был сооружен памятник - 12-метровый обелиск из инкерманского камня. На его гранях укреплены мемориальные доски с именами погибших героев. Автор проекта - архитектор А.Д. Киселев. Горячая сыновняя любовь к Родине, преданность великим идеям коммунизма, жгучая ненависть к врагам звали на подвиг советских людей. Долг живых всегда помнить о войне. Помнить и передавать эту Священную память дальше - новым и новым поколением севастопольцев. Андрей Лубянов. 10 мая был освобожден Севастополь. Когда на крымской земле затихли выстрелы, дивизия расположилась на отдых в поле, недалеко от высоты Горная, захват которой новороссийцами предопределил падение Сапун-горы и открыл подступы советским войскам к Севастополю. 27.06.1944 года красноармеец ДУРАШИН Иван Николаевич из 180 армейского запасного стрелкового полка Отдельной Приморской армии убыл в 318 стрелковую Новороссийскую дивизию (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=1983459797) 25.10.1944 г. дивизия, сбив отряды прикрытия противника, вышла на рубеж Дара, Прислоп. 27-го октября дивизия, преодолев хребет Наштас, подошла к Стакчину и завязала упорные бои на подступах к нему. 28.10.1944 г. части дивизии во взаимодействии с полками 129-й гв.сд ведут бои по овладению узлом дорог в районе Стакчина. 19.1.1945 г. дивизия прорывает оборону гитлеровцев в Жебеше и, развивая наступление на север, вышла западнее Кошице. Прикрывшись силами мотобатальона 5-й гв. тбр, полки дивизии ворвались в Кошице и полностью очистили его от противника. 6.2.1945 г. части дивизии начали продвижение в общем направлении на Певель Вельки, Пехове, Елесьню. 15 августа 1944 года 318 стрелковая Новороссийская дивизия была преобразована в горнострелковую и в составе 3 горнострелкового корпуса в районе города СТРЫЙ Львовской области передана 4 Украинскому фронту, в составе которого принимала участие в Восточно-Карпатской стратегической наступательной операции (8 сентября — 28 октября 1944 года). 25.10.1944 г. дивизия, сбив отряды прикрытия противника, вышла на рубеж Дара, Прислоп. 27-го октября дивизия, преодолев хребет Наштас, подошла к Стакчину и завязала упорные бои на подступах к нему. 28.10.1944 г. части дивизии во взаимодействии с полками 129-й гв.сд ведут бои по овладению узлом дорог в районе Стакчина. 19.1.1945 г. дивизия прорывает оборону гитлеровцев в Жебеше и, развивая наступление на север, вышла западнее Кошице. Прикрывшись силами мотобатальона 5-й гв. тбр, полки дивизии ворвались в Кошице и полностью очистили его от противника. 6.2.1945 г. части дивизии начали продвижение в общем направлении на Певель Вельки, Пехове, Елесьню. Принимая участие в Западно-Карпатской стратегической наступательной операции (12 января — 18 февраля 1945 года), 318 горнострелковая Новороссийская дивизия в составе 3 горнострелкового корпуса 18 армии 4 Украинского фронта, 18 января 1945 года, преодолевая огневое сопротивление и минные заграждения, прорвала оборону гитлеровцев на Дарговском перевале горного массива Сланске-Врхи (Сланские горы, Прешовские горы) в Кошицком крае СЛОВАКИИ и, развивая наступление на север, вышла в район западнее города КОШИЦЕ. Прикрывшись силами моторизованного батальона автоматчиков 5 отдельной гвардейской танковой Новороссийской Краснознаменной бригады, полки дивизии 19 января ворвались в КОШИЦЕ и полностью очистили его от противника. За отличные боевые действия войскам, участвовавшим в боях за освобождение КОШИЦЕ, в том числе всему личному составу 318 горнострелковой Новороссийской дивизии генерал-майора ГЛАДКОВА Василия Федоровича, Приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза И.В. СТАЛИНА № 234 от 20 января 1945 года объявлена благодарность. В ознаменование одержанной победы 20 января 1945 года в Москве был дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. Совершив в трудных зимних условиях двухсоткилометровый комбинированный марш — пешком и на машинах, к 26 января 1945 года 318 горнострелковая дивизия в составе 3 горнострелкового корпуса сосредоточилась в районе города ЛИМАНОВА и села ДОБРА-ДОЛЬНА в Лимановском повяте Краковского, ныне Малопольского воеводства ПОЛЬШИ, где вошла в 1 гвардейскую армию 4 Украинского фронта, которая имела задачу наступать на город ЖИВЕЦ Бельского (ныне Силезского) воеводства ПОЛЬШИ. Утром 27 января, части дивизии прорвали оборону противника и освободили крупный населенный пункт ЛЕНТТОВЕ гмины Мшана-Дольна. На следующий день, продолжая развивать наступление, не давая врагу закрепиться на промежуточных рубежах, дивизия преодолела двадцать километров, освободила села ПОДОБИН, НЕДВЕДЗЬ, КОНИНА гмины Недведзь Лимановского повята. Применяя обходные маневры в трудных условиях горно-лесистой местности в полосе КАРПАТ, полки дивизии быстро и решительно продвигались вперед и тем самым способствовали 107 стрелковому корпусу в овладении городом НОВЫ-ТАРГ - важным узлом коммуникаций и сильным опорным пунктом обороны противника. За отличные боевые действия войскам, участвовавшим в боях за овладение городом НОВЫ-ТАРГ, в том числе всему личному составу 318 горнострелковой Новороссийской дивизии генерал-майора ГЛАДКОВА Василия Федоровича, Приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза И.В. СТАЛИНА № 264 от 29 января 1945 года объявлена благодарность. В ознаменование одержанной победы 29 января 1945 года в Москве был дан салют 12 артиллерийскими залпами из 124 орудий. К исходу 31 января 1945 года части 318 горнострелковой дивизии с боями вышли в район сел КОШАРАВА (Koszarawa), ПЖИБОРУВ (Przyborów) гмины Кошарава Живецкого повята Силезско воеводства ПОЛЬШИ. Преодолев в невероятно трудных зимних условиях горный массив ЗАПАДНЫЕ БЕСКИДЫ, части дивизии обходным маневром в упорных боях 3 февраля 1945 года захватили село КОШАРАВА в Живецком повяте Бельского (ныне Силезского) воеводства ПОЛЬШИ, овладев которым дивизия вклинилась в Елесьненский оборонительный узел гитлеровцев. Село ЕЛЕСЬНЯ (польск. Jeleśnia) Живецкого повята — важный перекресток шоссейных дорог — противник оборонял частями 320 и 254 пехотных дивизий. Вражеский оборонительный рубеж состоял из хорошо оборудованных опорных пунктов в селах и на господствующих высотах. Да и саму ЕЛЕСЬНЮ гитлеровцы подготовили к боям, оборудовали многочисленные огневые точки в кирпичных домах. Овладеть Елесьненским узлом с ходу части дивизии не смогли. Двое суток они вели разведку боем, нащупывали слабые места в обороне противника. Взяли несколько «языков». От них узнали, что вражеские дивизии, стоявшие перед ними, изрядно потрепаны. Но драться фашисты намеревались упорно. У них был приказ: во что бы то ни стало удержать ЕЛЕСЬНЮ до подхода крупных частей с юга. Утром 7 февраля 1331 горнострелковый полк ворвался на северную окраину ЕЛЕСЬНИ, захватил железнодорожную станцию. Командир стрелкового отделения красноармеец САЖНЕВ В.Н. под огнем противника первым в своем взводе ворвался в расположение немцев и огнем из своего автомата уничтожил 5 солдат. Противник подтянул самоходную артиллерию и оказал сильное огневое сопротивление. Тем временем 1339 горнострелковый полк вышел на опушку леса восточнее ЕЛЕСЬНИ и атаковал лесопильный завод. Немцы действительно дрались с особым упорством. Начались кровопролитные уличные бои. Полки дивизии медленно продвигались вперед, используя штурмовые группы. Они освобождали дом за домом, отбивая контратаки противника. После трехдневных безуспешных боев командир дивизии решил отказаться от лобовых атак. Обходным маневром части дивизии 9 февраля 1945 года полностью овладели Елесьненским узлом сопротивления. Преследуя немцев, они начали охватывать с северо-востока город ЖИВЕЦ, на подступах к которому 3 горнострелковый корпус встретил упорное сопротивление гитлеровцев и получил приказ перейти к обороне на достигнутом рубеже. За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество командир стрелкового отделения красноармеец САЖНЕВ Виктор Андреевич командиром 1331 горнострелкового полка майором СЕРОВЫМ Михаилом Анисимовичем 18 февраля 1945 года был представлен к ордену СЛАВЫ III степени, которым от имени Президиума Верховного Совета ССР награжден приказом 318 горнострелковой Новороссийской дивизии 3 горнострелкового корпуса 1 гвардейской армии 4 Украинского фронта № 05/Н от 22 февраля 1945 года (http://podvignaroda.ru/?#id=43756740&tab=navDetailManAward). В ходе Моравско-Остравской наступательной операции (10 марта – 5 мая 1945 года) утром 24 марта 1945 года после 45-минутной артподготовки войска 4 Украинского фронта перешли в наступление. 1 гвардейская армия медленно продвигалась вперед, ведя тяжелые бои в густонаселенных районах западнее города СТРУМЕНЬ Цешинского повята Силезского воеводства. 318 горнострелковая Новороссийская дивизия в составе 3 горнострелкового корпуса 28 марта атаковала противника близ села ДРОГОМЫСЛЬ (польск. Drogomyśl) гмины Струмень. Сломив сопротивление гитлеровцев, части дивизии во второй половине дня не только овладели ДРОГОМЫСЛЕМ, но и форсировали реку ВИСЛА, захватив плацдарм на ее западном берегу. Там вел бой 1331 горнострелковый полк, удерживавший важный перекресток дорог; 1337 горнострелковый полк наступал на западном берегу ВИСЛЫ в двух километрах юго-западнее ДРОГОМЫСЛЯ; 1339 горнострелковый полк находился во втором эшелоне, сосредоточившись в самом селе. Не теряя времени, командование дивизии переправило на плацдарм два дивизиона артполка и две батареи противотанковых пушек. Части дивизии прочно закрепились на плацдарме на западном берегу ВИСЛЫ и, отбивая атаки противника, удержали его. 5 апреля 1945 года соединениям 1 гвардейской армии было приказано перейти к обороне для подготовки к дальнейшему наступлению. Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед 4 Украинским фронтом новую задачу: силами 60, 38 и 1 гвардейской армий нанести удар вдоль левого берега реки ОДРА (ОДЕР) в общем направлении на административный центр Оломоуцкого края ЧЕХОСЛОВАКИИ (ныне ЧЕХИИ) город ОЛОМОУЦ, навстречу войскам 2 Украинского фронта, которые в свою очередь должны были наступать на ОЛОМОУЦ с юго-востока. Начало нового наступления 4-Украинского фронта было назначено на 15 апреля 1945 года. Началась перегруппировка войск. 3 горнострелковый корпус в составе 1 гвардейской армии сосредоточился в районе деревни ВИЛЬХВЫ (польск. Wilchwy), ныне микрорайон на юго-востоке города ВОДЗИСЛАВ-СЛЁНСКИ Силезского воеводства ПОЛЬШИ. 318 стрелковая Новороссийская дивизия получила задачу действовать на левом фланге корпуса, прорвать оборону противника, овладеть населенным пунктом ШАХТА ФРИДРИХ (ныне КОЛОНЯ ФРЫДЕРЫК, польск. Kolonia Fryderyk) в гмине Гожице Водзиславского повята Силезского воеводства и выйти на северный берег реки ОЛЬША, в дальнейшем форсировать ОЛЬШУ и продвигаться на деревню НЕМЕЦКА ЛУТЫНЕ (ныне ДОЛЬНИ ЛУТЫНЕ, чешск. Dolní Lutyně) района Карвина в Остравском крае ЧЕХОСЛОВАКИИ (ныне Моравскосилезский край ЧЕХИИ). Первые позиции немцев располагались непосредственно перед поселком при закрывшейся угольной шахте «ФРИДРИХ». Дома в поселке были каменные, приспособленные под огневые точки. За поселком проходило железнодорожное полотно с высокой насыпью. Дальше на два километра тянулся густой лес, заканчивавшийся в пятистах метрах перед рекой ОЛЬША. За шесть дней до наступления части и подразделения получили пополнение, в каждой стрелковой роте теперь насчитывалось в среднем пятьдесят человек. Во всех частях дивизии состоялись занятия по прорыву сильно укрепленной обороны противника, отражению танковой атаки врага и форсированию реки. Отдельно с офицерами был проведен разбор недавних боев, указаны недостатки, отмечен положительный опыт отличившихся подразделений и их командиров. Разведчики уточняли начертания вражеской оборонительной полосы, выявляли силы и средства гитлеровцев. Перед частями занимал позиции 735 пехотный полк 75 пехотной дивизии. В лесу, южнее поселка ШАХТА ФРИДРИХ, находился саперный батальон 16 танковой дивизии. Подразделения противника недавно были пополнены людьми и материальной частью. В ротах насчитывалось в среднем до 90 солдат и офицеров. Противник на переднем крае имел окопы полного профиля. Вторая линия обороны проходила по северной окраине поселка ШАХТА ФРИДРИХ, третья — за полотном железной дороги. Оборона была хорошо организована и имела плотную огневую систему. В первой траншее — по пятнадцать - двадцать пулеметов на километр фронта. За линией второй траншеи находились замаскированные огневые позиции орудий прямой наводки. В лесу были оборудованы позиции трех дивизионов 105 и 150-миллиметровых орудий. Перед первой траншеей в нескольких местах немцы установили минные поля и проволочные заграждения. Прежде чем взламывать столь сильную оборону, нужно было досконально познакомиться с ней. Артиллерия 318 горнострелковой дивизии была сосредоточена на небольшом участке. Пристрелка велась в течение двух дней. Стреляли одна - две батареи: по их результатам готовились данные для всех остальных. Благодаря этому фашисты не смогли выявить силу и расположение артиллерийской группировки. Для того чтобы артподготовка была мощнее, дивизии был придан корпусной артиллерийский полк. В ночь на 15 апреля 1945 года стрелковые полки дивизии сменили части 2 воздушно-десантной дивизии. Боевой порядок 318 горнострелковой Новороссийской дивизии состоял из двух эшелонов. В первом находились 1337 и 1331 горнострелковые полки, во втором - 1339 полк. Все было сделано так продуманно, так скрытно, что противник не заметил смены частей и подготовки к атаке. Артиллерийская подготовка продолжалась 40 минут. Артиллеристы дивизии и приданных частей уничтожили все огневые точки противника, выявленные на переднем крае, и перенесли огонь в глубину. В это время дружно пошла в атаку пехота. Она быстро овладела первой и второй траншеями врага. 1337 горнострелковый полк майора КОРАБЕЛЬЩИКОВА Павла Павловича ворвался в поселок ШАХТА ФРИДРИХ. Взятый в плен командир вражеской роты обер-лейтенант Краус сказал на допросе: «Мы не ожидали вашего наступления на этом участке. Ваша артподготовка была сильной, меткой и сразу ошеломила нас. У нас нарушилось управление. Мы не успели опомниться от артогня, как пехота уже была в наших траншеях». Выбитые из поселка немцы хотели удержаться на железнодорожной линии. В полосе 1337 полка завязалась рукопашная схватка. А его сосед, 1331 горнострелковый Краснознаменный полк майора СЕРОВА Михаила Анисимовича, с ходу пересек железнодорожную насыпь и ворвался на опушку леса. В поселке ШАХТА ФРИДРИХ 318 горнострелковая Новороссийская дивизия освободила фашистский концентрационный лагерь № 169, располагавшийся в наземных постройках шахты «ФРИДРИХ», в котором в нечеловеческих условиях содержались поляки, отказавшиеся подписать «фолькслисты», то есть не желавшие признать себя немцами, а также заключенные из других лагерей, потерявшие трудоспособность в результате каторжных условий труда. Перед оставлением шахты «ФРИДРИХ» гитлеровцы увели из лагеря около 250 человек тех, кто еще способен был самостоятельно передвигаться. Обессилевших узников расстреливали по дороге. Трупы истощенных людей, одетых в лохмотья, были обнаружены бойцами дивизии вдоль дороги из ШАХТЫ ФРИДРИХ на запад. У некоторых из них оказались следы огнестрельного оружия. Всего в подвалах здания шахты «ФРИДРИХ» было обнаружено 78 заключенных, находившихся в крайней степени истощения. Там же среди живых находилось 14 трупов людей, умерших от голода. До самого вечера части дивизии вели упорный бой, медленно продвигаясь в лесном массиве юго-западнее поселка ШАХТА ФРИДРИХ. Телефонист 1331 горнострелкового Краснознаменного полка 318 горнострелковой Новороссийской дивизии 3 горнострелкового корпуса 1 гвардейской армии 4 Украинского фронта гвардии красноармеец ДУРАШИН Иван Николаевич погиб в бою 15 апреля 1945 года и был похоронен в 1 ряду снизу в братской могиле № 23 на дивизионном кладбище в центре поселка ШАХТА ФРИДРИХ (ныне КОЛОНЯ ФРЫДЕРЫК, польск. Kolonia Fryderyk) в гмине Гожице Рыбницкого (ныне Водзиславского) повята Силезского воеводства. Схема расположения кладбища 318 горнострелковой дивизии в центре поселка ШАХТА ФРИДРИХ (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=4945187&p=4). Донесение о безвозвратных потерях 318 горнострелковой дивизии № 0266 от 21.04.1945 года (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=4945208). 318 горнострелковая Новороссийская ордена Суворова II степени дивизия закончила боевые действия в составе 3 горнострелкового Карпатского корпуса 60 армии 4 Украинского фронта 8 мая 1945 года в Чехословакии на реке Морава под городом ОЛОМОУЦ 24 июня 1945 года воины 318 горнострелковой Новороссийской ордена Суворова II степени дивизии участвовали в Параде Победы в городе МОСКВЕ в составе сводного полка 4 Украинского фронта. Боевой путь 318 горнострелковой Новороссийской ордена Суворова II степени дивизии описан в мемуарах командира дивизии Героя Советского Союза генерал-майора Гладкова Василия Федоровича «Атакует горнострелковая» (http://militera.lib.ru/memo/russian/gladkov_vf2/index.html). В послевоенное время останки советских воинов из братских и одиночных могил, располагавшихся в гмине Гожице Рыбницкого (ныне Водзиславского) повята Силезского воеводства, были перенесены на воинское кладбище на улице Взгуже (ныне Жертв Освенцимских, польск. Ofiar Oświęcimskich) в городе ВОДЗИСЛАВ-СЛЁНСКИ Силезского воеводство ПОЛЬШИ. Братское воинское кладбище было создано в 1947 году в районе старого еврейского кладбища, разрушенного гитлеровцами во время Второй мировой войны, о чем свидетельствует то, что местные жители называют это место Жидовина (Żydowiną). В 1947 и 1948 годах в 75 братских могил воинского кладбища на холме в лесопарке за железнодорожной линией ВДЗИСЛАВ – ХАЛУПКИ с правой стороны улицы Взгуже были перенесены останки 5612 воинов Красной Армии (5358 – безымянными) и 19 воинов 1 чехословацкой танковой бригады из одиночных и братских могил, располагавшихся в городе ВОДЗИСЛАВ-СЛЁНСКИ и окрестных населенных пунктах. Польский паспорт воинского захоронения (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=87220384). Останки воинов Красной Армии, перенесенные из гмины Гожице (польск. Gorzyce) Рыбницкого (ныне Водзиславского) повята в 1947 году, похоронены братских могилах № 33 – 35 (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=87220384&p=8), в 1948 году - в братской могиле № 25 (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=87220384&p=9). Гвардии красноармеец ДУРАШИН Иван Николаевич покоится в одной из них БЕЗЫМЯННЫМ. Паспорт воинского захоронения, составленный российской и польской сторонами в 2013 году (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=86424091). Во время Великой Отечественной войны отец фронтовика ДУРАШИН Николай Александрович, проживал в селе СТАРЦЕВО(не существует с 31.01.2013 года в 1 км южнее деревни МАЛИНИНО Коневского сельсовета) Балахнинского района Горьковской (ныне Нижегородской) области. участник японской войны, плотник-баржевик, до образования колхозов по зимам плотничал в Молитовском затоне. С организацией колхоза «Пролетарская мысль» в СТАРЦЕВЕ Николай Александрович до конца войны работал на лошади. Умер в 1946 году. ДУРАШИН Иван Николаевич увековечен в Книге памяти Нижегородской области, том 4 (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=403816753) и том 14 (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=403742847), на сайте «Балахнинский музейный историко-художественный комплекс» (https://www.bmihk.ru/reestr/1941-1945a/107-d/265-familii-na-d).
Выжил / пропал без вести / погиб:погиб
Близкий:нет
Дата и время создания карточки:2019-09-23 14:14:44
Дата и время последнего изменения:2019-10-05 21:03:30
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.