Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
129085
12335
6861
48452
1

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка Фронтовика

Пармет Михаил Семенович



Пол:мужской
Дата рождения:15.12.1920
Место рождения:село Данилова Балка Грушковского района Одесской области (ныне Ульяновский район Кировоградской области) УССР
Национальность:еврей
Должность:старший гидроакустик СКА "МО-103"
Звание:гвардии старшина 1 статьи

Попечитель:

Михаил Пыресин

Подразделения, в которых служил Фронтовик:

Главная военно - морская база (Таллин, Кронштадт) (Краснознаменного Балтийского флота)
Истребительный отряд Охраны водного района Краснознаменного Балтийского флота
Краснознаменный Балтийский флот
Кронштадтская военно - морская база (2 формирования) (Краснознаменного Балтийского флота)
Кронштадтская военно-морская база Краснознаменного Балтийского флота
Кронштадтский морской оборонительный район (Краснознаменного Балтийского флота)
Островная военно-морская база (Краснознаменного Балтийского флота)
Охрана водного района Краснознаменного Балтийского флота
Таллинский морской оборонительный район (Краснознаменного Балтийского флота)

Захоронение:

-
Дополнительная информация
Домашний адрес во время войны:село Данилова Балка Грушковского района Одесской области (ныне Ульяновский район Кировоградской области) УССР
Родственники во время войны:отец Пармет Семен Давидович, мать Пармет Евгения Львовна расстреляны немецкими оккупантами в 1942 году
Дата призыва:0.10.1939
Место призыва (военкомат):
Дополнительные сведения:Родился 15 декабря 1920 года в селе Данилова Балка Грушковского района Одесской области (ныне Ульяновский район Кировоградской области) УССР в еврейской семье кустаря-бедняка. Во время коллективизации родители – отец Пармет Семен Давидович (1880 года рождения), мать Пармет Евгения Львовна (1884 года рождения) - вступили в колхоз. Михаил Пармет в 1929 году поступил в среднюю школу в селе Данилова Балка. Во время учебы в школе вступил в комсомол. В 1938 году после окончания средней школы поступил на учебу в Херсонский сельскохозяйственный институт. В октябре 1939 года со второго курса был призван в ряды Рабоче-Крестьянского Красного флота. Краснофлотец Пармет М.С. служил на Северном и Краснознаменном Балтийском флотах. С первых дней Великой Отечественной войны краснофлотец Пармет М.С. воевал на сторожевых катерах малых охотниках (СКА МО) Охраны водного района КБФ. В 1943 году он награжден медалью «За оборону Ленинграда», учрежденной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 года. В июле 1944 года краснофлотец Пармет Михаил Семенович воевал старшим гидроакустиком сторожевого корабля «МО-103» 1 гвардейского дивизиона сторожевых катеров малых охотников Истребительного отряда Охраны водного района Кронштадтского морского оборонительного района Краснознаменного Балтийского флота. Истребительный отряд Охраны водного района КБФ был сформирован в Кронштадте 7 сентября 1941 года. Основу отряда составили сторожевые катера малые охотники 2 Балтийского отряда пограничных судов бывшего Прибалтийского пограничного округа, перешедшие из Таллина. 2 дивизион сторожевых катеров отряда был сформирован из семи катеров типа «ЗК» и девяти уцелевших катеров типа «МО-2» 1 Балтийского отряда пограничных судов бывшего Ленинградского пограничного округа. С первого же дня своего существования отряда морские охотники несли дозорную службу, осуществляли поиск подводных лодок и непосредственное охранение кораблей и судов. Для несения дозорной службы использовались малые охотники, сторожевые и рейдовые катера. Благодаря стойкости и героизму моряков-овровцев, несших дозорную службу, морские подступы к Кронштадту и Ленинграду находились под надежной охраной. Овровцы осуществляли также противолодочную, противокатерную и противовоздушную оборону конвоев, прикрытие их дымовыми завесами от огня береговой артиллерии противника. Всего осенью 1941 года было проведено 37 конвоев. В этот же период силы и средства ОВР КБФ трижды эскортировали подводные лодки из Кронштадта до точки их погружения на Западном Гогландском плесе. С 24 октября по 2 декабря 1941 года малые охотники отряда участвовали в эвакуации Военно-морской базы Ханко. Походы на Ханко и обратно совершались в сложных гидрометеорологических условиях (штормы, обледенение, плохая видимость). До войны считалось, что катера МО могут плавать при волнении моря не более 3— 4 баллов. Во время эвакуации Ханко они ходили в семибалльный шторм. Их то и дело накрывали волны, верхняя палуба и надстройки нередко покрывались льдом. В ледяной панцирь превращалась одежда людей из верхней команды. Особенно трудно приходилось впередсмотрящим, стоявшим на самом носу корабля. Операция по эвакуации гарнизона военно-морской базы Ханко получила высокую оценку Военного совета Ленинградского фронта. Всему личному составу кораблей КБФ, участвовавших в ней, была объявлена благодарность. Наиболее отличившиеся удостоились правительственных наград. Всю первую блокадную зиму продолжался ремонт кораблей. ОВРовцы стремились всесторонне подготовиться к вступлению во вторую военную кампанию на Балтике. К весне 1942 года на всех катерах МО была установлена новая гидроакустическая аппаратура. Летом 1942 года наиболее активному воздействию противника подвергались фарватеры на коммуникации Кронштадт — Лавенсари, по которым выводились из Финского залива в море подводные лодки, осуществлялись морские перевозки. Подходы к фарватерам охраняли дозорные корабли. Они оказывали эффективное противодействие противнику. Поэтому враг с самого начала кампании обрушил на них удары легких сил своего флота и авиации. Дозорам пришлось вести ожесточенные бои с торпедными и сторожевыми катерами противника, отражать многочисленные атаки его самолетов. Только за май и июнь 1942 года катерники отразили 36 атак с воздуха, в которых участвовало 504 самолета противника. Но во всех случаях экипажи "малых охотников" вели себя стойко и мужественно. Отражая многочисленные атаки авиации катера сбили и повредили более 20 немецких самолетов. В кампанию 1942 года ОВРовцы осуществляли также проводку конвоев из Кронштадта на острова Сескар, Лавенсари и обратно. Всего в 1942 году было проведено 50 конвоев общим составом 259 боевых кораблей и судов. С этой целью "малые охотники" совершили 78 выходов в море. Наряду с боевым тралением, несением дозорной службы, проводкой эскортов и конвоев Истребительному отряду ОВР приходилось решать и задачи наступательного характера. В период с 8 по 10 июля 1942 года корабли соединения участвовали в высадке и обеспечении тактического десанта на остров Соммерс. В 1942 году менее активно действовали в Финском заливе вражеские подводные лодки: отмечено всего три случая их обнаружения. Из них наиболее характерен следующий. 11 августа 1942 года катер "МО-107" (командир старший лейтенант Докукин Николай Дмитриевич) 1 дивизиона сторожевых катеров МО встретил на Восточном Гогландском плесе возвращавшуюся с моря подводную лодку "С-7" и сопровождал ее на рейд Лавенсари. Подводная лодка шла в надводном положении. В 20 час. 34 мин. справа по курсу на расстоянии 1,5 кабельтова сигнальщик катера краснофлотц Воловик обнаружил перископ, который тотчас скрылся. Предупредив командира "С-7" об опасности, Докукин атаковал вражескую лодку. Она ушла на глубину. Но в 20 час. 48 мин. с "МО-107" вновь был обнаружен ее перископ в 2,5—3 кабельтовых справа за кормой нашей подводной лодки. На мгновение над водой появилась и часть рубки вражеской лодки. Катер полным ходом пошел на нее и сбросил две большие и три малые глубинные бомбы. Сопроводив "С-7" на рейд Лавенсари, "МО-107" возвратился в район атаки. Гидроакустики до 9 час. 40 мин. 12 августа 1942 года прослушивали водные толщи, но шумов подводной лодки не обнаружили. С наступлением темных ночей вновь участились боевые столкновения с легкими надводными силами противника. 15 сентября "МО-105" (командир старший лейтенант А. А. Обухов) и "МО-107" (командир старший лейтенант Н. Д. Докукин) 1 дивизиона сторожевых катеров МО несли дозор на Сескарском плесе. Прослушивая водную среду, гидроакустик "МО-107" краснофлотец С. Кит на выходе из пролива Бьёркёзунд обнаружил шумы винтов. Вскоре показались силуэты пяти вражеских катеров, которые, маскируясь на фоне берега, шли в строю кильватера на юго-запад. "Малые охотники" с приглушенными моторами пошли на сближение. В это время из пролива вышли еще шесть катеров противника. Они, следуя под берегом, приблизились к дозору и начали обстреливать его. "МО-105" и "МО-107" сразу же ответили огнем из орудий и пулеметов, ориентируясь по вспышкам выстрелов с вражеских катеров. Бой шел на параллельных курсах, на полных ходах. Противник, не выдержав огня наших катеров, поставил дымовую завесу и под ее прикрытием отошел к проливу Бьёркёзунд. Между тем первая группа вражеских катеров стремилась прорваться в юго-западном направлении. Путь ей преградил другой советский дозор. Катера "МО-302" и "МО-304" 3 дивизиона сторожевых катеров МО под командованием старших лейтенантов Чернышева Игоря Петровича и Аникина Александра Васильевича, обнаружив сторожевые катера, следовавшие к нашему фарватеру, устремились наперерез им и открыли интенсивный огонь из орудий и пулеметов. Катера противника после короткой схватки отвернули и скрылись в северном направлении. Вражеские корабли и в последующие ночи пытались прорваться к фарватерам. В ожесточенных боях "МО-124", "МО-110", "МО-105", "МО-107" и другие дозорные катера сорвали все эти попытки. После эвакуации гарнизона Ханко и оставления острова Гогланд выдвинутой вперед маневренной базой Краснознаменного Балтийского флота в Финском заливе до осени 1944 года был остров Лавенсари, расположенный в 140 километрах западнее Кронштадта. Простирающееся к северу и к югу от него побережье залива находилось в руках противника, имевшего здесь десятки пунктов базирования своих корабельных сил и авиации. Лавенсари был последним пунктом на советской земле, из которого направлялись в Балтийское море подводники. Отсюда выходили корабли и катера ОВР, чтобы встретить на Гогландском плесе подводные лодки, возвращавшиеся из боевых походов. На соединение ОВР КБФ было возложено обеспечение безопасного перехода подводных лодок из Кронштадта на Лавенсари, вывод в точку погружения, встреча и сопровождение при возвращении их с моря. Овровцы с честью выполнили эту свою задачу. Всего за кампанию 1942 года базовыми тральщиками и малыми охотниками была осуществлена 61 проводка подводных лодок в эскортах. Всего за кампанию 1942 года Истребительный отряд катеров ОВР КБФ успешно выполнил 42 операции по эскорту подводных лодок, 10 набеговых, поисковых и специальных операций, обеспечил надежное несение дозоров в районе Кронштадтского морсого оборонительного рубежа. Катерами отряда было сбито 18 самолетов, потоплено 2 подводные лодки, артиллерийским огнем повреждены 3 катера противника. 28 декабря 1942 года, в связи с необходимостью расширить оперативную зону действий Краснознаменного Балтийского флота на запад, Кронштадтская военно-морская база была переформирована в Кронштадтский морской оборонительный район, в который Истребительный отряд катеров вошел в составе Охраны водного района. Зимой ОВРовцы активно участвовали в ремонтных работах, усиленно занимались боевой и политической подготовкой, несли боевую службу в системе зимней обороны. С началом летней кампании 1943 года катера Истребительного отряда ОВР КМОР КБФ выполняли возложенные на них боевые задачи в море и почти ежедневно имели боевое соприкосновение с противником. Еще не закончился ледоход на Неве, а "малые охотники" уже вышли в море для несения дозорной службы. Вскоре стало известно, что у них появился новый серьезный враг - быстроходные, вооруженные автоматическими пушками и крупнокалиберными пулеметами фашистские катера. Ареной боев между катерами служил главным образом Сескарский плес. Ночью 11 мая 1943 года базовые тральщики "Рым", "Т-215", "Т-217", "Т-218" и восемь "малых охотников" Истребительного отряда вывели на Восточный Гогландский плес подводную лодку "Щ-303", которой командовал И. В. Травкин. В ночь на 6 июня 1943 года командующий Краснознаменным Балтийским флотом приказал собрать все находившиеся в строю "малые охотники" и отправиться на Лавенсари в распоряжение командира Островной военно-морской базы контр-адмирала Г. В. Жукова для встречи и проводки в Кронштадт возвращавшейся из боевого похода подводной лодки "Щ-303". Информируя об обстановке, вице-адмирал В. Ф. Трибуц указал, что подводная лодка, преследуемая в течение нескольких суток кораблями и самолетами противника, почти полностью израсходовала запас электроэнергии и лежит на грунте в районе острова Большой Тютерс. Это место находилось под постоянным наблюдением противника, вокруг располагались минные поля. Около 3 часов 6 июня десять "малых охотников" во главе с командиром ОВРа (флаг на "МО-304") вышли из Кронштадта на Лавенсари. В этот же день на Лавенсарский рейд прибыли базовые тральщики "Гафель", "Рым", "Т-215", "Т-217" и "Т-218". К вечеру был полностью сформирован отряд кораблей для встречи подводной лодки, состоявший из группы поиска и группы прикрытия. Группа поиска включала десять "малых охотников", шесть из них имели тралы. Ей предстояло выйти в район нахождения "Щ-303", найти ее, связаться при помощи звуковой подводной сигнализации и провести лодку за тралами на Лавенсари. Группа прикрытия состояла из семи торпедных катеров и должна была прикрыть первую во время поиска лодки и при ее эскортировании. Возглавлял группу командир Бригады торпедных катеров КБФ капитан 2 ранга Е.В. Гуськов. Эти группы должны были поддерживать сторожевой корабль "Гангутец" и канонерская лодка "Кама", находившиеся на Лавенсарском рейде. Общее руководство действиями всех сил, выделенных для встречи "Щ-303", осуществлял командир Отряда шхерных кораблей КБФ контр-адмирал Д. Д. Вдовиченко (флаг на канлодке "Кама"). С наступлением темноты 6 июня 1943 года "малые охотники" и торпедные катера вышли в море. Они следовали раздельно, первые направлялись в точку встречи с подводной лодкой, вторые — в район северо-западнее этой точки. Вскоре после полуночи катера поиска прибыли в точку предполагаемого нахождения подводной лодки (проход между банками Намси и Неугрунд) и заглушили моторы. Флагманский катер "МО-123" начал вызывать подводную лодку условными сигналами с помощью звуковой подводной сигнализации. Однако лодка не всплывала и не отзывалась. Назначенное время встречи истекло. С наступлением рассвета было решено вызов лодки прекратить и отходить на Лавенсари. На обратном пути в 3 часа 20 мин. подорвался шедший головным "МО-123" (при этом вокруг катера взорвалось пять мин). На "малом охотнике" разрушилась корма, вышли из строя моторы. Однако в результате самоотверженных усилий экипажа под руководством командира старшего лейтенанта Петролая Ивана Константиновича" МО-123" остался на плаву. Получил легкие повреждения при взрыве мин следовавший вторым "МО-102". Он вышел по курсу влево. Остальные катера группы застопорили ход. Через пять минут в непосредственной близости от "МО-102" произошел новый взрыв. С оторванной кормой катер встал в вертикальное положение и вскоре затонул. Стало ясно, что катера попали на минное заграждение противника, состоявшее из мин-ловушек. Когда личный состав затонувшего катера, командир старший лейтенант Левшин Александр Степанович, начальник штаба Истребительного отряда капитан-лейтенант Кведло Станислав Иванович и штурман дивизиона капитан-лейтенант Елизаров Георгий Иосифович были подняты из воды, "малые охотники" продолжили движение. Поврежденный "МО-123" шел на буксире у "МО-304". Утром группа поиска вернулась на Лавенсари. Оказалось, что подводная лодка, использовав последние ресурсы электроэнергии, перешла в другую, более удаленную от островов точку. Вечером силы вышли снова, чтобы встретить подводную лодку "Щ-303". На этот раз группа состояла из семи "охотников" (пять из них были с тралами). Торпедные катера прикрытия следовали мористее группы поиска. Около полуночи группа поиска подошла к точке встречи и начала вызывать подводную лодку. Вскоре над поверхностью воды показалась ее рубка. "МО-125" подошел к ней вплотную. Отряд выстроился в походный ордер и направился к Лавенсари. В это время появился вражеский самолет. Катера открыли огонь, и он скрылся. А через пять минут отряд уже прикрывали истребители, поднявшиеся с Лавенсари. Прибыв на Лавенсари, корабли сразу же начали готовиться к переходу в Кронштадт. Вместе с "Щ-303" должна была идти и подводная лодка "С-12". Эскорт вышел в 22 часа 9 июня. Впереди следовали пять базовых тральщиков с тралами. За ними в надводном положении шли подводные лодки, охранявшиеся десятью катерами МО. В центре походного ордера находился гвардейский базовый тральщик "Гафель" под флагом командира Охраны водного района Кронштадтского морского оборонительного района. В районе Деманстейнских банок эскорт подвергся атаке с воздуха. Самолеты противника предприняли несколько попыток нанести удары по эскорту, но все их атаки были отражены огнем кораблей и катеров. А потом отряд прикрыла с воздуха истребительная авиация. На меридиане маяка Шепелевский эскорт подвергся артиллерийскому обстрелу с северного берега. Но потерь не понес. Своевременно и умело поставленные катерами дымовые завесы не позволили противнику добиться попаданий, а открытый фортом "Серая лошадь" интенсивный ответный огонь заставил вражескую артиллерию замолчать. Следующей ночью "Щ-303" и "С-12" в охранении "малых охотников" перешли в Кронштадт. Боевые походы продолжались вплоть до поздней осени, на базу «морские охотники» возвращались лишь для дозаправки горючим и получения запаса продовольствия или для того, чтобы переждать сильный шторм. Осенью 1943 года сторожевые катера МО Истребительного отряда отправились на зимовку в Ленинград. Экипажи катеров не только несли патрульную службу на городских улицах и охраняли стратегические объекты, но и помогали рабочим ремонтировать свои корабли. С весны 1944 года для Истребительного отряда ОВР Островной военно-морской базы Кронштадтского морского оборонительного района КБФ стояли новые боевые задачи. Линии корабельных дозоров выдвигались дальше на запад, охватывая все большую зону наблюдения и охраны. Предстояла большая и опасная работа по охранению тралящих кораблей в Нарвском заливе, где противник продолжал усиливать и без того мощное минное заграждение. В восточной части Финского залива с первых дней кампании завязывались ожесточенные схватки дозорных катеров со сторожевыми и торпедными катерами противника, действовавшими группами по 5-8 единиц. Столкновения происходили обычно в ночное время и носили быстротечный характер. В период наступления войск Ленинградского фронта на Карельском перешейке в ходе Выборгской наступательной операции 10 – 20 июня 1944 года катера Истребительного отряда ОВР КМОР КБФ принимали активное участие в разведывательных операциях по выявлению огневой системы противника на побережье в районе мыс Лайвисто – устье реки Сестра на северном берегу Финского залива. Группа катеров МО под непосредственным командованием командира Истребительного отряда капитана 2 ранга Капралова Михаила Васильевича выполняла задачу по подавлению огневых точек противника на побережье выборгского залива и блокированию островов Бьёрке,Тиуринсаари и Пийсаари. В течение трех ночей отряд, маневрируя западнее острова Тиуринсаари, обстреливал вражеское побережье. 19 июня 1944 года в 23 часа 10 мин. он обнаружил два силуэта кораблей, шедших контркурсом. Это были немецкие миноносцы типа "Т". Морские охотники пошли на сближение с противником. Гитлеровцы, видимо, предположили, что это идут в атаку торпедные катера, и отвернули на север, открыв интенсивный огонь из орудий и автоматических пушек. Один снаряд разорвался рядом с флагманским катером "МО-106". Осколками был тяжело ранен командир Истребительного отряда Охраны водного района КМОР капитан 2 ранга М.В. Капралов. Наши корабли отвернули на восток и, ведя ответный огонь, под прикрытием дымовой завесы начали отходить к острову Сескар. Вскоре вражеские корабли были атакованы торпедными катерами. Один миноносец пошел ко дну. Истребительный отряд ОВР КБФ 20 - 25 июня 1944 года принимал участие в Бьёркской десантной операции Краснознаменного Балтийского флота по захвату островов Бьёркского архипелага (ныне острова Берёзовые в Финском заливе) в ходе Выбогско-Петрозаводской операции. В ночь на 20 июня 1944 года отряд катеров (10 сторожевых катеров МО, 7 катеров-тральщиков, 14 торпедных катеров) высадил усиленную стрелковую роту из состава 6 отдельного полка морской пехоты КБФ на остров Нерва в 16 милях к западу от Бьёркского архипелага. Противника на острове не оказалось. Этот остров был выбран в качестве исходного пункта для дальнейших действий флота. Там была спешно организована круговая оборона, установлены береговая батарея (3 орудия 45-мм) и 6 пулеметных дзотов, оборудованы инженерные препятствия. Стремясь вернуть важный остров, финское командование уже днём 20 июня направило к нему отряд кораблей (миноносцы, тральщики, десантно-артиллерийские суда, торпедные катера). Катера 4 дивизиона сторожевых катеров МО при появлении кораблей противника трижды смело и решительно вступали в бой с превосходящими силами противника и каждый раз своим огнем и умелым маневрированием наносили удары, оттесняя противника от острова Нерва, чем обеспечили успех боевой операции. В этой операции во взаимодействии с торпедными катерами был потоплен немецкий миноносец «Т-31» — самый крупный немецкий боевой корабль, потопленный надводными кораблями ВМФ СССР за всю войну (было пленено 6 членов его экипажа, 76 немецких моряков погибло и 86 спасено финскими катерами). Противник отказался от высадки десанта на остров Нерва, однако затем остров подвергался частым бомбардировкам, вокруг него до середины июля 1944 года регулярно происходили морские бои. В ночь на 4 июля 1944 года катера "МО-104" (командир гвардии капитан-лейтенант Н. В. Васильев) и "МО-105" (командир гвардии старший лейтенант Г. А. Швалюк) 1 гвардейского дивизиона сторожевых катером Истребительного отряда, находившиеся в дозоре севернее острова Пийсаари, вели бой с двумя сторожевыми кораблями и четырьмя катерами противника, стремившимися прорваться в Выборгский залив. Несмотря на превосходство в силах, врагу не удалось осуществить своего замысла. К лету 1944 года обстановка на Балтике круто изменилась. Начавшееся наступление советских войск в Карелии, освобождение Выборга и предполагаемая высадка советского десанта в Карелии, а также активное противодействие Краснознаменного Балтийского флота заставило немцев послать в этот район несколько новейших подводных лодок. В задачи немецких субмарин входило: предотвращение советского десанта на острова Выборгского залива и атака кораблей у пролива Бьёркезунд, а так же охрана заграждения «Зееигель». Для этого было выделено два района действий – «Тринидат», напротив пролива Бьёркезунд, и «Бенгалия», восточнее острова Гогланд. В этот период враг активно использовал подводные лодки, применившие новые, электрические (бесследные) торпеды. Первой их жертвой в этом районе стало кабельное судно "Киллектор". Затем от электрических торпед получили серьезные повреждения сторожевые катера-малые охотники "МО-107" и "МО-304" Истребительного отряда ОВР (Охраны водного района) Кронштадтского морского оборонительного района КБФ. 26 июля 1944 года со стоянки под кодовым названием «Гранд-Отель» с острова Нуокко в финских шхерах вышла в свой первый боевой поход подводная лодка «U-250» под командованием капитан-лейтенанта Вернера Карла Шмидта. Субмарине предстояло действовать в районе у северного входа в Бьёркезунд (позиция «Тринидад»). Утром 30 июля сторожевой катер «МО-105» 1 гвардейского дивизиона сторожевых катеров малых охотников Истребительного отряда ОВР, находившийся в дозоре к северу от пролива Бьёркезунд, установил с подводной лодкой гидроакустический контакт и сразу сбросил большую серию глубинных бомб, после чего еще раз обследовал район и, не обнаружив лодку, прекратил поиск. Около полудня катер лег в дрейф. Командир катера гвардии старший лейтенант Швалюк Георгий Александрович дал команду «Обед», не подозревая, что подводная лодка «U-250» готовится к пуску торпеды. В 12.45. в средней части корпуса катера раздался взрыв. «МО-105» переломился пополам. Его кормовая часть сразу пошла ко дну, а нос какое-то время продержался на воде. Гибель «МО-105» наблюдал вахтенный сигнальщик с поста СНиС на острове Руонти, о чем было доложено в штаб обороны Койвисто, откуда к месту катастрофы сразу же был послан сторожевой катер «МО-103» под командованием гвардии старшего лейтенанта Александра Петровича Коленко. Подобрав из воды семь человек из экипажа погибшего катера (судьбу корабля разделили 20 человек), «МО-103» произвел противолодочный поиск. В истории войн это были первые случаи применения немецкими подводными лодками торпед против катеров. Видимо, уж очень насолили гитлеровцам «морские охотники". ОВРовцы беспощадно мстили врагу за гибель своих боевых товарищей. Через четыре с лишним десятилетия гвардии капитан 2 ранга в отставке Александр Петрович Коленко подробно рассказывал о событиях этого дня. Он решил, что, поскольку немецкая субмарина себя демаскировала, ее командир попытается покинуть Выборгский залив и уйти в море на большие глубины, поэтому начал поиск со стороны моря. Следуя переменными галсами, с помощью гидролокатора катер прощупывал залив метр за метром, стараясь загнать лодку на мелководье. Все боевые средства были готовы к действию, личный состав находился на постах. Старший гидроакустик катера гвардии краснофлотец Пармет Михаил Семенович тщательно прослушивал район поиска. План Коленко А.П. удался: «U-250» оказалась в западне. С моря ее ожидал советский катер, а со стороны берега — камни и мелководье. Командир вражеской субмарины Шмидт подошел поближе к берегу и на глубине чуть более 30 метров положил лодку на грунт. В интересах скрытности на лодке выключили почти все механизмы: в отсеках тускло горели лампы аварийного освещения. Вскоре стало трудно дышать, так как заканчивался запас воздуха. К тому же истекал срок очередной зарядки аккумуляторных батарей. Но время работало на Шмидта: чем ближе к вечеру, тем больше шансов на спасение. С наступлением сумерек лодка оторвалась от грунта и на самом малом ходу стала уходить на северо-запад. Может быть, Шмидту и удалось бы вырваться из Выборгского залива. Но в этом районе, пользуясь тихой погодой, производил боевое траление 12 дивизион катеров-тральщиков ОВР Кронштадтского оборонительного района КБФ под командованием старшего лейтенанта П.Л. Ярошевского. Сторожевые катера-дымзавесчики 10 Краснознаменного дивизиона сторожевых катеров ОВР "КМ-908" (командир главный старшина Беневаленский Иван Аркадьевич) и "КМ-910" (командир главный старшина Павлов Виктор Семенович) находились поблизости, готовые прикрыть тральщики от обстрела противника с берега. В 19 час. 06 мин. радист "КМ-910" старший краснофлотец Бондарь Николай Иванович, несший вахту, как наблюдатель, обнаружил на небольшом углублении под водой рубку подводной лодки. Он немедленно доложил о подводной лодке командиру катера главному старшине В.Павлову, который сразу же объявил боевую тревогу. Позже Николай Бондарь вспоминал: «Когда мы подошли к месту обнаружения, все, кто находился на верхней палубе, увидели на небольшом углублении грязно-серую рубку подводной лодки, а затем и весь ее сигарообразный корпус. Она, то ложилась на грунт, то снова шла вперед. Такого мне наблюдать еще не приходилось. Катер в буквальном смысле слова завис над ней». Дымзавесчик не имел средств для атаки подводного противника. Командир катера главный старшина Павлов В.С. решил на полном ходу маневрировать, описывая циркуляцию над местом обнаружения ПЛ, и одновременно вызывать ракетами и сиреной находившийся у входа в пролив «МО-103». Вместе с тем он передал семафором на "КМ-908", чтобы тот немедленно шел к дозорному катеру и сообщил о появлении подводной лодки. Через несколько минут "МО-103" прибыл к месту обнаружения подводной лодки. Старший сигнальщик катера гвардии старший краснофлотец Вяткин Василий Александрович, наблюдая за поверхностью воды, обратил внимание командира на "дорожку", которая обычно образуется на воде за идущим кораблем. Гвардии старший лейтенант Коленко А.П. повел катер по середине "дорожки", приказав гидроакустику усилить наблюдение. Через 7 минут старший гидроакустик гвардии краснофлотец Пармет Михаил Семенович доложил, что прямо по носу появился шум винтов подводной лодки. Он установил с ней надежный гидроакустический контакт. Прозвучала команда: «Атака подводной лодки глубинными бомбами! Большую серию глубинных бомб приготовить! Глубина взрыва 15 метров!» Катер лег на боевой курс. По команде: «Бомбы товсь! Первая пошла!» за борт полетели глубинные бомбы. В первой серии минеры гвардии старшина 1 статьи А.Куприянов А.В. и гвардии краснофлотец Горский Л.И. сбросили две большие и три малые глубинные бомбы. После их взрыва на поверхности воды появился большой воздушный пузырь и образовались масляные пятна. Командир катера «МО-103» Александр Коленко о потоплении подводной лодки U-250 писал: «На поверхности вода сильно бурлила от выходившего из подводной лодки воздуха. Казалось, там продували балластные цистерны и готовились всплыть. У меня артиллерийское вооружение по сравнению с «U-250» было более слабым. Но я думал только про то, что или она меня, или я ее уничтожу. Перед глазами стояли ребята с погибшего «МО-105». Для страховки решил сбросить еще одну глубинную бомбу с установкой взрывателя на глубину 15 метров. Сделав две циркуляции вокруг расползавшегося масляного пятна, я дал команду. Бомба пошла вниз. Но, видимо, попав в корпус лодки на небольшой глубине, она соскользнула и взорвалась у борта. Потом я видел эту пробоину в районе дизелей. Они от взрыва были брошены друг на друга. По правому борту также имелась пробоина размером около тридцати квадратных метров». Над морем поднялся столб воды и черного дыма, а на месте взрыва началось бурное выделение воздуха. На поверхность всплыли деревянные предметы, обмундирование. Выливающееся из поврежденных цистерн топливо разлилось огромным масляным пятном. Затем, к большому удивлению катерников, один за другим на поверхность всплыли шесть немецких подводников во главе с командиром капитан-лейтенантом Вернером Карлом Шмидтом. «МО-103» подобрал гитлеровцев. Финские батареи открыли по катеру артиллерийский огонь. Снаряды рвались в 100-150 метрах. Однако "МО-103" оставался в этом районе до тех пор, пока тщательно не обследовал его и не поставил веху на месте потопления подводной лодки. В вахтенном журнале «МО-103» появилась запись: «19.40. Потоплена подводная лодка противника. Взяты в плен шесть человек экипажа. Широта 60 градусов 27,9 минуты N, долгота 28 градусов 24,9 минуты Ost. Поставлена веха». Эта была большая победа советских моряков. Не так много было уничтожено ими германских подводных лодок, а тут еще и взяты в плен шесть человек, но самое важное — на борту потопленной подводной лодки находились секретные торпеды Т-5 с акустической системой наведения. Немцы предприняли попытку добить свою подводную лодку, чтобы русские не смогли ее поднять и разгадать секрет акустических торпед. Для этого они выделили отряд катеров. На катера загрузили три мощные мины со специальными взрывателями и около тридцати глубинных бомб. Однако эти попытки были пресечены кораблями Балтийского флота. В ходе допроса пленных выяснилось, что на погибшей подводной лодке можно найти много интересного. Практически сразу было принято решение о подъеме «U-250», после чего группа специалистов аварийно-спасательной службы флота приступила к делу. Подводная лодка лежала на скалистой отмели на глубине 33 метра. Судоподъемные работы производились ночью, так как противник всячески препятствовал работе водолазов, обстреливая место гибели субмарины с юго-западного берега Выборгского залива. 14 сентября 1944 года «U-250» была поднята и отбуксирована в Кронштадт, где поставлена в док. Ожидание богатых трофеев оправдалось. В ходе осмотра отсеков подводной лодки, на ней, кроме различных судовых документов, шифров, кодов, была обнаружена шифровальная машинка «Энигма-М», но самое главное – в руки советских разведчиков попали новейшие самонаводящиеся акустические торпеды Т-5 «Цаункениг» («Королевский забор») с инструкциями по эксплуатации. После того как торпеды были извлечены из подводной лодки и подняты на стенку дока, началось их доскональное изучение. Новые немецкие торпеды представляли интерес не только для советского командования. 30 ноября 1944 года Премьер-министр Великобритании У.Черчилль обратился с посланием к И.В.Сталину: «…Адмиралтейство просило меня обратиться к Вам за помощью по небольшому, но важному делу. Советский Военно-Морской флот информировал Адмиралтейство о том, что в захваченной… подводной лодке были обнаружены две германские акустические торпеды Т-5… Изучение образца торпеды Т-5 было бы крайне ценным... Адмирал Арчер просил советские военно-морские власти, чтобы одна из двух торпед была немедленно предоставлена для изучения и практического испытания в Соединенном Королевстве…». Торпеду англичанам не передали, но предоставили им необходимые документы и возможность изучить ее на месте. Все моряки катеров КМ-908», «КМ-910», «МО-103», участвовавшие в потоплении подводной лодки «U-250», были награждены орденами. Командирам всех трех катеров были вручены ордена Красного Знамени. Грудь старшего гидроакустика сторожевого катера «МО-103» гвардии краснофлотца Пармет Михаила Семеновича, наряду с медалью «За оборону Ленинграда» украсил орден Красной Звезды. Из наградного листа, подписанного командиром 1 гвардейского дивизиона сторожевых катеров ОВР Кронштадского морского оборонительного района КБФ гвардии капитаном 3 ранга Карповичем В.Б. 1 августа 1944 года: «Выполняя специальное задание командования по поиску и уничтожению подлодки противника, товарищ Пармет по целым суткам нес гидроакустическую вахту, выслушивая водный плес. Он не пропустил ни одного шума за время поиска ПЛ. высокая боевая выучка, безукоризненное знание материальной части позволило при уничтожении ПЛ противника наводить катер гидроакустическими средствами на лодку и держать с нею контакт вплоть до уничтожения». До окончания Великой Отечественной войны Пармет М.С. продолжал воевать на Краснознаменном Балтийском флоте. За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество старшина 1 статьи Пармет Михаил Семенович награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», учрежденной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 мая 1945 года. В 1946 году Пармет М.С. вступил в ряды КПСС (партийный билет № 00551301). Из рядов Военно-Морского Флота старшина 1 статьи Пармет М.С. был уволен в запас в августе 1946 года. После увольнения в запас Михаил Семенович Пармет не порвал связи ни с Военно-Морским Флотом, ни со своей флотской специальностью гидроакустика. В сентябре 1946 года он поступил на работу регулировщиком на завод «Водтрансприбор» в городе Ленинграде, который первым в стране выпускал гидроакустическую аппаратуру. В июле 1949 года он был переведен на работу во вновь образованный Научно-исследовательский институт гидролокации и гидроакустики (НИИ «Морфизприбор») - головное учреждение в СССР по разработке, испытаниям и внедрении гидроакустического вооружения для ВМФ. В ознаменование 250-летия города Ленинграда Михаил Семенович Пармет награжден медалью «В память 250-летия Ленинграда», учрежденной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1957 года. Он имел опыт работы в комплексной лаборатории, в отделе технического контроля, участвовал в испытаниях и сдаче гидроакустических станций и комплексов «Пегас», «Вычегда» и «Орион». К 1976 году М.С. Пармет работал был начальником стендового зала по испытаниям гидроакустического комплекса «Скат». С 1976 по 1979 годы Михаил Семенович работал помощником ответственного сдатчика опытного образца гидроакустического комплекса «Cкат» («МГК-500») головной подводной лодки проекта 671 РТМ «К-524» «Западная Лица»– одной из первых среди советских атомных многоцелевых подводных лодок третьего поколения. Занимаясь доставкой антенн, он курсировал между институтом и заводом-строителем ПЛ — Ленинградским Адмиралтейским объединением (ЛАО), где большую часть времени проводил во вспомогательном цехе, куда поступали антенны, и он как представитель поставщика участвовал во входном контроле. Как никто другой, с его опытом работы в ОТК института, он был на месте. Позже он участвовал в монтаже, наладке и испытаниях комплекса в Северодвинске и Западной Лице. В 1979 году Пармет М.С. перешел в группу Главного конструктора комплекса «Скат-БДРМ» («МГК-520»). Коллеги по работе отмечали исключительное трудолюбие Михаила Семеновича, исключительно ответственное отношение к порученному делу, умение прекрасно разбираться в людях и контактировать с ними. За добросовестный труд он неоднократно поощрялся директором института, вышестоящим руководством, удостоен почетных знаков «Ударник коммунистического труда» и «Ветеран ЛНПО». В 1980 году за многолетнюю безупречную работу Михаил Семенович Пармет награжден медалью «Ветеран труда». В мае 1985 года в честь 40-летия Победы Михаил Семенович Пармет награжден орденом Отечественной войны II степени. Кроме перечисленных наград Мхаил Семенович Пармет удостоен многих юбилейных медалей в честь Победы советского народа в Великой Отечественной войне и Вооруженных Сил СССР. Родители фронтовика – отец Пармет Семен Давидович, мать Пармет Евгения Львовна во время Великой Отечественной войны проживали в селе Данилова Балка Грушковского района Одесской области и были расстреляны немецкими оккупантами в 1942 году. Жена фронтовика Пармет Анна Павловна (1919 года рождения, дочь Губкова (Пармет) Татьяна Михайловна (1946 года рождения), сын Пармет Евгений Михайлович (1951 года) также работали в ЦНИИ «Морфизприбор». Михаил Семенович Пармет умер и похоронен в городе Ленинграде (ныне Санкт-Петербург).
Выжил / пропал без вести / погиб:выжил
Близкий:нет
Дата и время создания карточки:2013-08-05 08:11:33
Дата и время последнего изменения:2014-06-03 21:47:32
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.