Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
125365
12185
6823
48073
0

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка Фронтовика

Трубачёв Василий Алексеевич



Пол:мужской
Дата рождения:1.1.1902
Место рождения:г. Нижний Новгород, Российская империя
Национальность:русский
Должность:командующий 117 стрелковым корпусом
Звание:генерал-майор

Попечитель:

Александр Ушаков

Подразделения, в которых служил Фронтовик:

1 Украинский фронт
117 стрелковый корпус
142 стрелковая Граудзендзкая Краснознаменная дивизия
2 гвардейская Ленинградская стрелковая дивизия народного ополчения
2 ударная армия
21 армия (2 формирования)
327 стрелковая дивизия (1 формирования)
86 стрелковая Тартуская дивизия (2 формирования)

Захоронение:

Россия, город Москва, Донское кладбище, Братская могила
Дополнительная информация
Домашний адрес во время войны:г. Москва
Родственники во время войны:
Дата призыва:0.0.1920
Место призыва (военкомат):
Дополнительные сведения:Родился 1 января 1902 года в Нижнем Новгороде, в семье рабочего. Русский. Окончил 2 класса городского училища. Работал матросом и штурвальным на волжских судах. В РККА с 1919 года. Участник Гражданской войны. Член ВКП(б)/КПСС с 1925 года. В 1926 году окончил Сумскую военную пехотную школу, в 1929 году — Киевскую военно-политическую школу, в 1939 году — Военную академию имени М. В. Фрунзе. Участвовал в боях на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД) в 1929 году, на реке Халхин-Гол (Монголия) в 1939 году, в советско-финляндской войне 1939—1940 годов. На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941 года. 461-й стрелковый полк (142-я стрелковая дивизия, 23-я армия, Северный фронт), которым командовал полковник Василий Трубачёв, занимал оборону на государственной границе Союза Советских Социалистических Республик (СССР) с Финляндией, на участке Ристилахти лахденпохского направления. 29 июня 1941 года финско-немецкие войска перешли границу СССР, и повели наступление на фронте до ста пятидесяти километров, в том числе на отдельных направлениях обороны 142-й стрелковой дивизии. За пять первых недель войны, с 29 июня по 4 августа 1941 года, в районе посёлка Лахденпохья и посёлка городского типа Элисенваара (Карелия) 461-й стрелковый полк не отошёл от государственной границы ни на шаг, а враг не смог продвинуться в заданном направлении и понёс значительные потери. Указом (№ 632) Президиума Верховного Совета СССР от 25 июля 1941 года за умелое командование полком, грамотное руководство боями против численно превосходящего врага и нанесение ему больших потерь в живой силе и технике, и проявленные при этом мужество и героизм, полковнику Трубачёву Василию Алексеевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Это был один из первых подобных указов начала Великой Отечественной войны, а 461-й стрелковый полк был награждён орденом Ленина. В первых числах сентября 1941 г. полковник Трубачев принял командование 2-й гвардейской дивизии народного ополчения г. Ленинграда, принимавшей участие в обороне Красногвардейска (ныне Гатчина)и ближних подступов к Ленинграду. В боях дивизия понесла большие потери и 21 сентября 1941 г. была расформирована. С декабря 1941 г. по апрель 1942 г. Трубачев на Ленинградском фронте командовал 1-й дивизией войск НКВД, позднее был начальником штаба Невской оперативной группой (НОГ)Ленинградского фронта. 13 октября 1942 года полковник Трубачёв В. А. назначен командиром 86-й стрелковой дивизии (Ленинградский фронт), сформированной из ленинградских ополченцев. Воины этой дивизии особо отличились в ходе операции «Искра» по прорыву блокады Ленинграда, и в освобождении 18 января 1943 года города Шлиссельбурга (в 1944—1992 годах — Петрокрепость) Ленинградской области. За образцовое выполнение боевых заданий командиру 86-й стрелковой дивизии полковнику В. А. Трубачеву 21 апреля 1943 года присвоено звание «генерал-майор», он был награжден орденом Кутузова II степени. С января по август 1943 года генерал-майор Трубачев командовал 327-й стрелковой дивизией 2-й ударной армии, преобразованной за успешные активные бои по прорыву блокады Ленинграда в 64-ю гвардейскую. Позднее ему поручили сформировать 117-й стрелковый корпус и с конце августа — начале сентября1943 года генерал-майор Трубачёв В. А. становится во его главе, войска которого с января по сентябрь 1944 года в составе войск Ленинградского фронта принимали активное участие в Красносельско-Ропшинской, Новгородско-Лужской, Нарвской, Таллинской наступательных операциях, освобождая от гитлеровских захватчиков города: Гатчина, Луга, Нарва, Иыхви (Йыхви), Кунда, Тапа, Таллин. С января по май 1945 года 117-й стрелковый корпус под командованием генерал-майора Трубачёва в составе 21-й армии 1-го Украинского фронта участвует в Сандомирско-Силезской, Верхне-Силезской и Пражской наступательных операциях, освобождает города: Оппельн (Ополе), Штейнау (Сицинава Мала), Штригау (Стшегом). Одиннадцать раз салютовала Родина войскам 117-го стрелкового корпуса под командованием генерал-майора Василия Алексеевича Трубачева за освобождение городов Ленинградской области и Прибалтики, а также за взятие городов в Германии. После войны, в 1948 году генерал-майор Трубачёв В. А. окончил Военную академию Генерального штаба Вооружённых Сил СССР имени К. Е. Ворошилова и остался в ней на преподавательской работе. С 1954 года генерал-майор Трубачёв В. А. — в запасе. Жил в Москве. Трагически погиб 1 июня 1964 года. Похоронен в Москве на Донском кладбище. Из книги "Герои огненных лет" (А. Ракицкий): "...В 18 лет Василий Трубачев добровольно ушел в Красную Армию, чтобы с оружием в руках защищать молодую Республику Советов. С тех пор до конца своих дней остался он в рядах армии, отдавая все силы любимому военному делу. Шли годы. Трубачев овладевал воинским мастерством. Он проявил себя храбрым бойцом при подавлении кронштадтского мятежа и ликвидации конфликта на КВЖД. Затем стал курсантом Керчинского военного училища, а по окончании его командовал подразделениями в боях у озера Хасан и на реке Халхин-Гол. После Военной академии имени М. В. Фрунзе, которую Трубачев окончил весьма успешно, он был назначен командиром полка и в таковом качестве участвовал в боях с белофиннами на Карельском перешейке. За храбрость и умелое управление подразделениями полковник Трубачев был награжден орденом Красной Звезды. Великую Отечественную войну он встретил, будучи в составе 142-й стрелковой дивизии, где командовал полком. В те дни эта дивизия оборонялась севернее Ладожского озера. Боевые действия там начались спустя неделю после начала войны. И эту неделю командир дивизии полковник С. П. Микульский приказал использовать для усиления обороны. Личный состав частей и подразделений днем и ночью строил различного рода укрепления и заграждения (окопы, доты, дзоты, укрытия, площадки для пулеметов, позиции для артиллерии), минные поля, надолбы и т. д. Трубачев большую часть времени проводил в батальонах и ротах своего 461-го полка, проверяя ход строительных работ. Он постоянно напоминал командирам подразделений: — Пока есть время, надо быстрее строить и укреплять оборону. Больше пота сейчас, меньше будет крови в бою. Василий Алексеевич хорошо понимал, что инженерное оборудование местности — создание достаточного количества основных и запасных позиций, окопов, ходов сообщения, различных сооружений — является одним из решающих факторов, обеспечивающих прочность обороны. Он знал, что оборона должна быть глубокой, а также противотанковой, противоартиллерийской и противовоздушной, чтобы можно было отразить массированные атаки танков и пехоты, уберечь живую силу и огневые средства от поражения артиллерийским и минометным огнем, успешно противостоять сильному авиационному воздействию противника. Он отлично помнил со времен учебы в академии, что во всех случаях оборона должна быть упорной и активной, способной нанести поражение наступающему врагу. Всему этому Трубачев учил подразделения, готовил свой полк к тяжелым и решительным боям. Читая в газетах и слушая по радио тревожные сводки Совинформбюро, Василий Алексеевич мысленно представлял себе панораму боев. Он словно слышал разрывы бомб, снарядов и треск автоматов, раздававшиеся на территории Прибалтики, Белоруссии и Украины. В эти моменты душевных переживаний не раз ловил себя на одной и той же мысли: «Не пора ли мне, командиру с боевым опытом, туда, где идет война, где решается судьба Родины». И он твердо решил просить командира дивизии направить его на один из действующих фронтов. На четвертый день войны Микульский приехал в полк Трубачева. Проверив состояние обороны батальонов, он спросил командира полка: — А как ведет себя противник? — По данным наблюдения, он продолжает сосредоточение своих войск и, по всей вероятности, в скором времени перейдет в наступление. — А где вы ожидаете его главный удар? — На левом фланге, в направлении Элисенваара. Этот населенный пункт находится ближе всего к границе и является узлом дорог. От границы к нему идут две хорошие дороги, местность там допускает движение всех видов боевой техники и обеспечивает маневр. Противник будет стремиться захватить Элисенваара во что бы то ни стало, чтобы иметь коммуникации для снабжения своих войск. — Если враг прорвется сюда, он сможет контролировать весь этот район и быстро выйдет к Ладожскому озеру. Значит, нужно всеми силами удерживать его. Здесь надо сосредоточить и основные силы полка,— заключил комдив. Долго два боевых командира обсуждали различные варианты будущего боя, находили еще что-то новое, нерешенное. В конце беседы Трубачев обратился к комдиву с просьбой направить его в действующую армию, на самый трудный участок. Микульский категорически отказал: — Не ты первый обращаешься ко мне с такой просьбой. У нас в дивизии много командиров, имеющих боевой опыт, и все рвутся в бой. Командующий армией информировал меня, что финны усиленно готовятся и не сегодня-завтра вступят в войну против нас. Надо всесторонне подготовиться и дать им решительный отпор... Трубачев все время был в движении, в работе. Его неутомимость и энергия передавались и подчиненным. Чувствуя, что вот-вот начнутся бои, командир полка со своими заместителями, штабом, командирами подразделений сначала на картах, а затем на местности проиграл варианты боя. Трубачев ставил своих подчиненных в самые трудные ситуации, заставляя искать наиболее правильное решение для стойкой обороны. Атаки противника на позиции полка начались 27 июня. В течение дня пять раз налетали его бомбардировщики, неоднократно открывала огонь вражеская артиллерия, пытаясь уничтожить все живое в расположении наших подразделений. Однако, как только в атаку шли танки и пехота, бойцы 461-го полка быстро выходили из прочных укрытий, занимали огневые позиции и метко разили врага. К вечеру выяснилось, что на 142-ю дивизию наступал 2-й армейский корпус финнов, имея в первом эшелоне 2-ю и 15-ю пехотные дивизии. Позиции 461-го полка Трубачева атаковала 15-я пехотная дивизия. Силы были слишком неравными. Еще сутки гремела канонада. Противник метался по фронту в поисках слабых мест в обороне полка, пытаясь вклиниться в наши позиции. Он бросил свои главные силы на батальон Шутова, но бойцы отбили все атаки. Перегруппировав силы, противник двинулся на подразделение Капустина. Был момент, когда казалось, что оборона прорвана. Но в это критическое время в батальон прибыл Трубачев с батареей противотанковых орудий. Артиллеристы прямой наводкой уничтожили шесть танков, а наши стрелки залповым огнем из винтовок и пулеметов нанесли удар пехоте. Понеся большие потери, противник отступил. Во второй половине дня 28 июня удар пришелся по подразделению Гарькавого. Почти час вражеская артиллерия и авиация обстреливала и бомбила километровый участок нашей обороны. Весь район был перепахан воронками от снарядов, мин и бомб. На этот раз противник не жалел боеприпасов. Связь командира полка с командиром батальона прервалась. Началась атака пехоты и танков противника. Но случилось невероятное. Бойцы, укрывшиеся в щелях и убежищах, раненные и оглушенные, открыли ураганный огонь по густым цепям наступающих. В это время к месту боя подоспел Трубачев со своим резервом — стрелковой ротой. Подкрепление косоприцельным огнем стало уничтожать атакующую пехоту врага. От неожиданности наступающие остановились и залегли. Не давая им опомниться, командир полка приказал резерву контратаковать противника. В результате стремительных и решительных действий наших воинов противник был разгромлен и положение восстановлено. В этих двухдневных боях поредели подразделения полка. Было много раненых и убитых, но оставшиеся в строю стойко оборонялись. На третий день, сделав перегруппировку и введя в бой свой второй эшелон, 15-я финская дивизия при поддержке авиации, артиллерии и танков снова перешла в наступление. Главный удар она направила на Элисенваара. Развернулись ожесточенные, кровопролитные бои. Теперь один 461-й полк вел неравный бой с усиленной дивизией. И в этот день, как и прежде, полковника Трубачева можно было увидеть на самых трудных участках боя: у Шутова, Капустина, Гарькавого. Бойцы стойко удерживали позиции. Поняв бесплодность своих попыток прорвать оборону в направлении Элисенваара, противник перегруппировал силы и стал обходить подразделения полка с флангов. К исходу дня 29 июня ему удалось полностью изолировать полк от других частей дивизии. Контратаки наших подразделений на флангах, предпринятые с целью восстановления положения, не принесли успеха. Командир дивизии приказал Трубачеву продолжать до особого распоряжения борьбу в окружении, сковывая силы противника. Положение, в котором оказался 461-й полк, было тяжелым. Но приказ есть приказ, и его надо выполнять. За короткую ночь с 29 на 30 июня Трубачев сделал многое для подготовки отражения атак врага. Он перегруппировал подразделения и организовал круговую оборону, создал резервы, поставил четкие задачи всем подразделениям. Его приказы и распоряжения выполнялись быстро, без лишней суеты. К утру бойцы и командиры успели зарыться в землю и замаскировать свои позиции. Саперы на основных направлениях атак противника установили мины. Связисты проложили проводную связь в каждую роту. Словом, в эту ночь никто не спал, трудились все напряженно, понимая, что от этого зависит успех боя и в конечном счете их жизнь. А утром 30 июня уставшие, но не сломленные духом бойцы вступили в бой. Противник, видимо, рассчитывал на легкую победу. После короткой артподготовки он ринулся в атаку с трех сторон, ведя беспорядочный огонь из автоматов. Замысел его был прост: расчленить окруженных, а затем уничтожить по отдельности. Но наши бойцы, подпустив пехоту поближе, открыли прицельный огонь. Потеряв много убитыми и ранеными, противник отошел на исходные позиции. В этот день он предпринял еще шесть атак, и все они были отражены подразделениями полка. Так происходило и в последующие дни. Однако с каждой атакой редели ряды обороняющихся, таяли боеприпасы, несмотря на строгую экономию. Приходилось иногда посылать людей для сбора винтовок, автоматов и патронов у убитых врагов на поле боя. Продовольствия тоже недоставало, подчас не было даже воды. Тем не менее бойцы держались, и Василий Алексеевич Трубачев не жаловался. Он привык надеяться на свои силы, на своих подчиненных. Его сообщения всегда были точными, лаконичными, верно отражали реальную обстановку. И если он обращался к командиру дивизии за помощью, то, значит, дела были совсем плохи. Эту черту его характера хорошо знал полковник Микульский и стремился предпринять все возможное, чтобы оказать действенную помощь. Неиссякаемая энергия и военный талант, прекрасная интуиция и большая смелость при решении сложных задач сочетались у полковника Трубачева с блестящими организаторскими способностями и высокими душевными качествами. Была у него еще одна черта — настойчивость. Подчиненные хорошо знали: если командир полка отдал распоряжение, то добьется его выполнения точно и в срок. Он не один раз проверит, но, проверяя, всегда поможет, научит. Василий Алексеевич не бросал слов на ветер, уж если дал слово, то обязательно его сдержит. За это бойцы любили своего командира, верили ему. А вера — это большая сила. Трубачев говорил своим подчиненным: — Родина нам приказала вести бой в окружении, и мы должны выполнить приказ с достоинством и честью, даже если при этом погибнем. И вот 10 июля командир полка получил приказ от Микульского о выходе из окружения. Выходить надлежало на юг, к пристани на берегу Ладожского озера. Трубачев определил участок прорыва, силы и средства, порядок и очередность выхода подразделений, тылов, выноса раненых, отхода отрядов прикрытия. Было решено прорыв начать в час ночи. Командир полка поставил задачи всем группам. Но особенно тщательно он инструктировал подразделения, осуществлявшие прорыв, и группы прикрытия. Благодаря смелым и решительным действиям бойцов и командиров полк, а точнее сводный батальон, пробил брешь и вышел из окружения. Но не все вернулись с поля боя. Многие остались там, у границы севернее Ладоги. В неравной схватке они погибли смертью храбрых. В конце июля командиру полка полковнику В. А. Трубачеву за подвиг, совершенный в этих боях, Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза".
Выжил / пропал без вести / погиб:выжил
Близкий:нет
Дата и время создания карточки:2012-04-01 14:33:08
Дата и время последнего изменения:2012-05-12 12:25:08
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.