Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
106516
10994
6240
41679
1

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка Фронтовика

Зимин Сергей Григорьевич



Пол:мужской
Дата рождения:0.0.1907
Место рождения:деревня Усовка Васильтурский район Нижегородский области
Национальность:русский
Должность:
Звание:гвардии старшина 78 Гв.СП 25 Гв.СД

Попечитель:

Павел Золотарев

Подразделения, в которых служил Фронтовик:

25 гвардейская стрелковая Синельниковско-Будапештская Краснознаменная орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия
78 гвардейский стрелковый полк 25-й гвардейской стрелковой дивизии

Захоронение:

-
Дополнительная информация
Домашний адрес во время войны:деревня Усовка Васильтурский район Нижегородский области
Родственники во время войны:жена Зимина Клавдия Александровна
Дата призыва:0.0.1941
Место призыва (военкомат):Васильтурский РВК
Дополнительные сведения:ПОДВИГ ПОД ТАРАНОВКОЙ После освобождения Харькова 40-я армия получила при¬каз развивать наступление в направлении Грайворона, Ахтырки. С 17 февраля 25-я гвардейская стрелковая дивизия начала продвижение в направлении Ольшаны, Ковечи, обеспечивая левый фланг армии. Ожесточенные бои развернулись в районе Старого и Но¬вого Мерчека, где части моторизованной дивизии СС «Ве¬ликая Германия» предприняли сильные контратаки. Под их натиском полки 25-й гвардейской стрелковой дивизии ото¬шли к Люботинскому шоссе. Положение осложнялось недо¬статком боеприпасов, особенно артиллерийских снарядов, по¬редевшие во время длительных наступательных боев под¬разделения не получали пополнений. 19 февраля дивизия была передана в состав 3-й танко¬вой армии генерал-лейтенанта танковых войск П. С. Рыбалко. 23 февраля, сломив упорное сопротивление врага, диви¬зия вернула оба села, а в ночь на 25 февраля во взаимодей¬ствии с 305-й стрелковой дивизией и частями 12-го танко¬вого корпуса овладела Валками, после чего вышла во второй эшелон 69-й армии, в подчинение которой была передана 24 февраля. Тем временем положение на фронте резко изменилось. Зимнее наступление советских войск, выход их на подступы к Днепропетровску и Запорожью создали угрозу расчлене¬ния всего восточного немецко-фашистского фронта. Срочно перебросив резервы с запада и создав ударные группировки, гитлеровское командование подготовило контрнаступление, рассчитывая разгромить выходящие к Днепру войска Юго-Западного фронта и отбросить их за Северский Донец, затем нанести удар по войскам Воронежского фронта и вновь за¬хватить Харьков и Белгород, после чего встречными удара¬ми с юга от Белгорода и с севера от Орла в общем, направ¬лении на Курск нанести поражение действовавшим в этом районе советским войскам. 19 февраля противник перешел в контрнаступление про¬тив войск правого крыла Юго-Западного фронта и оттеснил их за Северский Донец. Левый фланг Воронежского фронта оказался открытым. Перегруппировав свои войска и создав юго-западнее Харькова сильную группировку войск, превос¬ходящую действовавшие здесь армии Воронежского фронта по численности личного состава в 2, по артиллерии почти в 3, а по танкам более чем в 11 раз, противник был готов на¬нести следующий удар. В этих условиях 25-я гвардейская стрелковая дивизия вновь была передана в оперативное подчинение 3-й танко¬вой армии и 27 февраля получила приказ, — сдав занимаемый рубеж, к утру 28 февраля форсированным маршем выйти к Змиеву, где занять прочную оборону на рубеже Тарановка, Змиев, Замостье, Зидькц, не допуская прорыва противника к Харькову с юга и юго-востока. Совершив в условиях бездорожья и начавшейся распути¬цы тяжелый 80-километровый марш, дивизия заняла оборо¬ну. В Тарановке сосредоточился 78-й гвардейский стрелко¬вый полк, в Змиеве — 81-й и в районе Замостье, Зидьки — 73-й гвардейский стрелковый полк. Поддерживавшая дивизию 179-я танковая бригада (24 танка) использовалась на участке 78-го гвардейского стрелкового полка. Соседей спра¬ва и слева не было. Части дивизии срочно начали готовить оборону. Особое место в ее системе занимало село Тарановка, расположенное на холмистой гряде. Его пересекали шоссе и железная дорога Лозовая — Харьков. В центре Тарановки находился железнодорожный переезд, через него шла грунтовая до¬рога из Краснограда на Харьков. За южной окраиной села был еще один железнодорожный переезд. На него выходило шоссе Лозовая — Харьков. Таким образом, Тарановка имела большое значение не только в полосе обороны 25-й дивизии, но и на рубеже ар¬мии по северному берегу реки Мжа от Мерефы до Замостья. Она перекрывала дороги на Харьков с юговостока, юга и частично с юго-запада, а железнодорожный переезд в Беспаловке блокировал путь к Тарановке с юга. Оборонялся он 4-м взводом 8-й стрелковой роты лейтенанта П. Н. Широнина, который насчитывал 25 человек и был усилен 45-мм орудием. К рассвету 2 марта оборонительные работы в основном завершились. Едва рассвело, как десятки «юнкерсов» под¬вергли ожесточенной бомбардировке боевые порядки диви¬зии. Затем начались атаки пехоты и танков противника. Пер¬вый удар пришелся по обороне взвода гвардии лейтенанта Широнина. Вначале позицию гвардейцев бомбили «юнкерсы», но хорошая маскировка, глубокие окопы предотвратили потери, хотя и получили ранения П. Н. Широнин, гвардии рядовые В. Д. Танцуренко и А. И. Крайко. Все они остались в строю. Не успели стрелки привести себя в порядок, как послышался шум моторов. Наблюдатели гвардии сержант Н. И. Кирьянов и гвардии рядовой П. Т. Шкодин доложили, что в их направлении движется 25 танков и штурмовых орудий, 15 бронетранспортеров с двумя пушками, до полуто¬ра батальонов вражеской пехоты. Впереди шло охранение — 2 танка, 2 бронемашины, взвод пехоты. Из-за возвышенности вскоре появились 2 танка, 2 бро¬немашины, автомашина с пехотой. Не видя пока позицию взвода, они спускались с возвышенности к переезду. Первая из бронемашин вскоре подорвалась на противотанковой ми¬не, вторую метким выстрелом поджег расчет противотанкового орудия. Противник тут же отошел, но вскоре появились свы¬ше тридцати его самолетов. Они подвергли ожесточенной бомбежке Тарановку и позиции широнинцев. Во время на¬лета вышел из строя расчет орудия. Его место заняли гвар¬дии старшина С. В. Нечипуренко и гвардии рядовой А. Н. Тюрин. Едва самолеты улетели, как в атаку двинулись танки, штурмовые орудия и пехота. По ним открыла подвижный заградительный огонь дивизионная артиллерийская группа. Загорелись один из танков и штурмовое орудие, но остальные упорно шли вперед, хотя в бой теперь включи¬лась полковая артиллерийская группа, минометы 3-го ба¬тальона гвардии старшего лейтенанта И. Д. Петухова. От¬крыли огонь и бойцы взвода. Одна из групп танков и штур¬мовых орудий пошла в обход к дальнему переезду у Беспаловки. Его прикрывал подвижный отряд заграждения полка. Две бронемашины вырвались вперед, одна из них провалилась под лед на реке, другую, атаковавшую левый фланг взвода, подбил С. В. Нечипуренко. Наступавшие с фронта танки шли клином. Нечипуренко и Тюрин подбили два из них, но тут на них устремилось штурмовое орудие. Опередив бойцов, пытавшихся развернуть пушку, орудие подмяло ее под себя. Нечипуренко погиб, Тюрин получил тяжелое ранение. Раздавив орудие, машина рванулась вперед, а навстречу ей уже полз с гранатами коммунист гвардии рядовой А. А. Скворцов. Он швырнул гранату под гусеницу само¬ходки, и та, окутанная дымом, успела наехать на героя и замерла. А бой нарастал. Ранило гвардии рядовых Н. И. Субботи¬на и Я. Д. Злобина, погиб гвардии сержант Н. И. Кирьянов. Но и гитлеровцы заплатили дорого: широппнцы уничтожили 4 танка, 2 штурмовых орудия, 4 бронемашины, несколько десятков фашистов. И они отступили, но ненадолго. Вскоре на позиции гвардейцев начались новые атаки. И на этот раз впереди шли танки. Один из них устремился на окоп гвардии старшины С. Г. Зимина. Тот лег на дно. Когда танк перевалил через него, старшина поднялся и бросил на моторное отделение бутылку с горючей смесью. Мгнове¬ние — и машина запылала, как факел, из люка выскочили танкисты. Гвардии рядовой И. П. Букаев уничтожил их дву¬мя гранатами. Второй танк подорвал бывший моряк гвардии старший сержант И. Г. Вернцгоренко. Третий шел на окоп гвардии сержанта И. В. Седых. Под его гусеницами погиб гвардии сержант В. С. Грудинин. Путь этой машине пре¬градил гвардии рядовой А. И. Крайко. Меткий бросок гра¬наты повредил ведущее колесо гусеницы, танк замер, но, когда Крайко полз обратно в свой окоп, его сразила пуле¬метная очередь. Весенний день клонился к вечеру, а бой у переезда не затихал. Широнина ранило второй раз. Теперь фашистские тапки рвались на правый фланг взвода к окопам гвардии старшины С. Г. Зимина и гвардии сержанта И. В. Седых. Командир взвода приподнялся из окопа, хотел дать какую-то команду, и в это время пуля пронзила его грудь. Он услышал, как гвардии старший сержант А. П. Болтушкин крик¬нул, что подбит седьмой танк. «В случае чего примешь ко¬манду взводом на себя», — сказал ему Шпронин, теряя соз¬нание. Из сада неожиданно появилось штурмовое орудие с десантом автоматчиков. Очнувшийся в это время Широнин дал по ним очередь из автомата. Трое замертво свалились с машины. В этот миг раздался взрыв. Самоходку поразил гвардии рядовой П. Т. Шкодин. Сам он тут же был сражен автоматной очередью. От взрыва вражеского снаряда рух¬нула стена и придавила командира взвода. Фашисты броси¬лись вперед, но по ним ударил пулемет гвардии рядового В. Л. Исакова, а после его гибели место пулеметчика занял гвардии рядовой С. П. Фаждеев. Не выдержав огня широнинцев, гитлеровцы побежали. При отражении атаки по¬гибли гвардии рядовые И. М. Чертенков, И. П. Визгалин, П. А. Гертман, И. Н. Силаев. И все же один из танков прорвался на позицию защитников переезда. Навстречу ему со стороны станции прибли¬жалась цепь бойцов, спешивших на помощь широнинцам. Надо было, во что бы то ни стало остановить фашистский танк — иначе он расстреляет подкрепление из пулеметов. И тогда коммунист помощник командира взвода гвардии старший сержант А. П. Болтушкин, сунув за ремень 2 связки гранат, бросился под гусеницы... Сильный взрыв потряс землю, танк завертелся на месте, но его пулемет не смол¬кал. Получивший только что тяжелое ранение гвардии стар¬ший сержант И. Г. Вернигоренко с трудом подполз к машине, взобрался на нее и подобранным куском разбитой гусеницы ударил по стволу пулемета. Подоспевшее под¬крепление отбросило врага. Из 25 защитников переезда в живых осталось только пять — П. Н, Широнин, И. Г. Вернигоренко, И. П. Букаев, А. Н. Тюрин, А. Ф. Торопов, все они были тяжело ранены. Враг потерял здесь 16 танков и штурмовых орудий, до ста солдат и офицеров. Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фрон¬те борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство гвардейцам старшему сержанту Александру Павловичу Болтушкину, рядовому Ивану Прокофьевичу Букаеву, старшему сержанту Ивану Григорье¬вичу Вернигоренко, рядовому Ивану Петровичу Визгалину, рядовому Павлу Андреевичу Гертману, сержанту Василию Семеновичу Грудинину, старшине Сергею Григорьевичу Зи¬мину, рядовому Якову Дмитриевичу Злобину, рядовому Василию Леоновичу Исакову, сержанту Николаю Ивано¬вичу Кирьянову, рядовому Алексею Ивановичу Крайко, старшине Сергею Васильевичу Нечипуренко, рядовому Ва¬силию Михайловичу Павлову, сержанту Ивану Викторовичу Седых, рядовому Ивану Николаевичу Силаеву, рядовому Андрею Аркадьевичу Скворцову, рядовому Николаю Ива¬новичу Субботину, сержанту Александру Ивановичу Сухину, рядовому Василию Демидовичу Танцуренко, рядовому Александру Федоровичу Торопову, рядовому Александ¬ру Николаевичу Тюрину, рядовому Степану Петро¬вичу Фаждееву, рядовому Ивану Матвеевичу Чертенкову, лейтенанту Петру Николаевичу Широнину, рядовому Петру Тихоновичу Шкодпну было присвоено звание Героя Совет¬ского Союза. Приказом Наркома обороны гвардии старшина С. В. Нечипуренко навечно зачислен в списки полка. Советские люди свято чтили память героев. Гвардейцы похоронены в сквере возле школы в селе Тарановка, на их могиле воздвигнут памятник. Бывшая станция Тарановка теперь называется «Станция имени 25 героев-широнинцев». Их именем названа одна из улиц Харькова. В пригороде Харькова — Алексеевке есть улица Петра Широнина. Оставшихся в живых широнинцев окружили вниманием и заботой. Командование соединения писало жене П. Н. Ши¬ронина Галине Федоровне: «Мы сердечно благодарим Ва¬шего мужа гвардии лейтенанта Широнина Петра Николае¬вича за его героический подвиг, совершенный в борьбе с ненавистным врагом... Слава о героях-широнинцах и их командире, воспитавшем бесстрашных воинов, пройдет, но всей нашей земле. Их имена будут бессмертны. На их боевом опыте учатся наши гвардейцы. Их стойкость, мужество и отвага стали боевым знаменем для всех гвардейцев». Ожесточенные бои развернулись в этот день во всей полосе обороны дивизии, но особенно упорно рвался враг к Тарановке, обороняемой 78-м гвардейским стрелковым пол¬ком, который поддерживали танкисты 179-й танковой брига¬ды и артиллеристы 53-го гвардейского артиллерийского полка. Первая атака передовых частей 48-го немецкого танко¬вого корпуса нацеливалась не только южнее Тарановки, где оборонялся взвод Широнина, но и на центр села с же¬лезнодорожным переездом на 306-м километре. Обороняв¬шиеся здесь подразделения атаковали до батальона пехоты, 15 танков и штурмовых орудий. Фашисты получили достой¬ный отпор. Тогда, подтянув главные силы 44-й пехотной дивизии — до 40 танков, противник при поддержке авиации и артиллерии перешел к непрерывным атакам. Большую помощь в их отражении стрелкам оказала артиллерия дивизии. К исходу дня гитлеровцам удалось вклиниться в оборону полка в центре Тарановки, но даль¬ше церкви, превращенной в мощный опорный пункт, они пройти не смогли. Ее героически обороняли шесть бойцов, возглавляемые гвардии лейтенантом А. И. Сиротенко из 2-го стрелкового батальона. 3 марта враг окружил здесь гвардии сержанта В. Ф. Ступпна, гвардии старшину Е. П. Егорова, гвардии младшего сержанта Н. П. Трсскина, гвардии рядовых Т. Акатцева, В. Сухарева, И. Рожкова. Командир взвода расставил их у окон, и защитники уверенно отражали на¬тиск гитлеровцев. Через час к горстке бойцов пробилось подкрепление — 16 солдат. Гвардии лейтенант А. И. Спротенко организовал прочную оборону. Фашисты решили лю¬бой ценой овладеть этой своеобразной крепостью, двухмет¬ровой толщины, стены которой не мог пробить ни один сна¬ряд. Четыре часа длился неравный бой. Когда у защитников кончились патроны, они пустили в ход гранаты. Ночью к церкви прорвался танк младшего лейтенанта В. П. Дроз¬дова. Он привез 4 ящика патронов и один—гранат «Ф-1». На рассвете гвардии сержант В. Ф. Ступин установил пу¬лемет в проеме окна. Когда фашисты поднялись в очеред¬ную атаку, на них обрушился шквал свинца. Тогда три «Юнкерса» подвергли район церкви ожесточенной бомбежке. От прямого попадания бомбы трое гвардейцев погибли, восемь получили тяжелые ранения. Заметив ослабление огня, гит¬леровцы усилили натиск, но не смогли сломить сопротив¬ление гвардейцев. Трое суток защищали они этот рубеж и не дали противнику продвинуться вперед ни па шаг. Гвар¬дии лейтенант А. И. Сиротенко и его подчиненные были от¬мечены правительственными наградами. В бою за Тарановку воины полка и поддерживавших его подразделений проявили массовый героизм. Гвардии сержант С. Ш. Шарипов подбил из противотан¬кового ружья средний и легкий танки. Умело руководили подразделениями при отражении атак противника команди¬ры 1-й и 2-й стрелковых рот гвардии лейтенант А. И. Сав¬ченко, гвардии старший лейтенант А. П. Евтушенко. В раз¬гар боя погиб командир взвода связи полка гвардии млад¬ший лейтенант М. А. Сапрыкин, когда он сам вышел на линию устранить порывы кабеля. Трижды водил в атаку 7-ю стрелковую роту комсомолец гвардии старший лейте¬нант И. П. Голубенке. Геройски сражался с врагом ко¬мандир 1-го взвода этой роты гвардии старший сержант А. Портнягин. 4 марта до роты гитлеровцев с двумя танка¬ми атаковали его подразделение. Бойцы дрогнули и стали отходить. Портнягин подал команду: «Ни шагу назад!» — и лег за пулемет. После ожесточенной схватки гитлеровцы отступили. Прямой наводкой подбил вражеский танк и уничтожил находившийся на нем десант командир противотанкового орудия гвардии сержант К. Громов, затем, отражая очеред¬ную атаку противника, его расчет поджег еще 3 танка. Гвардии рядовой И. Е. Щербаков из отдельного батальо¬на связи получил приказание доставить боевой приказ в село Федоровка. В пути его перехватили вражеские авто¬матчики. Спешившись с коня, Щербаков вступил с ними в неравный бой, истребил трех солдат, одного пленил, ос¬тальных обратил в бегство. Боевой приказ был доставлен вовремя. Командование наградило воина медалью «За от¬вагу». Отличился в этот день и 4 марта личный состав 1-го стрелкового батальона гвардии старшего лейтенанта Ф. В. Решетова, защищавшего юго-западную окраину Тарановки. Гвардейцы подбили 4 танка и 2 штурмовых ору¬дия, уничтожили до 100 гитлеровцев. Особенно отважно и умело действовали командир 8-й роты гвардии лейтенант В. Копонин, гвардии рядовые А. Стародубцев, 3. Казаков, И. Утюжников, минометчики гвардии сержант П. Глинкин, гвардии рядовые В. Апковкин и Р. Хундяков. Пять дней продолжались ожесточенные бои за Тарановку, и все эти дни командир полка гвардии подполковник К. В. Билютин мужественно, умело и твердо руководил своими подразделениями. Его хладнокровие и выдержка передавались солдатам и офицерам. Все знали, что без приказа нельзя отойти ни на шаг. В наградном листе на командира полка сказано: «Гвар¬дии полковник т. Билютин в боях за социалистическую Ро¬дину проявил себя истинным сыном советского народа, бес¬страшным и смелым командиром. В боях 12 января 1943 г. т. Билютин умелыми действиями и личными героическими качествами командира, раз¬вивая наступление по освобождению советской территории, освободил десятки населенных пунктов, в том числе в упор¬ном бою первым ворвался в город Харьков, освободив от противника Холодную гору и железнодорожную станцию. Полк на своем боевом пути сметал и уничтожал превос¬ходящие силы врага, в результате чего полком уничтожено: солдат и офицеров — до 1000, танков и бронемашин — 41, орудий разных калибров — 67, минометов — 35, пулеме¬тов — 54, автомашин — 185, повозок с разным имуществом и вооружением — 115, складов с имуществом и вооружени¬ем — 7». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мар¬та 1943 года К. В. Билютину было присвоено звание Героя Советского Союза. Коммунисты полка, руководимые заместителем команди¬ра по политчасти гвардии капитаном М. В. Пахомовым, личным примером стойкости и мужества воодушевляли вои¬нов на разгром врага. Умело, и оперативно действовали офицеры штаба полка, руководимого гвардии капитаном П. И. Жидковым. За пять дней гвардейцы отбили десятки ожесточенных атак противника, истребив в них около 600 гитлеровцев, 14 танков, 9 бронемашин, 4 штурмовых ору¬дия. В критический момент боя за Тарановку, когда вражеские танки дивизии «Мертвая голова» с тыла неожиданно вышли к штабу полка. В этот критический для полка момент героически вступили в бой с ними бойцы роты автоматчиков, находившиеся в охранении знамени полка и штаба. В числе их были гвардии сержант Георгий Медведев, гвардии сержант Алексей Штарев, гвардии сержант Лагуткин, гвардии рядовой Степанов. В результате боя гвардейцами было уничтожено три танка противника и несколько десятков фашистов. Подвергая себя смертельной опасности, гвардейцы вынесли знамя тем самым приумножили, и закрепили подвиг широнинцев. Не менее отважно сражались артиллеристы 53-го гвардейского артполка. 5-я батарея гвардии старшего лейтенанта 3. А. Демочко выдвинула один взвод на улицу для стрель¬бы прямой наводкой. Он подбил 3 вражеских танка, нес¬колько бронетранспортеров, истребил до 40 гитлеровцев. 2-й огневой взвод гвардии старшего сержанта Е. Петрова под¬держивал 3-й стрелковый батальон. Его орудия били с юго-восточной окраины Тарановки. Телефонная связь меж¬ду взводами, штабами дивизиона и полка, находившимися в Замостье, отсутствовала. Поддерживалась она только с ко¬мандиром 3-го стрелкового батальона, наблюдательный пункт которого находился рядом с батарейным. Героически действовали при отражении атак противника заместитель командира батареи по политчасти гвардии старший лейтенант Я. Гельман, командир орудия гвардии старший сержант Н. П. Петров, наводчик гвардии младший сержант В. В. Кисилевский, орудийные номера гвардии ря¬довые П. Янгиров, У. Талил, Ф. Шульгин. Все они погибли, не отходя от орудия, но свой долг выполнили до конца. Батарея потеряла три орудия из четырех. В то время когда 78-й гвардейский стрелковый полк вел тяжелые бои за Тарановку, на участках 73-го и 81-го гвар¬дейских стрелковых полков было относительно спокойно. Зная, что каждый час и сюда может последовать удар про¬тивника, подразделения совершенствовали свою оборону, отражали атаки фашистов, проводивших разведку боем, ве¬ли борьбу с воздушным противником. В ночь на 6 марта во всех подразделениях дивизии состоялись митинги, посвященные приказу № 95 Верховного Главнокомандующего. Настроение у гвардейцев было при¬поднятое. Все горели желанием остановить и разгромить врага. Гвардии рядовой В. Олифер из 4-й стрелковой роты заявил: «Мы сломили оборону противника и успешно гро¬мили врага, освободили сотни городов и сел. Мы своими глазами видели, во что превратили фашистские изверги Харьков и те зверства, которые они чинили над мирным населением. Мы, гвардейцы, заверяем, что и впредь будем драться погвардейски, занятую линию обороны будем креп¬ко держать в своих руках». На митинге в 73-м гвардейском стрелковом полку побы¬вал заместитель командира дивизии по политчасти гвардии подполковник П. П. Павлов. Он разъяснил личному соста¬ву основные положения приказа, задачи, вытекающие из его требований, вместе с заместителем начальника политот¬дела соединения гвардии майором Ф. И. Колесовым и зам¬политом полка побеседовал с партийным активом, провел делегатское партсобрание. Участники делегатского партий¬ного собрания 53-го гвардейского артиллерийского полка от¬метили, что члены партии командиры орудий гвардии сер¬жанты Б. Кудрявцев, Д. Лукин и другие мужественно и умело, выполняют свой воинский и партийный долг, и внес¬ли предложения по внедрению их боевого опыта. Убедившись в неприступности позиций гвардейцев в районе Та¬рановки, 30—40 танков и около пехотного полка противни¬ка попытались нанести удар из крупного населенного пункта Рябухино на Борки и далее вдоль полотна желез¬ной дороги на север. Вражеская авиация весь день группа¬ми по 3—6 самолетов бомбила Змиев, Зидьки, Замостье, Та¬рановку. Однако и на этом направлении фашисты не доби¬лись успеха. 6 марта 25-я гвардейская дивизия была пере¬дана из 3-й танковой армии Воронежского фронта в 6-ю армию Юго-Западного фронта, оставаясь на прежних пози¬циях. Гвардии старшина Сергей Григорьевич Зимин тоже уроженец Горьковской области. Родился он в 1907 году в деревне Усовка Васильтурского уезда Нижегородской губернии, в бедной крестьянской семье. В 1922 году Сергей закончил Усовскую начальную школу. Был членом инициативной группы по организации колхоза, вел большую разъяснительную работу среди крестьян. В 1932 году он учился на курсах, работал контролером сберкассы села Воскресенское Сергачского района. Потом его избрали председателем колхоза в поселке Вьюн. С марта 1939 года С. Г. Зимин — председатель Усовского сельсовета Сергачского района, а с марта 1940 года вновь председатель колхоза. В 1940 году Сергей Григорьевич стал членом ВКП (б). В конце июля 1941 года С. Г. Зимин добровольцем ушел на фронт. Дома остались жена и трое детей. В Харьковском историческом музее хранится несколько писем Сергея Григорьевича, отправленных им с фронта. Они пронизаны большой любовью к Родине, жгучей ненавистью к врагу. 6 декабря 1941 года началось контрнаступление советских войск под Москвой, в котором участвовал и С. Г. Зимин. Наступавшие бойцы гнали врага на запад. В те дни Сергей Григорьевич писал семье: «Спешу сообщить, что я пока жив и здоров. Нахожусь в Смоленской области, километрах в 50 от города Калуги. Ежедневно идут ожесточенные бои. Наша доблестная Красная Армия громит фашистскую банду, гонит ее с нашей родной земли». Нельзя без волнения читать его письмо, отправленное домой в начале 1942 года. В нем и трогательная забота о семье, которой, как и всем труженикам тыла, нелегко жилось тогда, и боль, вызванная всем увиденным на освобожденной от врага земле: «Я очень глубоко рад, что вы пока не ощущаете большой нужды, главное в питании, но также думаю, что у вас, у Юрика и Бори есть что одеть, обуть, хотя у Юрика пальтишко уже потрепалось и оно, наверное, ему мало. Все это переживать заставил людоед Гитлер, оторвал у нас счастливую жизнь, по ведь ничего не поделаешь. Клавдия, вы еще не переживаете того, что переживают жители, оккупированные немцами. Когда смотришь на них, маленьких детей, оставшихся без куска хлеба и теплого угла, невольно напрашиваются слезы, ведь они, паразиты, изверги, гитлеровские людоеды, у мирного населения отобрали абсолютно все и при отступлении сжигают все дома и постройки. Издеваются над женщинами. Не напрасно нас старики и старушки, женщины и дети, освобожденные от гитлеровской армии, встречают ласково и мило, не знают, как отблагодарить за их освобождение». 154-я стрелковая дивизия, в которой служил Сергей Григорьевич, была переброшена под Сталинград, где решалась судьба всех людей на земле. 21 августа 1942 года С. Г. Зимин писал: «Вот уже второй день нахожусь на фронте... Клавдия, сегодня получил от тебя очень и очень тяжелое прискорбное письмо от 11 августа 1942 года, в котором ты сообщаешь о тяжелой потере любимого брата Арси. Это горе очень сильно на меня подействовало, что я никак не смогу его забыть до самой смерти. Не стало больше нашего любимого брата Арси. Он погиб за Родину, но в моем сердце он никогда не забудется, пока оно будет биться у меня...» Простая русская семья Зиминых! Сколько героев взрастила ты для русской земли, сколько жертв принесено тобой для счастья советского народа в борьбе за коммунизм! Два брата Сергея Григорьевича Зимина — Павел и Василий, партизаны гражданской войны, погибли в борьбе с белогвардейцами в 1920 году. Младший брат — Арсений, учитель, коммунист, призванный в Красную Армию в 1941 году, был политработником. О его гибели и узнал Сергей Григорьевич из письма жены. В годы Великой Отечественной войны пали смертью храбрых брат Сергея Григорьевича — Николай и племянники: летчик гвардии лейтенант Евгений Зимин и артиллерист лейтенант Алексей Зимин. Отдал жизнь за Родину и брат жены С. Г. Зимина комиссар партизанской бригады Евгений Александрович Козлов... С. Г. Зимин осенью 1942 года участвовал в боях за Сталинград. 1 ноября он писал домой: «Наша дивизия стала гвардейской». 19 ноября 1942 года началось контрнаступление наших войск под Сталинградом. В одном из боев С. Г. Зимин был ранен. В открытке, датированной 30 ноября, он писал: «Я ранен в правую ногу пониже колена пулей. Пуля прошла насквозь. Но особо не беспокойтесь». И вот последнее его письмо, отправленное 22 февраля 1943 года вскоре после освобождения Харькова, за неделю до гибели: «Сообщаю я вам о том, что после выздоровления я вчера вечером прибыл в часть и нахожусь на передовой линии в одной из стрелковых рот. Очень жалею, что не пришлось после госпиталя попасть обратно в свою часть, так как там меня уже знало все командование полка, в особенности меня там уважал комиссар полка». Ветераны 510-го стрелкового полка 154-й стрелковой дивизии! Вы должны знать, что старшина Сергей Зимин, прошедший с вами боевой путь от Москвы и Сталинграда, стал одним из легендарных героев. Прибыл он в 78-й гвардейский стрелковый полк 25-й гвардейской стрелковой дивизии 21 февраля 1943 года. А через восемь дней, 2 марта, вместе с широнинцами вошел в бессмертие. Бывший комиссар полка должен знать, что он недаром уважал коммуниста Зимина: под Харьковом в суровом бою он держал рубеж обороны так, как панфиловцы под Москвой, как ветераны вашего полка под Сталинградом! В том же письме Сергей Григорьевич писал жене и сыновьям: «Я очень часто вижу вас во сне, очень желательно было б увидеться с вами в действительности. Очень соскучился по вас, ведь уже 20-й месяц, как мы расстались с вами. Хотелось бы узнать, хотя сообщением через письмо, как вы живете... Вступили мы на Украину, находимся неподалеку города Харькова. Враг еще яростно сопротивляется, но ничего, мы его заставим под ураганным огнем нашей славной Красной Армии освободить нашу родную Украину. Передавай, Клава; от меня привет всем колхозникам и колхозницам». В письмо была вложена также фотография — Сергей Григорьевич в шапке-ушанке, в шинели еще довоенного времени. 2 марта 1943 года гвардии старшина С. Г. Зимин героически погиб в бою за Тарановку. Жена и сыновья его не раз после войны бывали на его священной могиле. В канун 20-летия Победы Клавдия Александровна приезжала вместе с сыном Борисом. Приехал сюда и стар-ший сын летчик капитан Юрий Зимин. Здесь на могиле отца он поклялся зорко охранять рубежи Родины.
Выжил / пропал без вести / погиб:погиб
Близкий:нет
Дата и время создания карточки:2011-05-07 09:14:33
Дата и время последнего изменения:2011-06-07 19:05:13
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.